Личное дело

Личное дело

Личное дело

Личное дело

В предприниматели!

Если сделать три главных порта предприятиями, они смогут вместе решать проблемы — министр

Зимой государство переняло два самых крупных латвийских порта: Вентспилсский и Рижский. Теперь хотят забрать Лиепайский порт. В городе к этой идее относятся с опаской. Во-первых, порт лишь часть специальной экономической зоны. Во-вторых, все предприятия, а СЭЗ хотят превратить именно в предприятие, хотят зарабатывать. Это может привести к повышению пошлин. Надо ли менять модель управления портом, выясняла передача «Личное дело» Русского вещания LTV7.

Конец декабря 2019-го. Как гром среди ясного неба: Айвар Лембергс в черном списке США. Вместе с ним под санкции попадает Вентспилсский порт. Заблокированы все счета — корабли заходят, но платежи не происходят. Еще чуть-чуть и транзит встанет. Правительство экстренно перенимает Вентспилсский порт и на всякий случай Рижский, а то вдруг и там американцы найдут след Лембергса. Пока из правления убрали представителей самоуправления, оставили только ставленников министерств. Но к началу 2022-го Вентспилсский и Рижский порты должны стать предприятиями.

«Руководство портами будет на профессиональной основе. Мы заложим такие основы, которые приняты во всем мире — коммерциализация и более эффективная работа портового хозяйства», — объясняет министр сообщения Талис Линкайтс (Новая консервативная партия).

Карлис Лейшкалнс до недавнего времени был исполнительным директором Латвийской ассоциации портов. Но поскольку в правлении состоял Лембергс, ассоциации больше нет. Лейшкалнс считает, реформа портов ничего хорошего не несет. «Всегда кому-то казалось, что управлять портами, получать деньги от судов — очень лакомый кусочек. Не думая, что все эти деньги, еще и занимая, надо вкладывать обратно в море, обратно в реку, обратно в пристань».

Зимой Лиепайский порт обещают не трогать. Мол, там совсем другая история. Морская гавань лишь часть специальной экономической зоны. Еще есть гавань воздушная — аэропорт, производственные территории. Специальная зона занимает 65% города. И все вместе работает как единый неделимый механизм.

Но проходит меньше полугода и Лиепайский порт все-таки трогают. В конце мая происходит утечка: на сайте Министерства сообщения на несколько часов появляется готовящийся законопроект. В нем предлагается ликвидировать управление, создать предприятие и передать всё имущество и финансы ЛСЭЗ. Министерство обещает найти того, кто выложил документы в сеть. «Да, была проведена проверка. Конкретный человек извинился за неосторожность, так сказать. И на этом закрыли вопрос», — сказал Линкайтс.

Задолго до американских санкций одним из предвыборных обещаний Новой консервативной партии было отдать большие порты в полное подчинение государству. Потом этот пункт перекочевывает в декларацию нынешнего правительства. Действительно ли модель управления ЛСЭЗ устарела и ее надо срочно менять?

История Лиепайской специальной экономической зоны начинается в 90-е. Российская армия уходит, в городе нищета и разруха, работы и грузов нет. В это время уже успешно работают Вентспилсский и Рижский порты. Лиепая им не конкурент. Тогда и решают: нужна специальная зона.

«Создать отдельный закон, который укажет, что тут есть определенная территория. Инвестор, если приходит, он, вкладывая, получает какую-то льготу. В этом случае две основные: льгота на налог на недвижимость и льгота на налог на прибыль», — объясняет управляющий Лиепайской специальной экономической зоны Янис Лиепиньш.

Еще один инструмент: европейские фонды. Завод Icotton производит ватные диски, влажные салфетки и ватные палочки. Купив завод в Польше, производство влажных салфеток и палочек перенесли туда. В Лиепае остались ватные диски. Сейчас эта компания в своей сфере один из лидеров в Европе. Продукцию из хлопка умудряются поставлять даже в Китай. Вспоминают, как в 2011-м только искали место для завода. Рассматривали и Ригу, но разница оказалась существенной.

«Если строить завод с нуля, с покупкой недвижимости, то [разница] в три раза [больше]. Мы рассматривали и такие варианты, но под Ригой нет таких привилегий, какие нам дает СЭЗ», — говорит председатель правления предприятия Сергей Бинковский. Компания планирует расширяться. Рядом построили здание, где будут производить средства гигиены для женщин. В будущем хотят построить склад. В этом и есть большое преимущество специальной зоны: есть, где разойтись.  

Лиепайский металлургический завод был построен сто с лишним лет назад, в конце 19 века. Он пережил две войны, его разрушали, но потом вновь восстанавливали. А вот чего он не смог пережить, так это кризис 2009-го. Через несколько лет предприятие было признано неплатежеспособным. Потом его купили украинские предприниматели, но бизнеса у них тоже не получилось».

И вот совсем недавно СЭЗ приобрела часть территории завода. Уже заключили договор с двумя компания. Одно предприятие здесь хранит лес, ближе к отопительному сезону, его переработают в щепу и через порт отправят в скандинавские страны. Вторая компания взяла в аренду два больших склада для зерна.

В 1991-м грузооборот порта равнялся нулю. В 97-м, когда только создали специальную экономическую зону, переваливали два миллиона тонн за год. В 2019-м грузооборот — семь с лишним миллионов тонн. И это самый большой прирост за эти годы в странах Балтии. Залог успеха: не ставить на один конкретный груз, распределять риски. И работать с местными производителями.

«У нас все-таки значимая часть грузов местного происхождения. Это и строительные материалы, это и латвийское экспортное зерно, это и латвийский лес и пиломатериалы, и круглый лес, и щепа, которая уходит в Скандинавию», — рассказывает Лиепиньш.

Лиепайская модель управления: три представителя от министерств, три от самоуправления, три предпринимателя. Там подчеркивают: они не ведут предпринимательскую деятельность, но управляют территорий и развивают ее. Первая попытка перенять Лиепайскую СЭЗ окончилась неудачно. Мнения в коалиции разделились: три партии против, две — за. Однако Министерство сообщения не собирается сдаваться.

«Если удастся хотя бы три главных порта сделать предприятиями, то они смогут совместно решать проблемы по обустройству портов. Есть много издержек, которые мы можем сократить, если делать вместе», — отмечает Линкайтс.

«Рушат то, что работало хорошо. То, что вышло из кризиса 2008 года, не теряя ничего. Тем более зарабатывая для государства и для себя», — говорит Лейшкалнс.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно