Aizliegtais paņēmiens

Aizliegtais paņēmiens. Operācija: «Covid-19 un alkohols»

Aizliegtais paņēmiens

Aizliegtais paņēmiens. Operācija: «Svaigs gaiss»

Aizliegtais paņēmiens. Operācija: «Covid-19 un alkohols»

Алко-пандемия? Как Covid-19 повлиял на то, как и сколько мы выпиваем

Не вызовут ли затянувшиеся «ковидные» ограничения, повышенный стресс и вынужденное домоседство, с которыми живут латвийцы, алкогольную волну, которая позже может привести к новым проблемам общественного здоровья и к росту числа людей с зависимостью? Передача Латвийского телевидения «Запрещенный прием» (Aizliegtais paņēmiens) изучила данные торговли алкоголем и выслушала истории людей.

Что показывают данные?

Опросы

Глобальный опрос, в котором приняли участие более 55 тыс. респондентов из 171 страны, зафиксировал несколько тенденций в потреблении алкоголя. Во-первых, 29% опрошенных во время Covid-19 употребляют его реже, чем до пандемии, поскольку из-за ограничений социальных контактов нет компании, с которой можно было бы выпить. Во-вторых, около 40% все же стали пить больше, чем до пандемии. И у этого роста есть разные причины: больше свободного времени, скука, стресс, тревога, подавленность, желание компенсировать определенные ограничения.

В Латвии обширных исследований этой темы пока нет, но тенденции попыталась понять сеть аптек Benu с помощью опроса, проведенного фирмой Gemius. Опубликованные в январе этого года выводы свидетельствуют, что 14% опрошенных употребляли алкоголь реже, 18% – чаще.

Данные торговцев

А что видят торговцы алкоголем и распространители?

«Потребление алкоголя за последние два года упало примерно на 5%. […] Если углубимся в детали, то небольшое падение есть в каждой категории – и в пиве, и вине, коктейлях, разных других напитках. Но особенно выражен спад именно в категории крепких напитков. Например, спрос на текилу упал на 40%», – рассказала менеджер по коммуникации торговой сети Maxima Лиене Дупате-Угуле.

Вот наблюдения сети Rimi: «Если сравнивать 2019-й и 2020-й с нынешним годом, то общее число проданных единиц немного снизилось. Самые популярные категории напитков в магазинах Rimi – вина и игристые вина. Из крепких напитков популярностью пользуются джин и ром. Небольшой рост заметен в категориях коньяка, виски и ликеров. При этом с уменьшением числа туристов в стране из-за распространения Covid-19 в прошлом году упал спрос на бальзамы».

Член правления Amber Distribution Latvia – распространителя продукции Latvijas balzams – и член правления Латвийской ассоциации алкогольной отрасли Павел Филипов сообщил, что объемы продаж уменьшились: «Показатели крепкого алкоголя падают, падает объем вина, газированные вина. Общее потребление на латвийском рынке снизилось».

О разных тенденциях говорят данные Службы госдоходов (СГД) по разным группам алкогольных напитков:

  • Водка: +3,1%
  • Ром и бальзам: +14,8%
  • Коньяк и бренди: +5,0%
  • Виски: +10,5%
  • Вино: -4,6%
  • Ликер: -6,6%
  • Пиво: - 7,8%.

Всего, учитывая большой удельный вес вина в этих показателях, в 2020 году по сравнению с 2019-м падение составило 6%.

А что показывают данные о январе и феврале, когда в Латвии в уикенды действовал режим домоседства? Сравнивая данные за начало этого года с прошлогодними, видим, что и в январе, и в феврале был спад – на 3,8% и 0,9% соответственно.

Два «но»

Однако, оценивая эти данные, надо учитывать два момента. Во-первых, в 2020-м по сравнению с 2019-м число туристов, которые ночевали в Латвии, уменьшилось примерно на 1,2 млн или на 64%. То есть те, кто, возможно, раньше покупали и потребляли алкоголь, больше этого не делают.

Во-вторых, политика Латвии в сфере алкоголя до сих пор в значительной мере ориентировалась на торговлю в приграничных районах, где больше покупателей их Эстонии и Литвы. Сейчас таких покупателей фактически больше нет.

Это подтвердил мэр Валки Вент Арманд Крауклис («Видземская партия»): «Ну, очень-очень существенно сократилось, потому что фактически эстонцы сейчас из-за COVIDpass границу не пересекают. В Валку попадают только те, у кого есть какая-то особая причина, связанная с семьей или школой (и это проверяется), и их очень мало. Поэтому магазины ушли в большой минус и просто приплачивают за свое существование. Оборот упал не на проценты, а в разы».

По расчетам Службы госдоходов, приграничная торговля до сих пор обеспечивала около 15% от общего внутреннего потребления алкоголя. «Если мы говорим об акцизном налоге, то в 2018-м было 16% от общей суммы собранного налога. То есть более 39 млн евро получены именно за те напитки, которые приобретены в приграничных районах. В 2019-м было снижение. За 2020-й таких данных пока нет», – рассказала замдиректора Налогового управления СГД Байба Шмите-Роке.

Так что это может означать, что жители Латвии в дополнении к выпиваемому ранее взяли на себя еще почти всю ту долю, что выпивали туристы и покупатели из Литвы и Эстонии. Так как бары и кафе работают только в режиме навынос, алкоголь употребляют дома.

Алкоголь, как дешевая психотерапия?

«Запрещенный прием» выслушал рассказы людей о том, как изменилось их потребление алкоголя во время пандемии.

Молодая женщина с мужем и детьми

«Обычно я пью вино так же, как вся молодежь, в пятницу вечером в барах, на домашних вечеринках. Это переросло в домашние посиделки. И сейчас уже год выпиваем вдвоем с мужем. Как бы абсурдно ни звучало, в пятницу вечером встречаемся с друзьями в Zoom, и, сидя по домам, выпиваем. Это своего рода социализация нового поколения или новой повседневности. Сейчас жизнь настолько напряженная, что, надо признать, пьем довольно много».

Стакан, два, даже больше. Но с мужем договорились, что на двоих – не больше бутылки за вечер.

«У меня два высших образования, так что понимаю, как это звучит. Но порой выпить приятно, особенно сейчас, когда очень много стресса. Я также понимаю, определенно знаю, что скажут доктора или специалисты по зависимостям, но для меня это на самом деле способ немного расслабиться, потому что работы меньше не стало, обязанностей меньше не стало. Строго наоборот. Раньше определенно так много не выпивали. Обычно это были вечера пятницы, субботы, может, разок где-то посреди недели. Сейчас – скорее наоборот: это исключение, когда мы вечер или два не выпиваем».

И магазины в это время идут навстречу.

«Я знаю, что нравится моему мужу, знаю, что нравится мне. Заходя в магазин, проходя мимо винных полок, смотрю, на которые есть скидки, что можно попробовать. Потому что скидок на алкоголь сейчас много. Если вино, которое обычно стоит 20 евро, можно купить за 10-13, мне кажется, это хорошая скидка; я такие скидки использую».

Сейчас, признает она, надо искать путь в обратном направлении и суметь отказаться от выпивки.

«В какой-то момент, думая трезвым умом, понимаешь, что вроде бы уже многовато. Не в том смысле, что мне это начинает мешать, что не могу проснуться по утрам или хожу опухшая – нет, ничего такого. Но просто понимаешь, что пить каждый день – не очень-то здорово. Ни для здоровья, ни для самочувствия».

Что говорит психотерапевт?

Психотерапевт Янис Витиньш говорит, что пандемия – непонятное время, которое вызывает тревогу и растерянность. «Неизвестность – источник страхов. А страх, хотя это и очень естественное, здоровое и ценное чувство, которое позволяет нам избегать опасностей, выдержать очень трудно. Есть естественное желание этого страха избежать. Можно сказать, что страх пугает. И алкоголь, и другие вещества очень хорошо помогают купировать, снять его болезненность. Для людей характерно возвращаться к тому, что им помогло», – пояснил Я. Витиньш.

Психотерапевт отметил, что для человека также характерно отрицать вредное влияние того, что помогает: «Так он как бы не замечает появление зависимости, что выпивка становится слишком частой».

Тут прежде всего важен диалог с самим собой.

«Самое важное – честно спросить себя: нет ли такого, что я пью слишком много? Нет ли такого, что я уже не считаю одну или две стопки, а выпиваю, скажем, четыре, может, напиваюсь? И второй вопрос, который стоит себе задать: почему я это делаю? Возможно, потому, что мне без алкоголя стало трудно с чем-то справиться? Если это так, то скорее всего я избегаю какого-то гораздо более здорового способа справиться с напряжением. Возможно, я выпиваю из-за проблем в отношениях? В таком случае консультация поможет намного лучше, чем алкоголь», – говорит врач.

Мужчина, 31 год, работает в отрасли логистики

В свое время работал барменом; во время длинных ночных смен почувствовал, что стал увлекаться алкоголем, поэтому сменил работу, а перед кризисом Covid-19 решил поставить точку в этом вопросе. Стал правильно питаться, пошел в зал. Успешно пережил первую волну.

«Летом было чем заняться, так что все это на меня не сильно влияло. Но эта вторая волна, когда они [всё] закрыли… […] Сейчас я чувствую, что снова стал выпивать чаще, чем только по праздникам, не только в компании. Мне кажется, тут есть психологические причины. Возможно, это во многом потому, что много свободного времени, потому что что [спортивные] залы закрыты, все закрыто. И я опять наступаю на старые грабли».

С наступлением теплого сезона он сейчас пытается вернуться к спорту. Хотя это нелегко.

«Был на «Кепке Ушакова», в других местах, где можно нормально позаниматься. Но чувствуется, что весь прогресс улетучился. Когда прогресс пропадает, трудно начать заново, заставить себя идти и что-то делать. Легче открыть пивасик, посидеть дома, посмотреть какой-нибудь фильм».

Мама трех детей, 36 лет

Есть муж, который много работает, и есть трое детей – главный объект ее забот. Самая сложная проверка на прочность – когда все находятся дома. Прошлой весной стала спасаться в бокале вина. Но постепенно объем выпиваемого стал увеличиваться, как и градус: нередко с вина переходила на бренди.

«Ты приготовила обед, приготовила ужин. А через 20 минут открывают холодильник. Они все толкутся возле холодильника, что-то там ищут. Не знаю, что. Ты не успеваешь покупать продукты, не успеваешь приготовить. Стала звонить другим мамам, спрашивать: ваши дети тоже так много едят?

Средний идет к старшему, который сидит у телевизора или в компьютере, ломится в его комнату – поднимается крик. Младший идет к среднему… В доме все время шумно. Просто сносило крышу. В голову пришло, что выпью винишка, и отпустит.  Винишко, еще винишко, потом понимаешь, что винишка вроде бы уже не хватает, тогда выпиваешь чего покрепче. Как-то так. Муж стал замечать, что я начала пить чаще.

Сам он может выйти позаниматься спортом. Так он сбрасывает напряжение. А я не могу. Кому-то надо дома оставаться с детьми. Ну и наливала себе, сидела с детьми и слушала, как они там друг друга колотят. В какой-то момент появилась мысль, что куплю себе билет в один конец и сбегу из дома. Потому что уже чересчур. Конечно, мы любим своих детей, своих мужей и всех прочих. Но когда всего через край, тогда через край»

Летом стало немного полегче, но когда наступила осень и новые ограничения, все снова оказались дома. Она обратилась за помощью к терапевту.

«Стала посещать, разговаривая с ней о детях, о семейных отношениях. Темы алкоголя лишь немного касались. Она спросила, считаю ли я, что это проблема. Я ответила: на самом деле нет. Мой партнер считает, что это проблема, что стала чаще выпивать, потому что он не пьет вообще. Я говорю: если бы я была мужчиной, я бы каждый день пила пиво, и это было бы нормально. Но я женщина, которая каждый вечер пьет вино, и это уже не нормально».

Но в то же время она признается себе, что выпить хочется.

«Ты как бы можешь это контролировать. Но в то же время по дороге думаешь, что можно открыть вина и выпить. Но нельзя, потому что надо еще заехать в детский сад, отвезти на тренировку… Отбрасываешь эту мысль на три-четыре часа. Но все равно ждешь того момента, когда сможешь выпить. Но я устанавливаю для себя ограничения, чтобы все не пошло вразнос и с утра можно было функционировать».

Терапевта посещала с октября по март. Вино пьет по-прежнему, но дозировано – не каждый вечер и не каждый второй.

Что говорят врач и нарколог?

Психотерапевт Янис Витиньш отмечает значение окружения: «Если окружающие замечают, то возникает вопрос, как им поступать. Определенно надо на это указать, молчать не надо. Потому что даже если они получат типичный ответ «у меня с алкоголем все в порядке», ничего: человек в какой-то момент задумается, в какой-то момент эта информация накопится  – может, до какого-то критического уровня. […] Поэтому не надо тактично молчать, но надо указать – в том числе партнеру. Если отношения такие, что об этом нельзя говорить, то, конечно, надо решать проблему в отношениях. Но алкоголь – не решение».

Также наблюдениями о «ковидном» времени поделилась руководитель Службы наркологической помощи Рижского центра психиатрии и наркологии Астрида Стирна. Она говорит, что сейчас возможная проблема еще толком не осознана.

«У очень многих людей изменились привычки. В том числе из-за того, что они работают удаленно и потому могут позволить себе принимать разные вещества, включая алкоголь, даже в рабочее время. Исчезает необходимость быть в форме, потому что завтра надо идти на работу. И это также удерживает от поисков помощи. И фактически мы увидим изменения только в длительной перспективе, когда закончится пандемия.

Надо сказать, что с этими проблемами столкнется не только наркология. Есть целый ряд патологий, связанных с употреблением алкоголя: сердечно-сосудистые заболевания, травмы. Мы видим это и в нашем центре. [...] Выросло насилие в семье, участились семейные скандалы», – рассказала специалист.

Она предупреждает: алкоголь ослабляет иммунную систему, которая как раз в это время особенно важна. «Многим, может, кажется, что они с помощью алкоголя смогут уменьшить депрессию, перепады настроения, снять тревогу. Но в связи с распространением Covid-19 надо помнить, что алкоголь ослабляет иммунную систему, способность организма к сопротивлению».

Специалисты надеются, что когда ситуация улучшится и уменьшатся ограничения, многие откажутся от своих новых дурных привычек. Но, возможно, что части из них понадобится дополнительная помощь, чтобы сказать «нет» алкоголю.

Есть ли у государства план?

При том, что есть опасения, что Covid-19 может привести к новым жертвам алкоголя, сама проблем алкоголизма для Латвии не чужда и не нова. По разным исследованиям, в Латвии – один из самых высоких уровней потребления алкоголя в Европе, особенно среди мужчин.

В 2018 году данные об употреблении алкоголя в Евросоюзе мужчинами (в пересчете на ежедневно выпиваемое количество абсолютного алкоголя) показали следующую картину:

  • Италия – 25,6 грамма,
  • Швеция – 36,9,
  • Франция – 39,9,
  • Германия – 44,1,
  • Латвия – 57,4 грамма.

Больше нашего показатель был у Польши, Словакии, Румынии и в Эстонии с Литвой. Наши ближайшие южные соседи с 71,9 грамма оказались на первом месте в ЕС, но в последние годы прилагают усилия, чтобы сойти с «пьедестала» с помощью разных законодательных решений: например, повышая возраст, с которого можно приобретать спиртное, до 20 лет, сокращая время торговли алкоголем до 20:00 в рабочие дни и до 15:00 по выходным.

А что в Латвии? По сих торговцы алкоголем и производители, как и доходы от алкогольного акцизного налога (около 200 млн евро в год) брали верх над аргументами сторонников здорового образа жизни в вопросах, что надо изменить, что ввести. Можно вспомнить, что прошлогоднее решение депутатов Сейма сделать запланированное повышение акцизного налога более плавным.

Хотя сейчас у Латвии по крайней мере есть план. В середине прошлого лета правительство утвердило новую стратегию, как снизить широко распространенное употребление алкоголя и уменьшить последствия алкоголизма. Есть четыре главные направления действий:

  • снизить доступность алкоголя;
  • ограничить инструменты маркетинга, которые используют торговцы для стимулирования продаж;
  • больше изучать связанные с алкоголем проблемы в обществе;
  • расширить возможности лечения и реабилитации, возможность получения амбулаторной помощи, в том числе для подростков, что может быть особенно актуально после пандемии Covid-19.

Также Министерство здравоохранения признает, что финансирования для этого не хватает.

«С лечение алкогольной зависимости и реабилитацией ситуация такова, что там для большинства упомянутых мероприятий нужно дополнительное финансирование из госбюджета. В 2020-м, когда готовили госбюджет 2021-го, Министерство здравоохранения составило заявку для [финансирования] приоритетных мероприятий, но, к сожалению, для этих задач деньги не предоставили. Поэтому в министерстве подготовят повторную заявка для приоритетных мероприятий, повторно запросят дополнительное финансирование. Но уже на следующий год», – пояснила руководитель отдела укрепления здоровья и профилактики зависимостей Министерства здравоохранения Инга Бирзниеце.

В качестве следующего шага ведомство планирует ввести ограничения стимулирующих продажи алкоголя акций и рекламы – поправки будут готовы в течение пары месяцев.

«В связи с этим Министерство здравоохранения готовит два законопроекта: поправки к закону «Об обороте алкогольных напитков» и к закону «Об электронных средствах массовой информации» – чтобы ограничить рекламу цен и скидок на алкоголь и запретить разные мероприятия по стимулированию продаж», – рассказала Бирзниеце.

Один из них, например, предусматривает, что нельзя будет делать так, как сейчас часто делает сеть магазинов Rimi, когда при покупке двух или более бутылок алкоголя каждая оказывается дешевле, чем если покупать по одной.

Бывшая министр здравоохранения, сейчас депутат Сейма Анда Чакша («Новое Единство») приветствовало бы такие ограничения: «Алкоголь – это не носки. Мы знаем, что подобные акции по своей сути очень лукавые. С экономической точки зрения, покупая большую упаковку, мы платим меньше, но потребление от этого меньше не становится. […] Покупая алкоголь по этой схеме «один плюс один», ты получаешь две бутылки, и, если только у тебя не очень стойкий характер, скорее всего и выпьешь две».

А какими будут дальнейшие шаги? Может, последуем за Литвой? Пока нет решения. «На данный момент мы рассматриваем и такие ограничения, потому что и в Плане действий по ограничению алкоголизма одно из мероприятий касается времени торговли напитками с учетом зарубежной практики. Да, этот момент тоже оцениваем на предмет его включения в законопроект. Но мы еще над ним работаем и какое-то время нам понадобится», – рассказала Инга Бирзниеце из Минздрава.

Стоит отметить, что помимо плана есть ряд предложений по борьбе с алкоголем, исходящих от депутатов Сейма. Например, Каспар Гиргенс (KPV LV) предложил снизить допустимую для вождения автомобиля концентрацию алкоголя с 0,5 до 0,2 промилле. Депутат Андрис Скриде («Развитие/За!») призвал на бутылках указывать, сколько калорий и сахара содержит конкретный алкогольный напиток.

В свою очередь депутат Сандис Риекстиньш («Новая консервативная партия») считает, что можно было бы использовать мотивирующие кампании – примерно так же, как их используют для привлечения внимания участников дорожного движения. «Видели ли мы такие кампании – ну хоть одну? Я не помню, чтобы кто-нибудь призывал не употреблять, а вместо этого сделать что-то другое».

Также его беспокоит, насколько легко алкогольные напитки могут достать подростки: «Есть часть общества, которая продает подросткам, а есть такие, которые покупают сами и передают им. Тут вопрос, можем ли мы такое контролировать, кто и как это должен делать. На мой взгляд, это очень важный момент».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить