Дания предложила создать в ЕС единый лагерь для беженцев, уже имея сходный опыт

Оригинальное предложение по решению проблемы беженцев в Европе пришло от датского премьера: он призывает создать общеевропейский лагерь для соискателей убежища в «непривлекательной для последних стране». Какой именно — не говорит. Но как раз Дания была той страной, где власти последовательно ухудшали условия пребывания мигрантов, сообщает из Копенгагена корреспондент Русского вещания LTV7 Анастасия Дьяконова.

Саймон получил ВНЖ в Дании, но ему потребовались для этого долгие годы. 

«Если мы посмотрим на небо, то увидим облака. Они плывут из одного места в другое. Из Дании в Германию, или любую другую страну. На восток или в Австралию. Почему они плывут? Из-за ветра. Облака не выбирают. Так же и беженцы. Мы бежим не потому, что хотим этого. А потому, что вынуждены».

Саймон — курд из Ирана. Он прибыл в Данию в поисках убежища шесть лет назад вместе с братом. Молодой человек не хочет показывать лицо — боится за семью, которая осталась в Иране. Получение вида на жительство у него заняло 6 лет.

«Пять лет жизнь была хорошей. Мы жили в лагере, я учился в школе в Копенгагене. Дорогу туда мне оплачивали. Потом сменилось правительство, и нас всех отправили в лагерь в лесу, где раньше располагалась тюрьма. Она находилась очень далеко от города. Денег на транспорт не хватало. А делать там было нечего».

В 2015-м в Данию прибыла 21 тысяча соискателей убежища. Часть из них их стремились дальше — в Швецию. Но из-за возобновленного пограничного контроля выехать из Дании им не удалось. Они попадали в лагеря — без права на работу. С оплачиваемым питанием — около 7 евро в день. Представитель Министерства иммиграции и интеграции Дании Йеппе Киркесов Винкел признал, что политика государства направлена в первую очередь на уменьшение потока новых беженцев:
 
«Правительство сделало многое, чтобы сделать Данию менее привлекательной для соискателей убежища. Это можно увидеть на нашей домашней странице. Больше всего это касается денежных выплат. Однако у беженцев всё ещё есть возможность жить в центре, получать медицинские услуги, а у детей — право посещать школу».

Одной из частей правительственной программы стали антирекламы Дании в ливанских газетах. С объявлением — пособия беженцам снижены, если вам откажут в виде на на жительство — сразу придётся покинуть страну. Такая позиция правительства основывается на мнении — чем меньше беженцев, тем проще им интегрироваться.

Датский министр, отвечающий за интеграцию в стране, однажды сравнил этот процесс со строительством каменного моста. По которому можно будет пройти маленькими шагами и соединить культуры и народы. Однако, те кто столкнулись с вопросом беженцев в Дании, считают — маленьких шагов больше недостаточно. И нужен прыжок.

Так родилась идея о Trampoline house, или доме-батуте. Это — центр, предоставляющий беженцам различную помощь. Материальную и моральную. Волонтёры центра начинали с оплаты транспорта беженцам, чтобы те могли выехать в город и не чувствовать себя изолированными. Для многих именно изоляция стала причиной проблем. Мортен Голл, глава Trampoline house, вспоминает:

«Первое, что они нам говорили — не оставляйте нас! И это была моя судьба — сделать хоть что-нибудь для них. Мы — художники. И не знали, как, например, найти работу другому человеку. Но мы знали, что нужно сделать, чтобы человек стал частью общества».

Сейчас центр предлагает различного рода курсы, спортивные занятия. Трудится  здесь и Саймон. Он считает: вопрос беженцев в Дании политизирован.

«Политики сейчас используют нас как мяч. И бросают друг другу ради получения голосов».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно