Эксклюзив: Вторая Холодная война уже идет, уверен бывший британский посол в Латвии

Вторая Холодная война уже идет, считает бывший посол Великобритании в Латвии и директор по внешней политике Центра европейских реформ в Лондоне Иэн Бонд. Еще до нынешнего кризиса в отношениях с Россией лидеры Запада допустили ошибку: они не поняли, что Путин, назвав распад СССР «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века», действительно имел это в виду. Теперь удар от украинского конфликта почувствует и Латвия — но его можно смягчить. В частности, Иан Бонд упоминает предоставление взрослым негражданам права голоса на местных выборах, а их детям — «автоматического» гражданства.  

ПЕРСОНА

Иэн Бонд

Директор внешнеполитического направления лондонского исследовательского Центра за европейскую реформу (Сentre for European Reform).

Выпускник Оксфордского университета, карьерный дипломат, за 28 лет службы в Ее Величества Форин офисе занимавший различные посты в британских представительствах в НАТО, ОБСЕ, США, России и Латвии (в 2005-2007 года в должности посла). Владеет английским, французским, русским и латышским. Автор ряда статей по интересующей его проблематике (Россия и постсоветское пространство, внешняя политика ЕС и США, отношения Европы и Азии). В частности, стал одним из авторов «открытого письма пяти бывших послов» (опубликованного Rus.lsm.lv в изложении). В нем содержится предупреждение о том, что разногласия по украинскому кризису и по России могут расколоть западный мир.

 

Уже после разговора с Rus.lsm.lv Йан Бонд заявил британской The Telegraph:

  • «Самый кошмарный сценарий — если «маленькие зеленые человечки» появятся в одной из стран Балтии, которая активирует 5-ю статью [Северо-Алантического договора о коллективной обороне]... Если НАТО откажется выполнить обязательства в рамках 5-й статьи, оно перестанет существовать».

— Какие ошибки, допущенные Западом осенью 2013-го — по отношению России и не только — в итоге привели к нынешней ситуации?

— Главная ошибка Запада была в том, что он был не подготовлен. Хотя я не думаю, что Запад можно во многом обвинить: например, на тех же саммитах ЕС и России западные лидеры постоянно пытались поставить вопрос отношений Евросоюза и Восточной Европы на повестку, а российская сторона говорила, что он ее не интересует.

Можно, конечно, сказать, что Евросоюзу следовало бы понять всю опасность ситуации ещё летом 2013-го, когда Россия ввела ограничения на импорт некоторых товаров из Украины.

Они совпали [по времени] с моментом, когда Украина начала делать прогресс в заключении Соглашения ассоциации с ЕС.

Это был провал — не заметить такую вещь.

Были и другие долгосрочные факторы.

Когда президент Путин в 2005-м сказал, что распад Советского Союза стал самой крупной геополитической катастрофой ХХ века, он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО имел это в виду.

И большим заблуждением со стороны западных лидеров было считать, что заявление адресовано исключительно местному населению, которое ностальгирует по тем временам.

— Как должны были бы действовать западные лидеры, оцени они масштаб опасности в 2013-м правильно?

— Им следовало начать серьезную дискуссию с Россией о том, что означает заключение соглашения об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли с Украиной. Оно не препятствует торговле Украины и России, хотя российские политики неоднократно утверждали обратное, но зато делает невозможным вхождение Украины в Таможенный Союз. Если бы мы с вами говорили год назад, я бы не смог предсказать, что президент Янукович будет вынужден уйти.

Я бы не смог предвидеть того, что Россия двинется на Крым и аннексирует его. Это казалось нарушением самых главных табу.

Если мы посмотрим на другие «замороженные» конфликты, на Абхазию и Южную Осетию —  эти территории, особенно последнюю, у России были все причины аннексировать. Однако Москва боялась международной реакции более значительной, чем официальное непризнание. Я не могу обвинять ни одного западного лидера в том, что он не ожидал такого шага: со Второй Мировой Войны прошло более 60 лет и даже во времена Холодной войны границы государств оставались неприкосновенными. У СССР было огромное влияние или даже контроль над тем, что происходило в Польше, Чехословакии или Венгрии, но Кремль никогда не говорил: «А вы знаете, Польша была когда-то частью России... Заберем-ка ее в Советский Союз».

— Как Кремлю удалось настолько быстро и эффективно дестабилизировать ситуацию в Восточной Украине?

— Эта территория уже была коррумпированной и плохо управлялась.

России было бы гораздо сложнее, справляйся украинцы лучше с собственной страной, и  я имею в виду не только восток.

Неспроста Украина оказалась ниже всех европейских государств в рейтинге Transparency International, индикаторе мировой коррупции. Не просто так Украина, которая вышла из Холодной войны примерно с таким же экономическими показателями, как Польша, устремилась в противоположном направлении. Управление страной было настолько плохим, что в некоторых частях оно едва ли существовало вообще. Когда все начало разваливаться, не существовало даже силовых структур, чтобы бороться. Во время демонстраций полиции практически не было видно, правительственные здания было некому защищать.

— Говоря о других территориях, которые потенциально подвержены дестабилизации со стороны Кремля, многие на Западе упоминают Балтию...

— Вне зависимости от паспорта или национальности жители ЕС могут передвигаться свободно внутри Европы: это очень сильно отличается от ситуации, когда они застревают в Восточной Украине или Крыму. К тому же,  у вас есть партии, которые представляют интересы русскоговорящих.

Все же мне кажется, что в Эстонии этот вопрос решен лучше: негражданам разрешили голосовать на муниципальных выборах. Таким образом, у людей появилось ощущение того, что они могут как-то влиять на происходящее.

До крымского конфликта ситуация в Латвии постепенно становилась лучше. Нил Ушаков сначала был избран мэром силами  коалиции (партий в Рижской думе — Rus.lsm.lv) , а переизбран уже сам по себе. Это все говорило о том, что люди начали относиться к «Центру согласия» как к обычной партии.

Однако в контексте этого кризиса она выглядела в глазах людей слишком близкой к России. Отдельные ее члены даже поддерживали аннексию Крыма, и это стало ошибкой. Это также затруднило ее вхождение в правительственную коалицию. Очень жаль: с приходом «Согласия» открывалось больше возможностей для тех, кто считал, что Латвии требуется партия с социал-демократическими взглядами. Я боюсь, что сейчас этот прогресс утерян.

— Какое влияние оказал российско-украинский конфликт на общество в странах Балтии?

— Важно обратить внимание на российские СМИ, которые очень популярны в Латвии, в частности Первый Балтийский канал.

У ПБК большое преимущество над местными каналами на любом языке.

У последних гораздо меньше и аудитория, и доходы от рекламы, у них нет возможности производить контент высокого качества, так что правила игры очень неравны.

Йан Бонд: идет пропагандистская война (аудио на русском)
00:00 / 00:00
Скачать

Действительно идет пропагандистская война, и, к сожалению, местных, так сказать, средств обороны маловато. У людей всех этнических или лингвистических групп должна быть достоверная информация по ситуации в стране. Да, идея общего балтийского канала на русском уже давно существует, однако никто не знает наверняка, сработает ли она.  

Я никогда не верил в миф о том, что русских в Латвии притесняют и применяют к ним массовые репрессии, однако мне кажется, что

детям неграждан гражданство Латвии должно предоставляться автоматически.

Это небольшой шаг, однако таким образом через несколько поколений сам институт негражданства просто перестал бы существовать.

— Понимают ли западные лидеры, насколько опасно для Латвии сейчас такое соседство?

— За последние 6 месяцев в Латвию было нанесено гораздо больше визитов, включая и визиты британских министров, чем за очень долгое время.

Латвии следовало бы увеличить расходы на оборону до 2% от ВВП: конечно, это не ответ на реальную угрозу, но это сигнал союзникам, что вы серьезно относитесь к безопасности, а это укрепляет желание вам помогать.

Главное — это вопрос энергетической независимости. Латвии повезло — у вас есть Инчукалнс: России очень сложно вырубить газ, ведь газ поставляется назад в Санкт-Петербург и Псковскую область. Эстония добывает сланцевую нефть, что может очень не нравиться Европе, но дает стране энергетическую независимость от России. У Литвы теперь есть собственный газовый терминал. По результатам недавних стресс-тестов, большинство стран в Европе могут выжить без российского газа минимум 6 месяцев: это будет непросто, но вполне возможно.

— Вы действительно верите, что НАТО вмешается, если Россия предпримет вооруженную атаку на Латвию?

— Цель НАТО — замечать конфликты заранее и предупреждать их. Так что,

если атака произошла, значит, мы уже потерпели неудачу. Поэтому сейчас нужно думать о том, как не допустить ее.

У НАТО уже имеется план по защите стран Балтии и Польши, хотя долгое время его не было. В регионе также регулярно проводятся учения и какое-то, пусть и небольшое, число солдат НАТО всегда находится на территории трех государств Балтии. Всё это говорит тому, у кого могут появится дурные намерения:

эти страны под такой же защитой, как и остальные члены альянса.

Мы опасаемся, что Путин уверен — он может применять то, что в терминологии ядерной стратегии называют эскалационным доминированием (escalation dominance), что он всегда сможет угрожать чем-то большим, чем мы.

Во время Холодной войны мир помогло сохранить то, что обе стороны прекрасно знали, на что способен противник.

У обеих сторон имелось ядерное оружие и они об этом были хорошо осведомлены. В конфронтациях такого типа очень важно знать, на что именно готов пойти противник –

войны начинаются, когда люди не понимают до конца, какой может быть реакция («той» стороны — Rus.lsm.lv).

— Вероятно ли начало новой Холодной войны, если понимания не появляется?

Иан Бонд: как начинаются войны (аудио на английском)
00:00 / 00:08
Скачать

— Если этого не происходит, вероятно начало «горячей» войны. Новая Холодная война уже идет. Недавнее выступление Путина в Федеральном собрании показало — язык идеологической конфронтации налицо, и он вовсе не стремится вернуть отношения на уровень трех-четырехлетней давности.

Сейчас вопрос лишь в том, сможем ли мы предотвратить дальнейшее ухудшение ситуации.

— Сможет ли Украина получить Крым назад?

— В краткосрочной перспективе – нет. Однако и в 1940-е мы не ожидали, что страны Балтии когда-нибудь снова обретут независимость. Но мир меняется, и вот вы снова независимы.

Евросоюз выбрал верную тактику — непризнание аннексии Крыма. Военного решения сейчас нет, но кто знает, что случится через 30-40 лет…

— А вернуть восток под юрисдикцию Киева?

— Об этом можно говорить смелее. Ситуация там не похожа на Абхазию или Южную Осетию, где присутствовали сильные и сложившиеся сепаратистские движения. В случае Донецка или Луганска таковых не имеется: все было создано искусственно и постоянно все меняется. Если России и Украине удастся достичь политического соглашения, то эти движения просто исчезнут. Однако интегрировать эти территории будет непросто, учитывая, какой удар был нанесен.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить