Артемий Троицкий: отлично себя чувствую в России и от ее гражданства не откажусь

По признанию музыкального критика и журналиста Артемия Троицкого, он предпочел для проживания соседнюю Эстонию, потому что не рискнул пойти на более кардинальные перемены – переезжать за океан, в США. Хотелось быть поближе к России. Теперь он преподает в университетах Таллина и Хельсинки, пишет статьи и книги, а с сентября начинает вести авторскую передачу на эстонском русскоязычном телеканале ETV+, сообщает Русское вещание LTV7 в передаче «Без обид».

С 2014 года Троицкий живет в Эстонии, много путешествует, в том числе по родной России.  

«Меня часто спрашивают, почему вообще я уехал из России. Это было стечение обстоятельств – личных, профессиональных, в наименьшей степени политических. А в Эстонии мне предложили работу в двух столичных университетах: университете Таллина и университете Хельсинки. И я подумал, что можно совершенно спокойно технически взять и прихлопнуть одним ударом «двух зайцев».

От Таллина до Хельсинки на пароме – два часа, на скоростных лодках и того меньше. И я подумал, что на два университета вполне можно работать.

Выбирая, где жить, между Хельсинки и Таллином, я выбрал Таллин – потому что я его и гораздо лучше знаю, и нравится он мне гораздо больше, а в-третьих – жилье тут дешевле».

Троицкий подчеркивает: его решение «было импровизацией, переезд произошел мгновенно» - точнее, в течение трех-четырех месяцев, - «весело и непринужденно». Среди причин, побудивших его к эмиграции, музыкальный критик называет свою «избалованность хорошей, высокооплачиваемой, интересной работой», благодаря которой до поры до времени ему в России жилось очень хорошо. Главный редактор, ведущий на телевидении, профессор МГУ…

«Но и в силу чисто политических причин, потому что я всегда честно высказывался на разные темы и никогда не подлизывался к начальству – будь то Брежнев, будь то Ельцин, будь то Путин. Всегда высказывался критично в отношении властей, если имелись причины для критики.

При Горбачеве, скажем, я редко высказывался плохо – просто потому, что мне нравилось, что он делает.  А вот остальные – конечно, полные уроды, и я об этом честно говорил.

Почему ни при Брежневе, или Андропове, или Черненко не было желания уехать, а при Путине оно возникло? Это совпало с несколькими вещами. Я, конечно, в серной кислоте могу плавать, хотя это не доставляет никакого удовольствия… Но в данном случае меня еще и лишили нормальных, интересных для меня в финансовом и профессиональном отношении работ. Сначала перекрыли дорогу на телевизионные каналы. Речи о том, чтобы дать мне (как выразился Константин Эрнст, «человеку неконтролируемому») делать авторскую программу, уже не шло. Потом возникли проблемы и с издательской дятельностью.

А последней каплей стало неожиданное известие. В Московском государственном университете на факультете журналистики, где я ни много ни мало – кафедру музыкальной журналистики создал и весьма успешно преподавал в течение 13 лет, вначале стали ходить на мои лекции какие-то наблюдатели, всё записывавшие - а потом мне стали предъявлять претензии: а почему это вы пригласили без согласования с руководством факультета Андрея Макаревича (это был уже 2014 год, Макаревич уже в опале). Или – а почему вы пригласили журналистов с телеканала «Дождь». Я тогда пригласил главреда «Дождя» Мишу Зыгаря и Пашу Лобкова.

А потом мне вдруг сообщили: вы знаете, тут такое дело, мы сейчас проводим такую политику, вы же у нас всё-таки внештатник, а не штатный сотрудник – вот мы вам сокращаем зарплату с 60 тысяч до трех тысяч рублей. Ровно в 20 раз!

Порадовать это меня не могло: у меня дети малые, двое, Лидии тогда было 3-4 года, Иван постарше – 10 лет, но все-таки! Конечно, заниматься каким-то нищебродством мне не хотелось. И тут подоспели предложения из-за гранцы. Было предложение из славного Колумбийского университета города Нью-Йорка, прекрасное по зарплате. Но я выбрал Таллин, а не Америку, просто потому, что прекрасно понимал:

если я уезжаю  в Америку – то это всё, отрезанный ломоть. А у меня старшие дети в России, друзья любимые, могилки, за которыми нужно ухаживать… Для меня было принципиально важно одной ногой (или хотя бы пяткой!) оставаться в России».

Эмигрантом Троицкий себя не считает. Говорит – просто живет и работает в Таллине и других местах, где тоже читает лекции и выступает на конференциях. Ему также непонятен шум вокруг его переезда: ведь в 1989-90 годах критик прожил полтора года в Лондоне, и тогда никакого ажиотажа это не вызывало.

«А теперь почему-то пошли разговоры, что я чуть ли не беглый каторжник, беглец-беженец, political refugee. Что совершенно не соответствует действительности! Но у меня гражданство РФ, я совершенно не собираюсь от него отказываться. Я все время езжу в Россию – и в Москву, и в Питер, недавно был в Уфе, Екатеринбурге, Ярославле… С удовольствием езжу по российским городам, прекрасно себя там чувствую», - подчеркивает Троицкий.  

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить