Личное дело

Личное дело. Такси до СГД не заказывали

Личное дело

Личное дело. История одного дня

Личное дело. 4 мая

Декларация о восстановлении независимости: «За вашу и нашу свободу» — 26 лет спустя

На этой неделе в Латвии отметили День принятия декларации о восстановлении независимости. Прошло 26 лет. Многое за это время начало забываться. И то, что за независимость боролись, в том числе и русскоязычные. И что этот праздник наш — общий. Программа LTV7 «Личное дело» встретились с журналистами, которые в то время, как говорится, были в гуще событий.

«Китайцы говорят, не дай Бог жить в эпоху перемен. Вот мы в «Молодежке» считали, как хорошо жить в эпоху перемен! Столько всего происходило, хотелось быть в курсе, видеть, где, что происходит…», — вспоминает Алла Петропавловская, в 1990 году — политический обозреватель газеты «Советская молодежь». Она больше 10 лет проработала в легендарной «Советской молодежи». Был перерыв — уходила в журнал — но как только подул ветер перемен, вернулась в газету.

«Была надежда, что человек больше никогда не будет винтиком машины. Что человек будет целью и смыслом государственной жизни и общества. И это воодушевляло и объединяло»,

— говорит она.

Подшивка «Молодежки» за апрель-май 1990 года. Находим опрос. Его провели накануне судьбоносного голосования в Верховном совете. За независимость 92% латышей и 45% нелатышей. Чего ждали те люди, чего боялись?

«Кто лучше работает, тот будет лучше зарабатывать — 85% латышей так считали. И 42% нелатышей были скептики большие. Расширятся демократические свободы — 86% латышей. Да… нелатыши в это не шибко поверили. Видите, какая разница в ожиданиях и представлениях. При том, что 70% [представителей других национальностей] утверждали, что останутся в Латвии. При том, что будет и безработица, начнется и дискриминация нелатышского населения...», — комментирует Петропавловская.

В эти годы, говорит Алла Петропавловская,

в Латвии шла гражданская война. Не между латышами и русскими. Гражданская война в русской общине:

«Расходились, разводились мужья и жены, ссорились дети с родителями, друзья расходились навсегда. В том числе, на почве независимости Латвии. Это было очень драматичное время. Об этом мало говорится, но реально происходили человеческие драмы, и это была настоящая гражданская война».

4 мая 1990 года. Верховный совет принимает декларацию о восстановлении независимости. 138 депутатов из 198 — за. По сути, это протокол о намерениях: объявлено о начале переходного периода. Независимость де юре. Де факто она наступит позже — 21 августа 1991 года.

«Есть событии, идеи, которые живут своей жизнью. 21 августа осталось почти незамеченным. Вот сейчас можно спросить у прохожих, депутаты еще могут знать, а простой смертный — черт его знает, что там было. А 4 мая знают», — говорит Аскольд Родин, журналист газеты Народного фронта Латвии «Атмода», первого в республике и одного из первых в СССР не-советского переодического издания независимой. Всей редакцией пришли к зданию парламента. Тут собралась огромная толпа. Потом двинулись в сторону Набережной (тогда — Комсомольской, сегодня — 11 ноября — Rus.lsm.lv).

ДОКУМЕНТЫ

Статья III. Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика и Латвийская Республика берут на себя взаимные обязательства гарантировать лицам, живущим на момент подписания настоящего Договора на территориях Российской Советской Федеративной Социалистической Республики и Латвийской Республики и являющимся ныне гражданами СССР, право сохранить или получить гражданство Российской Советской Федеративной Социалистической Республики или Латвийской Республики в соответствии с их свободным волеизъявлением.

Высокие Договаривающиеся Стороны гарантируют своим гражданам, независимо от их национальности или иных различий, равные права и свободы. (...)

 

Договор об основах
межгосударственных отношений
Российской
Советской Федеративной
Социалистической Республики и
Латвийской Республики
 (подписан в г. Таллине 13.01.91
Б.Ельциным и А.Горбуновым,
цитируется по www.lawrussia.ru,
латышский текст доступен на Likumi.lv)

 

 

Верховный Совет Латвийской Республики ратифицирует подписанный 13 января в Таллине Договор «Об основах межгосударственных отношений Российской Советской Федеративной Социалистической Республики И Латвийской Республики».

 

Постановление Верховного Совета
Латвийской Республики
о ратификации Договора
«Об основах
межгосударственных отношений
 Российской
Советской Федеративной
Социалистической Республики и
 Латвийской Республики»
(Рига, 14.01.91,
латышский текст доступен на Likumi.lv)

 

— Среди тех, кто считал голоса и среди тех, кто шел, были и русские. Многие хотели независимости.
— Да.
— Почему получилось так, ведь Народный фронт обещал гражданство?
— Нет. Нет ни одного документа. [Лидер Народного Фронта и зампред Верховного СоветаДайнис] Иванс обещал. Но официального документа нет. Кроме одного — это протокол беседы Ельцина и Горбунова в Таллине 13 или 14 января 1991 года (см. врезку — Rus.ls,.lv). Но этот документ не получил ход. Так что, что страшно обманули — неправда. Такого прямого обещания, что все [получат] — такого не было.
— Надо было дать гражданство? Сейчас бы что-то было иначе, по-другому?
— Знаешь, навряд ли. У нас одна хорошая вещь: на одной лестничной площадке жувет вчерашний профессор и сегодняшний полубомж. На одной лестничной площадке встречаются латыш, русский, белорус, еврей. То есть у нас нет принципа гетто.

Программа «Экспресс-Свобода» появилась на волнах Латвийского радио в конце 80-х, начале 90-х. Татьяна Зандерсон — легенда радио-журналистики — была и ее автором, и ее ведущей.

«Пишет мой внештатный коллега, тогда их было человек 8... (читает) я хочу вспомнить конец 80-х —это было время перемен, телевизор смотреть некогда. Все куда-то неслись, жизнь менялась с частотой картинки в детском калейдоскопе. Хорошо помню людей на улице с прижатыми к уху приемниками. Они жадно вслушивались в звуки перемен. Впервые за советскую историю, люди слушали трансляцию со съездов», — говорит Зандерсон.

«Экспресс-Свобода» разрослись до целой передачи о жизни: как представляем независимость, как видим свою жизнь, ведь, что делать с этой свободой никто не знал. Но это слово «свобода» было самым главным:

«Вы вспомните — за нашу и вашу свободу! Этот лозунг Вацлава Гавела в конце 80-х очень сплачивал нас. Он очень помогал нам. «За нашу и вашу свободу!» — это действительно была свобода общая. А потом пошли свои дела. И своя политика. И свои в политике интересы. Дружбы то не бывает в политике, наверное...»

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить