Европа оказалась в «двойном капкане» и с расщеплением личности

Европейским лидерам нужно начинать привыкать к новым геополитическим реалиям. А они таковы: не общие правила, а грубая сила теперь определяют глобальную политику — которая теперь сфокусирована на Азии, а не на Европе, считает британский политолог.

«Covid-19 превратил великие державы мира в посмешище.

Президент США Дональд Трамп пообещал “снова сделать Америку великой”, но действия его администрации во время пандемии были какими угодно, но не великолепными. Президент Китая Си Цзиньпин часто говорил о “китайской мечте”, однако его реакция на кризис основывалась на авторитарных алгоритмах. А европейцы, так часто рассуждающие о “многосторонности”, встретили пандемию закрытыми национальными границами и решениями, вместо того чтобы возглавить глобальный ответ коронавирусу», — констатирует Марк Леонард, соучредитель и директор аналитического центра The European Council on Foreign Relations (ECFR, Европейский совет по международным отношениям), часто цитируемый комментатор по вопросам геополитики и геоэкономики.

В аналитической записке, опубликованной на портале ECFR, Леонард анализирует ситуацию, в которой оказалась Европа в связи с пандемией, и предлагает некоторые прогнозы дальнейшего развития «европейского проекта».

Философия с географией

Сovid-19 заставляет Европу подвергнуть ее позиции радикальной ревизии, пишет Леонард. Родившаяся после окончания Холодной войны мечта о международном порядке, основанном на ясных правилах, с Европой в центре, развеялась. Евросоюз переживает потрясения — и географические, и идейные. С философской точки зрения европейцы поставлены перед фактом: не правила, а грубая сила является главным фактором, определяющим сегодняшнюю глобальную динамику. В последние три года европейцы наблюдали, как два их крупнейших торговых партнера превращаются из поборников глобализации в ведущих сторонников «разъединения», замечает Леонард.

Поскольку ни Америка, ни Китай не хотят реальной войны, обе страны, по мнению политолога, «превращают в оружие» региональные и глобальные институты.

США политизировали то, что когда-то считалось созданным во всеобщее благо:

финансовую систему, межбанковские переводы, Всемирную торговую организацию, Международный валютный фонд и Интернет. Китай, в свою очередь, все чаще использует государственную помощь и стратегические инвестиции для манипулирования рынками и «подрезания» Запада в ключевых сферах.

Географический шок заключается в том, что глобальная политика теперь сфокусирована на Азии, а не на Европе, подчеркивает политолог. Во время Холодной войны и сразу после нее региональный порядок в Европе и глобальный порядок, возглавляемый Западом, казалось, усиливали друг друга. Существовало подлинное чувство трансатлантического сообщества и общих ценностей. Европа играла роль передовой в американско-советском соперничестве. Европа была важна — она имела значение — и президенты США очень внимательно относились к заботам Европы.

«Но китайско-американское соперничество отвлекло внимание от европейских проблем, а

на Ближнем Востоке, в Восточной Европе и на Балканах самоустранение Америки создало вакуум, который спешат заполнить Турция и Россия.

В 1990-х годах европейцы предполагали, что эти страны могут быть включены в европейский механизм региональной безопасности, но при этом НАТО и ЕС будут его основными стержнями. Но, особенно в последнее десятилетие, мечта об однополярности Европы уступила место реалиям многополярности», — пишет автор.

Двойной шок

Двойное потрясение — резкий сдвиг от правил к силе и перемещение внимания с Европы на Азию — пошатнули европейское представление о порядке, отмечает Леонард. Европейские планы региональных и глобальных соглашений больше не усиливают друг друга. Вместо включения европейского правового порядка в более широкую структуру безопасности Запада, эти две области теперь все больше конфликтуют друг с другом. (Автор употребляет английский психологический термин double bind, который означает одновременное получение индивидом двух посланий взаимоисключающего содержания, но отправленных одним и тем же источником. Один из часто приводимых примеров — устный приказ «подойти немедленно», сопровождающийся останавливающим угрожающим жестом. Устоявшегося перевода double bind на русский пока нет, из множества одинаково неудачных, на взгляд Rus.Lsm.lv, вариантов более распространены «двойное послание» и «двойной капкан».)

«Таким образом,

европейцы оказываются в “двойном капкане”.

С одной стороны, они по-прежнему зависят от США в плане сохранения глобальной безопасности. Для поддержания этого механизма, похоже, требуется, чтобы европейцы взяли на себя больше ответственности за собственную региональную оборону, а также тесно сотрудничали с Америкой в ​​ее конфронтации с Китаем. В краткосрочной перспективе Китай вполне может стать “клеем” для трансатлантического партнерства, с учетом того, что американцы и европейцы во многом разделяют озабоченность по поводу экономической модели этой страны, в которой преобладает госуправление, и нарушений прав человека в КНР.

Но, с другой стороны, глобальная конкуренция между Китаем и США оказывает давление на региональный порядок Европы. США все чаще отсутствуют на геополитических аренах, которые представляют для Европы наибольшую угрозу. При Трампе Америка больше не удосуживается консультироваться с европейскими правительствами по вопросам своей внешней политики, даже в отношении таких стран, как Ирак, куда Европа отправила войска. Хуже того, США стали рассматривать многие институты и правила, которые были разработаны для европоцентричного мира, как препятствия в их конфронтации с Китаем», — пишет автор.

В подтверждение последнего утверждения Леонард приводит тот факт, что администрация Трампа, по сути, отправила в топку давние многосторонние соглашения по контролю над вооружениями — на том основании, что они накладывают ограничения на США, а Китаю позволяют делать все, что заблагорассудится. В ближайшие месяцы

европейские лидеры могут оказаться перед необходимостью выбирать между сохранением таких соглашений по вооружениям и сохранением отношений с США

по вопросам безопасности (контроль над вооружениями), экономики (правила торговли), технологий (5G, полупроводники и т. д.) и климата.

Четырехугольник хаоса

Президентские выборы в США 3 ноября могут изменить правила игры в трансатлантических отношениях. Победа Трампа оставит Европу еще более предоставленной самой себе. Но даже если Трамп проиграет Джо Байдену, и трансатлантический «контракт» будет возобновлен,

приход новой администрации не изменит долгосрочного сдвига в приоритетах США

и не ослабит приверженности американской общественности национальному суверенитету, прогнозирует политолог.

«В прошлом году президент Франции Эммануэль Макрон заявил о “мозговой смерти” НАТО и выразил опасения, которые в частном порядке разделяют многие европейские лидеры:

однополярный, европоцентричный, основанный на правилах порядок заменяется четырехугольником хаоса, состоящим из Китая, России, Турции и трампистской Америки.

Готовясь к такой перспективе, европейским лидерам придется отказаться от представления о геополитике как о сфере постоянных союзов и сложившихся институтов. Чтобы защитить ценности и интересы ЕС, им придется взять на себя большую дипломатическую ответственность за региональную безопасность, сочетая в отношениях с Россией и Турцией сдерживание с диалогом.

При разработке новой стратегии ЕС придется включить в нее мощный военный компонент,

даже если внешнеполитическая мощь альянса будет по-прежнему в значительной степени зависеть от использования торговли, технологий и регулирования в качестве оружия. Например, вместо того, чтобы требовать от Германии увеличить расходы на оборону до 2% от ВВП, ЕС должен просить немцев использовать оставшиеся 98% экономики в качестве средства защиты европейских интересов в торговле и других проблемных сферах», — советует директор ECFR.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно