Личное дело

Personīgā lieta

Личное дело

Эффект Домино. Авиация

Аукцион «по-живому» довел до самоубийства

Аукцион «по-живому» довел арендатора до суицида — LTV7

Человек покончил жизнь самоубийством. Он жил в государственной квартире — неприватизированной. Таких квартир в Латвии было около тысячи. Жильцам говорили, что им ничего не грозит — у них бессрочный договор аренды. В прошлом году государственная компания выставила неприватизированные квартиры на аукцион. Вместе с жильцами. И квартиру нашего героя купили. Как государство довело человека до самоубийства, разбирались авторы передачи Русского вещания LTV7 «Личное дело». 

В ноябре прошлого года «Личное дело» сняло сюжет о том, как бывшее Агентство приватизации, а сейчас компания по управлению общественными активами Possessor продавала с аукциона квартиры вместе с жильцами. А 13 марта этого года журналистам стало известно, что один из героев той программы – Александр Рябиков, лишившись жилья, покончил с собой. Эту информацию «Личному делу» подтвердили и в Госполиции.

«У него не было долгов, когда продавали его комнату, никаких. Он даже платил за ремонт этого дома, хотя он не был собственником. Государство должно было платить. Он платил. У него не было ни копейки долга»,

– говорит сосед Александра Юрий.

В ноябре в компании Possessor «Личное дело» убеждали в том, что жильцам, чьи квартиры были проданы с аукциона, ничего не угрожает. «Арендный договор он остается в силе, там ничего не меняется. Но, конечно, всегда между арендатором и собственником есть личные отношения. И как они будут развиваться, сказать сложно, но мы уже в этом не будем участвовать», – отметил тогда Гунтис Карклиньш, представитель акционерного общества Possessor.

А развивались эти отношения по следующему сценарию: те, кто оставался в квартирах на правах арендаторов, лишились возможности получать социальную помощь в самоуправлении из-за юридического казуса. Александр Рябиков осенью рассказывал: «Вам надо с новым хозяином заключить договор, и тогда приносите его, и социальная служба будет оплачивать квартиру, потому что я малоимущее лицо».

Если купившее на аукционе квартиру частное лицо или компания не заключали новый договор аренды с жильцом — то тот просто не мог претендовать на социальную помощь от города. Не было оснований.

«У него был статус малоимущего, и он обращался за помощью по оплате квартиры. У нас есть пособие, которое мы выплачиваем, и

чтобы получить это пособие, надо предоставить в Рижскую социальную службу договор между клиентом и хозяином. Между клиентом и тем, кто управляет домом.

Чтобы мы могли перечислить деньги. Чтобы цель была достигнута», - пояснила представитель рижской соцслужбы Лита Брице.

Новый владелец квартиры отказался заключать новый договор с Александром Рябиковым. Так мужчина остался без помощи в оплате жилья. И был выселен по решению суда за неуплату.

«Когда он удалился из этой комнаты, город предложил ему другую комнатушку. Говорил, что условия даже хуже, чем у нас. Мужику 65! Здесь жена его умерла. Тут его жизнь прошла, в этом доме. И

уезжать в какую-то другую пещерку еще хуже этой... Он отказался и поселился к соседу, на нашем этаже жил. Тоже такой не очень здоровый мужчина, и они последние 3-4 месяца жили вместе. Грустили вместе.

Сашка становился все грустнее и грустнее. Замыкался в себе. Ну вот в ночь с четверга на пятницу удавился человек. На двери туалета повесился», - рассказал сосед.

Съемочная бригада «Личного дела» приехала в социальный дом на Марупес, 39 — здесь Рижская дума предложила Александру Рябикову поселиться в коммунальной квартире. Там общая кухня и несколько соседей. Он посмотрел на условия, и они его не устроили. Потом Александру Рябикову предложили жилье в Вецмилгрависе, но он сразу отказался, поскольку это слишком далекий и незнакомый для него район. И наконец, третий вариант — это была комната в центре социального ухода «Пардаугава». Однако надо иметь в виду то, что этот центр в некотором смысле является режимным объектом, своего рода пансионатом. В 10 часов вечера здесь закрываются двери для посетителей, в 6 утра открываются. Здесь есть некоторые ограничения по свободе передвижения.

Здесь Александр Рябиков должен был стоять в очереди в ожидании социального жилья. Отдельной квартиры. Сколько ее пришлось бы ждать — сказать трудно, но, по информации Русского вещания LTV7 (об этом был показан сюжет на прошлой неделе), в ближайшие три года Рига не будет строить социальное жилье.

Марите Яворска, представитель департамента жилья и среды Рижской думы, сказала:

«Мы ждали. Он знал, что у него есть такое предложение, и когда он не явился, мы составили акт о том, что он не явился и не получил это предложение для осмотра».

Акт о неявке Рябикова был составлен 3 марта, а 12 марта он покончил с собой.

Компания Possessor ответила «Личному делу» письменно. Там подчеркнули, что Possessor социально ответственное предприятие, и договор аренды у жильца оставался в силе. Кроме того, еще в  2001 году они предлагали Александру Рябикову приватизировать квартиру за 924 лата, или 33 сертификата. Потом у жильца было право первой руки на покупку квартиры с аукциона по начальной цене 8600 евро.

Однако, как выяснило «Личное дело», аналогичную квартиру номер 306 в этом же доме, в которой не было жильца, т.е. без отягощений, Possessor оценил в 6400 евро. А все квартиры с жильцами стоили от 8200 евро до 8700. Possessor в своем письме жильцам объяснил это тем, что оценку производила другая компания.

Кроме того, в Posessor говорят, что эффективной реализации государственного имущества  от них требует Госконтроль. В Госконтроле же считают, что у Possessor есть акционер в лице государства, и этот акционер должен следить за тем, чтобы деятельность компании осуществлялась гуманно по отношению к жителям:

«Проблемы с процессом приватизации и проблемы, связанные с управлением процесса приватизации, связаны с тем, что управление этим процессом неэффективно.

Как оно было неэффективно в 2013 году, когда мы проводили ревизию, так и до сих пор» -, резюмировала Инесса Калване, член совета Госконтроля Латвии.

В латвийском Уголовном законе есть статья номер 124. Доведение до самоубийства. Можно ли ее применять к госструктурам или госкомпаниям? В бюро омбудсмена «Личному делу»  сообщили, что такую статью можно применять, только если действия людей или организаций носят намеренный характер. Ну а поскольку никто не ставил себе целью довести жильца до суицида, то и винить в данном случае некого.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно