Больные и влюбленные. Как выживает «отель с пчелами» в Агенскалнсе

«Иногда заходят парочки, для них коронавирус не преграда. Иногда — пациенты больницы Страдиня, которая неподалеку. Это основные клиенты», — говорит Валдис, владелец небольшой — всего 14 номеров — гостиницы в рижском Агенскалнсе. На время особого режима множество конкурентов в округе закрылись. Эта гостиничка, открывшаяся 5 лет назад в свежеотреставрированном деревянном доме, где еще сто лет назад было скромное жилье для рабочих — работает.

Теперь каждый номер перед сдачей дезинфицируется. Клиентов, которые раньше заполняли анкету прямо на «ресепшене», усаживают за отдельный столик — надо держать дистанцию в 2 метра. Правда, в окнах почти всех номеров по вечерам темно. «Два-три клиента в день. В хороший день — четыре. Туристический сезон в мае по сути не начался, в отличие от прошлого года», — говорит хозяин.

Иностранных туристов в последние месяцы — после закрытия границ — тут не было. Только теперь, когда открыли Балтию, начались первые резервации из Литвы. Но это пока единичные случаи: «Нельзя сказать, что туристы едут автобусами». По словам хозяина, раньше, в нормальные времена, «интурист» в горячий сезон снимал более 80% номеров, и по выходным свободным мест почти не было.

Влюбленные парочки — это теперь особо желанный контингент у многих: на порталах объявлений каждая вторая реклама рижских отелей — о возможности снять номер на несколько часов. В некоторых случаях бонусом предлагается и «конфиденциальная парковка» — не на улице, а в закрытом дворе, подальше от чужих глаз. Типичный вариант — минимум 3 или 4 часа, за которые просят в среднем от 20 до 30 евро. Зачастую, впрочем, это просто маркетинговый трюк — примерно такая же плата и за сутки. Аналогичные объявления — 30 евро за 3 часа — размещает и эта гостиница.

«Когда многие большие гостиницы в округе закрылись, к нам вдруг начал обращаться этот сегмент. Примерно 1-2 парочки в день, — говорит Валдис. — Но это, конечно, слезы, или копейки. Иностранных туристов нет. У нас был фантастический корпоративный клиент в Японии, тихие, вежливые, интеллигентные люди, 5 лет сюда ездили. Теперь не ездят. Поэтому цены у нас остались, как до активного сезона. Если обычно с мая номер у нас стоил 50 евро, то теперь остался на уровне 30-35 евро. Плюс снизили плату для пациентов Страдиня. Если приходит бабушка в платочке, которая приехала в больницу на операцию — ей сдаем за 25 евро в сутки. Но если за такие же деньги сдавать номер всем — получим пьянки, курение в номере, хулиганство.

Снижаешь всего на 5 евро, и сразу чувствуешь, как меняется контингент. Да и нет смысла: сейчас сдавай хоть по 15 евро — больше проблем получишь, а больше номеров, чем сейчас, не сдашь. Мы пробовали, знаем».

Как пытались сокращать расходы? Ушел один работник. Отказались от услуг уборки, которые раньше покупали через аутсорсинг, у другой фирмы. Теперь убираются сами. Пособие за простой, когда государство платит «ненужному» работнику 75% от прежней зарплаты (сумма выплат не больше 700 евро в месяц), здесь использовали лишь 1 месяц. Поняли, что нет смысла: «Смысл этого пособия в том, что ты придерживаешь работника, и ждешь, когда ситуация станет лучше и он снова понадобится. Но мы не видим, что будет ощутимо лучше. Нет таких сигналов.

Лучше уволить, а не обманывать человека необоснованными надеждами.

Эта наша девочка уже нашла другую работу, получает нормальную зарплату».

Самый существенный вопрос — с банковскими кредитами, считает владелец гостиницы. «Предлагаемые банками 3-месячные каникулы ничего не решают. Мы их и не брали. Банки требуют сделать оценку недвижимости, это стоит 600-700 евро. А с учетом кризиса, новая оценка недвижимости вряд ли будет хорошей — и тогда банк может попросить внести дополнительный залог, гарантию или что-то еще. Плюс комиссия за изменения кредитного договора. В итоге

ты потратил деньги, три месяца прошли, — и у тебя условия кредита хуже, чем были.

В том числе потому, что тебе не продлевают срок кредита, и увеличивают сумму ежемесячного платежа за счет того, что ты не платил на каникулах. Тогда ты снова идешь в банк, снова просить о каникулах, еще на 3 месяца... Бессмыслица. Это декоративное решение, банковский маркетинг. Но если кто-то в отчаянии, и денежных потоков нет совсем — такой предприниматель согласится на все. К счастью, у нас все не так критично. Нормальное решение — реструктуризация кредитов, с продлением срока выплат. Возможно, государству стоило бы предоставить гранты или гарантии».

По словам Валдиса, немного спасает диверсификация: одно из двух принадлежащих ему зданий — с квартирами, которые сдаются в аренду. Самый дешевый вариант — снять отдельную комнату — стоит 150 евро в месяц. Самые дорогие варианты — за отдельные квартиры — раньше доходили до 300-400 евро в месяц. «Обычно там жили иностранные студенты, но часть из них сейчас заканчивают учебу, еще часть уехала домой сразу, как началась история с вирусом. Вот начали предлагать освободившиеся квартиры на местном рынке. Так и держимся». 

Как долго хватит ресурсов жить в таком режиме, хозяин гостиницы не знает. Сейчас квартиры «кормят» гостиницу, хотя в нормальной ситуации именно гостиница была более рентабельной. Но если и с квартирами тоже будет плохо…

«Проблемы могут начаться, если наша местная публика станет неплатежеспособной. Многие уже потеряли работу, а через какое-то время закончится и пособие по безработице. Если люди придут ко мне и скажут, что больше не могут платить прежнюю цену, а могут только половину, или только коммунальные, — будет трудно. Уже сейчас мы видим: сдаешь квартиру за 150-170 евро в месяц — спрос большой, за 230 — есть желающие, за 300 — почти нет. Так что, я бы сказал,

лето мы еще проживем, а осенью будем смотреть, что дальше.

Помогает то, что мы маленькие: пока большие закрылись, пытаемся работать».

Теперь, когда работы стало меньше, Валдис больше времени занимается любимым хобби — производством меда. Об этом он готов говорить долго. На крыше гостиницы уже 3 года стоят 13 пчелиных ульев. Раньше собранный в городе мед, который получал отраслевые награды, Валдис продавал постояльцам и в сеть ресторанов. Теперь ищет новые каналы продаж.

«В хороший сезон с каждого улья можно собрать до 80 килограммов, в плохой — ничего, — говорит Валдис. — Зависит от погоды, заранее не угадаешь. В этом году хочу довести число ульев до 30, — тогда, если повезет, можно получить более 2 тонн. Деньги по меркам гостиничного бизнеса сравнительно небольшие, если считать примерно по 5 евро за килограмм. Но

я этим занимаюсь даже не ради денег. Просто на душе радостно». 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно