Андрей Шаврей: Юбилей руководителя хора мальчиков — поздравляю, Учитель!

Сегодня в большом зале Латвийского университета свое 75-летие отмечает Янис Эренштрейтс, художественный руководитель знаменитого хора мальчиков Домского собора. Потрясающий, «штучной выделки» музыкант и личность.

В концерте примут участие хоры мальчиков и девочек Домского собора, группа Framest, Раймонд Паулс, певец Янис Шипкевиц. Разумеется, он, равно как и участники группы Framest, — ученики Эренштрейтса. Вообще, среди его учеников — целая плеяда музыкантов Латвии, и могу только гордиться тем, что хоть недолго, всего (всего!) год, но и мне посчастливилось быть его учеником.

Это было в 1981-82 годах, когда я поступил в студию хора мальчиков в школе имени Эмиля Дарзиня на улице Калнциема. Кстати, стал в ту пору единственным русским, попавшим в этот прославленный коллектив. Зашел во время вступительного экзамена, мне навстречу поднялся высокий человек с благородной внешностью и сразу же спросил, что я хочу спеть. Я с перепугу тут же исполнил «Пусть бегут неуклюже...»

Затем Эренштрейтс задумчиво посмотрел на меня и постучал пальцами о крышку рояля. Через секунду сказал: «Повторите, что я сейчас вам простучал...» Я повторил — точь-в-точь, и... был принят.

Я учился только год, а потом позорно сбежал. Как и любой юный музыкант, музыку обожал, сольфеджио ненавидел. Хотя перспективы были весьма и весьма радужные. В общем, повторил «подвиг», например, Андрея Миронова — взял ноты и начал на них кататься горки.

Но за это время Эренштрейтс меня научил, помимо хорового пения и сольфеджио, как минимум, трем вещам — терпению, пониманию и точности.

Мне мама сказала, что вот твой учитель, его зовут Эренштрейтс. Учитель взял меня за руку и отвел в студию на четвертом этаже школы, там стены были обклеены афишами хора мальчиков — со всего мира. Почему-то запомнилась афиша из Киева — наверное, потому что там была буква i в названии украинской столицы.

Так вот,

мне казалось, что «Эрен» — это имя, а «Штрейтс» — отчество. Ну, в русских же школах принято называть по имени-отчеству. И я еще долго, неделю примерно, подходил к учителю и обращался к ему запросто: «Эренштрейтс!» А Янис к этому относился совершенно спокойно, только улыбался.

Только потом я понял, что Эренштрейтс — это фамилия, а вообще-то это Skolotajs. Учитель!

Это действительно добрейший и светлый человек — видно по лицу. Мальчишество и при этом присущую мальчикам своеобразную мудрость он сохраняет в себе до сих пор. Но однажды он меня наказал.

Была такая замечательная опера у нас — «Маленький трубочист» Бенджамина Бриттена. Участвовал в нем и хор мальчиков — во втором и третьем отделениях. А во время первого отделения мальчики за кулисами готовились, распевались под руководством Учителя.

Первое отделение я просидел в партере, слушая оперу — о распевке забыл. И когда пришел ко второму отделению и стал надевать бабочку, Янис Эренштрейтс подошел и вежливо сказал мне, восьмилетнему: «Андрей, вы сегодня петь не будете!» Я ахнул: «Почему, Учитель?» «Вы не были на распевке...» Уж я плакал, умолял, Эренштрейтс оказался неумолимым. Зато я больше никогда не опаздывал.

Самые счастливые воспоминания от того периода — это репетиции с Учителем и встречи с Раймондом Паулсом. Там был длинный коридор, увешанный стендами с фотографиями и историями о выдающихся латвийских музыкантах (еще та школа, кстати!).

И вот однажды вечером в этом коридоре я увидел... Раймонда Паулса. Он, уже тогда легенда, шел куда-то в свитере и с аккордеоном в руках. Я на всю школу закричал, вбегая в студию: «Раймонд Паулс идет!!!» Он шел к нам, к мальчикам. На репетицию.

Паулс, зайдя в студию, быстро зыркнул на меня, а потом сказал Эренштрейтсу великое: «У твоего мальчика действительно хороший голос! Интересная вибрация в голосе...» Что и говорить — профессионал!

Потом мы пели народное, в обработке Маэстро: «Kur tad tu nu biji, āzīti manu? Mik mik mē, mik mik mē, kundziņi mans». И весело топали в нужный момент ножкой.

С тех пор хор мальчиков объездил весь мир — от США до Японии, пел в Белом доме при президенте Билле Клинтоне. Янис Эренштрейтс сейчас — обладатель ордена Трех звезд, руководитель школы Домского собора и патриарх.

Радует, что у него по-прежнему мальчишеский взор и бодрость духа. Он не просто молод, а юн!

Во время юбилейного концерта представят и книгу Kroņu pinējs — о юбиляре. Фрагменты из нее прочитает выдающийся латышский артист Гундар Аболиньш, который, безусловно, тоже до сих пор ученик Эренштрейтса.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное