Активисты из Муцениеки: мы не против беженцев – мы против учреждения с трехметровым забором

Не стихающие протесты в Муцениеки связаны не с появлением в Латвии беженцев – жители Муцениеки живут рядом с беженцами уже 18 лет, заявил в дискуссионной передаче LTV7 «Точки над i» местный общественный активист Нормунд Вагалис. Возражают же они против концентрации и беженцев, и нелегальных мигрантов в единственном населенном пункте Латвии, а больше всего – против строительства закрытого центра для содержания нелегальных мигрантов в Муцениеки, подчеркнул он.

Комментируя недавнюю встречу с представителями министерств в Кабмине, по итогам которой проекту в Муцениеки присудили статус объекта национального значения (после чего его реализации практически дан зеленый свет), Вагалис признал: у инициативной группы создалось впечатление, что министры не слишком вникают в ситуацию, и всё уже решено заранее. А больше всего их уязвило, что их обвиняют в неприязни к беженцам.

«Сомнения были, конечно, что нас вообще услышали. Потому что некоторые реплики отдельных министров показали, что никто детально не вникает. Многие министры сочли, что идет речь о приеме беженцев. Хотя мы везде на протяжении уже многих месяцев говорим, что мы уже живем более 18 лет рядом с центром размещения беженцев – и уж наверное нас устраивал бы статус-кво.

Но Муцениеки не единственное место [для размещения центра содержания нелегальных мигрантов], и я не думаю, что это правильное решение – концентрация всех принимаемых лиц [как перемещенных из ЕС беженцев, так и перешедших границу нелегалов] в одном месте. Министры это поняли как протест против беженцев. Мы же – против закрытого типа учреждения, мягко выражаясь. Думаю, что этот трехметровый забор… Понимаете, эти дискуссии выеденного яйца не стоят, потому что люди, которые нам внушают, что это будут инвестиции в самоуправление, в поселок, собираются построить настоящий изолятор».        

Жительница Муцениеки Марина Хениня рассказала, что местное население трижды обращалось в правительство с просьбой организовать визит премьер-министра в поселок, но все три раза туда приезжали представители Министерства внутрених дел:

«То есть те, кто хочет строить этот центр, кто между собой уже всё согласовал и подписал. А мы хотели видеть нейтральное, незаинтересованное лицо – и пусть бы оно подтвердило, какие плюсы будут от этого проекта».

Окна детской в квартире Марины выходят аккурат на будущий изолятор. До здания 26 метров, а когда построят забор – до забора будет всего 11 метров. Разумеется, женщина против того, чтобы ее дети росли, видя колючую проволоку (со второго этажа она, хоть и скрытая сплошным первым забором, будет видна) и решетки на окнах.

«Не особо привлекательная панорама, – считает квартировладелица. – Соседи тоже не рады: это главная дорога, по которой все ходят. Неприятно! Мы хотим без забора! Пусть они там сделают общежитие для соискателей убежища. Латвия взяла на себя обязательство принять семьи с детьми – детского сада нет, дети соискателей убежища слоняются, не зная, чем заняться.  Почему не могут начать интеграцию из Муцениеков? Сделать садик – пусть все они туда днем идут! Но мы категорически против заведения закрытого типа», - резюмирует Марина.

«Мы хотели привлечь внимание МВД (и высказали это на публичном обсуждении), что это делается также напротив нынешнего центра для соискателей убежища. Окна в окна! Но в принципе - там так же живут семьи с детьми. Каково им будеть смотреть в окна? Это так выглядит интеграция? Люди будут смотреть и знать, что могут быть перемещены напротив, через дорогу...» – подчеркивает Нормунд Вагалис.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить