Если картотеку КГБ опубликуют, Армагеддона не будет — советник премьера

«Если спецслужбы не могут с ними работать, если историки не могут с ними работать, то самое оптимальное — сжечь. Не хотите сжигать — давайте опубликуем. Пусть будет ужасный конец, а не ужас без конца», — такую точку зрения на публикацию архивов КГБ (так называемых мешков ЧК) озвучил в эфире передачи «Точки над i» LTV7 депутат Сейма Янис Адамсонс.

Ведущий программы Олег Ингнатьев привел слова Индулиса Залитиса, одного из специалистов по картотеке КГБ: ученый указал, что менее 20% агентов КГБ занимались политическими или идеологическими делами, в том числе контролем за евреями и церковью. Остальные — абсолютное большинство — помогали обеспечивать безопасность, в том числе бороться с организованной преступностью.

И публикация имен этих людей может навредить им или их родственникам.

Свои опасения высказал и Гунар Кутрис, депутат Сейма, экс-глава Конституционного суда. «Если мы обвиняем человека, что он совершил что-то — это, по сути дело, очень близко к уголовному обвинению. Это не уголовное дело, но даже при административных правонарушениях мы принимаем презумпцию невиновности. В данный момент государство говорит: «Тот человек сотрудничал с КГБ» — публикуя картотеку мы говорим, что он сотрудничал... Государство сказало: «Мы будем публиковать». Это значит, что государство отвечает за свои слова. Если мы публикуем просто для суда Линча... Государство отвечает за то, что оно публикует.

И в любой ситуации человек, который будет чувствовать себя оскорбленным, может подать в суд, требовать большое моральное возмещение от государства».

Кроме того, с его точки зрения, остается открытым вопрос, как государство будет защищать этих людей от возмущенного общества — при применении презумпции невиновности: «Не человек доказывает свою невиновность, а государству придется доказать, что он сотрудничал... Если государство публикует человека как сотрудника, это значит, государство выносит обвинение ему».

«Я думаю, что есть компромиссный вариант.

Если эта комиссия вместе с юристами исследует документы и действительно видит, что совпадает несколько ситуаций (электронная система Delta, картотека и журнал), поднимает уголовные дела и видит, что там человек реальный, он дал факты.

Вот в таких ситуация Госкомиссия может публиковать: по исследованию в той ситуации установлено, что тот человек навредил реальному развитию науки. Тогда государство несет за эти слова ответственность и вряд ли проиграет в этом суде», — уверен Куртис.

Адамсонс, представитель парламентской фракции «Согласия», указал: до 2014 года партия была против публикации, поскольку это «абсолютно безответственное отношение к материалам, которыми мы владеем, мы можем нанести ущерб, публикуя эти материалы». Кроме того, это создаст прецедент: и сейчас у различных организаций есть своя агентурная сеть — люди могут просто отказаться сотрудничать.

«А где гарантия, что через 10 лет ситуация не изменится, и мои данные не будут опубликованы», — добавил он.

Он добавил, однако, что теперь фракция придерживает радикального мнения:

«Если спецслужбы не могут с ними работать, если историки не могут с ними работать, то самое оптимальное — сжечь. Не хотите сжигать — давайте опубликуем. Пусть будет ужасный конец, а не ужас без конца».

«Я полностью согласен: нельзя публиковать фамилии лиц, которые были потерпевшими тогда — и мы их еще раз сделаем потерпевшими. Категорически нельзя. Поэтому комиссии и дано это задание — объяснить, как, почему и что, и предложить...

Лично я, когда с первого момента начал этим заниматься, никак не мог понять — почему это все не отдали в Госархив, где также нужно защищать личные данные и все остальное.

В Госархив кто хочет — журналист, историк — идет и изучает, но все время соблюдает законы Латвии, чтобы своими заявлениями не сделать плохо человеку», — заявил Юрис Стуканс, участник Комиссии по изучению документов КГБ, судья Рижского окружного суда.

«Даже из тех, кто был в пятом отделе, были те, кто был вынужден — и, выполняя эту работу, может быть, кого-то спас... А когда это будет публично доступно, поверьте мне, толпа все снесет. Для нее все будут одинаковые», — подчеркнул Арнольд Бабрис, экс-сотрудник Бюро по защите Сатверсме.

«Если есть пострадавшие и есть виновные, мы можем это рассматривать. Но ни в коем случае не наоборот — не всех. Самое страшное, что могут пострадать абсолютно невинные люди, причем даже те люди, которые чисто по-человечески очень правильно поступали, может быть, кого-то даже спасали»,

— добавил Бабрис.

Иной точки зрения придерживается социолог, советник премьер-министра Айгар Фрейманис. «Не будет никакого Армагеддона, если эти списки будут опубликованы... Все вокруг этих мешков, вся эта тематика сокращается, потому что появляется все больше информации. Сейчас представить агентов, которые могли бы вызывать какой-то общественный интерес — скорее всего их относительно мало, тех, кто сейчас находится в активной общественной жизни», — указал он.

Он привел фразу Юриса Боярса: «Если опубликуют, с одной вещью вам придется считаться: надо будет менять иконы».

«Сейчас выступить не парламентском уровне против публикации этих данных — очень сложно... И я думаю, не каждая фракция или партия, представленная в парламенте, рискнет сказать «нет»... Если ты скажешь «нет», ощущение, что на тебя сейчас падет тень... У меня не было ощущения, что они хотели бы сказать «нет», но они понимают, что это дополнительная ноша, что ли. И дополнительная проблема, которая, с одной стороны, может кому-то помочь на выборах, а кому-то может и сильно помешать», — добавил социолог.

Бывший спикер Сейма, профессор университета им. П. Страдиня Илги Крейтусе также считает, что публикация на возможность выдвинуться на выборы не повлияет.

«Публикуют? Есть карточка? Не избирают не потому. Мы за 25 лет приучили общество к тому, что на это не надо обращать внимание».

Она пришла на эфир с «документом» — списком телефонов всех сотрудников КГБ на 1988 год. «Меня больше интересует, и было бы, по-моему, жителям Латвии более интересно узнать — взять этот список и посмотреть, что эти люди делают сегодня, на каких должностях, какие награды получили, на баррикадах стояли ли».

«Самая большая угроза, я считаю, если идет от КГБ, то идет от этих людей, которые там работали: вербовали, стучали, передавали, исключали, высылали и так далее. Что они делают сегодня? Меня это интересует гораздо больше»,

— подчеркнула она.

«Весь этот сыр-бор, по моему мнению, готовится перед выборами... Мы только на начальной стадии раскачивания этого вопроса. Если мы его вовремя загасим, притушим, дадим правильное разъяснение, не получится то, что планируется. А я вижу, что планируется так: постепенно его наращивать-наращивать-наращивать, и перед выборами из этого делать шоу. Я вижу только политический вектор», — заявил Бабрис.

Дискуссия о содержимом архивов КГБ в Латвии, о том, публиковать ли сведения о сотрудничавших со спецслужбой жителях страны, доносивших на своих друзей и соседей, длится уже давно. Чем ближе окончание срока работы специальной комиссии экспертов, оценивающей, как с научной точки зрения правильнее подойти к этому противоречивому историческому наследию - тем жестче звучат заявления как сторонников предания этих сведений гласности, так и противников. Тем временем известный латышский поэт Янис Рокпелнис решил, подобно тому как это сделал в свое время политический деятель Георг Андреев, признаться в сотрудничестве с КГБ сам.

Как уже писал Rus.lsm.lv в публичном пространстве часто звучат призывы не разглашать имена тех, кто сотрудничал с советскими органами внутренней безопасности, и сомнения в том, что архивным данным можно доверять, потому что КГБ ими, возможно, манипулировал и подтасовывал сведения. 

Но звучат также допущения, что к содержимому архивов приложили руку и спецслужбы независимой Латвии. В частности, в передаче LTV De facto 12 ноября сообщалось, что из базы данных КГБ «Дельта», содержащей сообщения агентов и учетные карточки, стирается важная информация. Комиссия историков, расследующая деятельность КГБ в Латвии, обратилась к президенту Раймонду Вейонису с просьбой отменить закон о КГБ и предать огласке содержимое архивов.

Необходимость такой меры поддерживает и известный режиссер, автор фильма о судьбе латвийских ссыльных в Сибири «Хроника Мелании» Виестур Кайриш.

Комментируя призывы открыть архивы КГБ, бывший президент Вайра Вике-Фрейберга заявила, что опубликовывать «голые списки» было бы безответственно. Она отметила, что КГБ редактировал эти документы и делал это явно не из благих намерений. Возражает против «бездумной» полной публикации содержимого архивов и советница президента по законодательным и юридическим вопросам Кристине Яунземе.  

Одно из последних предложений в резонансной дискуссии - доверить хранение документов КГБ Госархиву, а не спецслужбам, у которых часть их хранится, а также передать контроль над работой комиссии историков Сейму.

Созданная по решению Сейма специальная межведомственная комиссия историков работает с 2014 года. Ее задача - перед публикацией архивных материалов провести их научное исследование. Публично доступными архивы КГД должны стать с конца мая 2018 года, но уже сейчас ясно, что картотека является неполной и карточки информаторов не могут служить доказательством факта сотрудничества с репрессивным учреждением советского времени. Ученые ранее жаловались на отсутствие финансирования и на подспудное, но ощутимое противодействие на политическом уровне. Комиссия еще в 2016 году заявляла, что не видит преград к рассекречиванию архивов КГБ ЛССР.

1 комментари
Juris Dīriņš
раньше нужно было опубликовывать ! теперь уже поздно ! теперь если и Наказывать кого так уже тех кто продлевал запрет на публикацию этих Материалов !
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное