Фактор «груза 200»: удержит ли Кремль от нападения на Украину боязнь потерь

Возобновление войны с Украиной чревато большими потерями для России и будет противоречить стратегии военных действий с наименьшим риском, которую предпочитает Москва. Но это не значит, что Кремль будет воздерживаться от любых действий, уверен ветеран американской дипломатии.

«Последняя попытка Кремля напугать Украину или, возможно, захватить еще какую-то часть территории этой страны вызвала протесты на Западе. Министр обороны России 22 апреля объявил о том, что численность войск, переброшенных ближе к границам Украины и в Крым, будет сокращена. Однако большая часть перемещенной военной техники отведена не будет, и таким образом опасность не снижается», — констатирует Уильям Кортни, старший научный сотрудник американского аналитического центра RAND, ветеран американской дипломатии, бывший посол США в Казахстане (1992-1994) и Грузии (1995-1997), в аналитической записке, опубликованной на американском портале политических новостей и комментариев RealClearPolitics.

Кремль скрывает потери

Эксперт RAND напоминает, что в 1980-х годах в результате боевых действий в Афганистане погибло не менее 15 тысяч советских солдат, что оказало деморализующее воздействие на советское общество. Руководители СССР пытались скрыть информацию о погибших военных — и это предательство привело к созданию Комитета солдатских матерей. Много лет спустя, пишет Уильям Кортни, президент Грузии Эдуард Шеварднадзе сообщил ему, что катастрофическое решение о вторжении в Афганистан принимали всего четыре члена Политбюро.

«Москва и сегодня пытается скрыть гибель российских военных в результате боевых действий. Задействуются и нерегулярные вооруженные формирования — везде, где это возможно»,

— отмечает автор.

Кортни напоминает события последних семи лет на Украине. В его изложении это выглядит так. В феврале 2014 года пророссийский президент Украины Виктор Янукович покинул свой пост из-за прозападного восстания. Вскоре после этого Россия использовала элемент внезапности и политическую нестабильность в Киеве для бескровного захвата власти в Крыму, и вскоре полуостров был аннексирован.

В апреле того же года Москва отправила бойцов нерегулярных войск в восточные области Украины и развязала политическую войну против временного правительства в Киеве. Кремль, возможно, ожидал народного восстания на востоке Украины, но этого не произошло. Использование нерегулярных войск позволило Кремлю заявлять, что Россия не является воюющей стороной в этом конфликте. В июле 2014 года украинские войска начали наступление, и Москва ввела регулярные войска, чтобы спасти своих бойцов и запугать украинские власти, пишет Кортни.

В недавних конфликтах Москва предпочитает не рисковать

Кремль стремился свести к минимуму и скрыть военные потери не только на Украине, но и в других регионах. У России есть военная база в Таджикистане, но защищать опасную границу с Афганистаном там помогают военнослужащие Китая.

В 2008 году, во время вторжения в Грузию, российские войска в основном прикрывали территорию, контролируемую их миротворцами в Абхазии и Южной Осетии. Там, где происходили реальные боевые действия, выявлялись «серьезные недостатки» в действиях российских войск.

В 2010 году во время этнических волнений на юге Киргизии Россия не стала посылать туда войска, чтобы помочь восстановить порядок в рамках Организации Договора о коллективной безопасности.

В 2015 году Россия вмешалась в гражданскую войну в Сирии — но там участвовали в основном ВВС. Противовоздушная оборона повстанцев была слабой, и действия России имели успех.

В прошлом году, во время конфликта в Нагорном Карабахе, несмотря на тесные военные связи и наличие военной базы в Армении, Москва предупредила, что обязательства России перед Ереваном по обеспечению безопасности «не распространяются на Карабах». После окончания конфликта Россия послала в регион миротворцев, но вряд ли они столкнутся там с серьезными угрозами.

Неизвестно, влияют ли болезненные воспоминания о войне в Афганистане на сегодняшнее отношение Москвы к боевым потерям, но эти примеры позволяют предполагать, что это вполне возможно,

отмечает Кортни.

По данным опроса, проведенного Левада-Центром в России в 2019 году, 55% респондентов сочли, что их стране следует прекратить военную кампанию в Сирии. Вместе с тем, в мае 2019 года, согласно другому опросу, 29% высказались за то, чтобы Юго-Восток Украины стал независимым государством, а 27% — за то, чтобы этот регион стал частью Российской Федерации.

«Несмотря на такие настроения в обществе, желание избежать военных потерь может ослабить интерес Кремля к дальнейшему продвижению на востоке и юге Украины.

Кремль, безусловно, осознает, что украинские вооруженные силы сегодня находятся в лучшем состоянии, чем в 2014 году. Многие из них прошли испытания в боях. Армия Украины — третья по величине в Европе. Страны НАТО помогли с обучением и снаряжением.

США предоставили помощь на сумму около 2 миллиардов долларов, включая современные противотанковые ракетные комплексы «Джавелин». Украинские военные пользуются поддержкой гражданского общества.

Тем не менее, в отношении Украины Кремль может совершить ошибку, подобную той, что допустили советские руководители с Афганистаном. Однако, в отличие от тех времен, новое российское наступление вглубь Украины может привести к скорым и тяжелым потерям. Это быстро и наглядно продемонстрирует Кремлю политические издержки любого вторжения», — заключает научный сотрудник RAND.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить