Политологи: исключение Аболтини – это удар в спину «Единства»

Решение правления «Единства» об исключении из партии одного из ее основателей – Солвиты Аболтини – будет, вероятно, иметь весьма неприятные последствия именно для самой политической силы. В эфире передачи «Точки над i» на LTV7 политологи на выражения не скупились, называя данный шаг «ударом в спину», «выстрелом в ногу» и даже «самой большой ошибкой» действующего лидера «Единства» Арвилса Ашераденса.

Решение об исключении Аболтини из «Единства» было принято, когда правление партии обсуждало, кого назначить на пост министра экономики. Сейчас эту должность занимает Арвилс Ашераденс, недавно ставший председателем правления партии – в этой связи рассматривалась возможность его перехода в Сейм, где он бы занял пост руководителя фракции. В такой ситуации министерское кресло освобождалось – и нужен был преемник.

Впрочем, преемник не был найден – этого даже не потребовалось; министр передумал освобождать кресло, а вместо этого правление проголосовало за исключение из партии Солвиты Аболтини.

«Идут голосовать за нового министра, а в результате исключают Аболтиню. Сам министр, при этом, остается на посту.

Это ребус, который просто невозможно понять», - заявила политолог Илга Крейтусе.

По мнению Крейтусе, произошедшему можно дать лишь одно объяснение: Арвилс Ашераденс «просто сорвался»:

«Это определенный комплекс неполноценности, поскольку он заявил ,что Солвита Аболтиня ему мешает. В предыдущие моменты он, возможно, считал до десяти и успокаивался, а этот раз не смог. (..) Когда сор выносится из избы, этим могут воспользоваться твои противники и конкуренты. И вывернуть это можно по-разному – но все это не идет «Единству» на пользу», - уверена Крейтусе.

Она отметила, что после исключения Аболтини в парламентской фракции сложилась напряженная ситуация –

лишь 10 из 22 членов фракции являются членами «Единства»;

остальные же представляют кандидатов от региональных партий, или уже вышли или были исключены из партии.

«У «Единства» нет большинства в собственной парламентской фракции. Если 12 не-членов «Единства» сгруппируются, они могут, например, не утвердить нового руководителя фракции, оставив в таковом статусе Солвиту Аболтиню до принятия бюджета. Тут много простора для разных внутренних игр», - считает Крейтусе.

Экс-депутат Сейма Карлис Лейшкалнс отметил, что Солвита Аболтиня – сильная женщина. И то, что сейчас она не самым лицеприятным образом отвечает бывшим однопартийцам –

лично он считает «разговором сильной женщины с пигмеями».

«Да, можно было плюнуть и молча уйти. Но сейчас для оставшихся в «Единстве» это хороший урок – они исключили ее за ее же спиной. И она им ответила. (..) Это страшный проигрыш для Ашераденса», - согласилась Крейтусе с бывшим политиком.

В свою очередь политолог Юрис Розенвалдс считает, что если партия хотела «демонстративно очиститься», это можно было сделать красиво.

«Можно рассуждать о популярности или непопулярности Аболтини… Но сейчас все сделано так, чтобы даже самый несведущий в политике человек понимал, что это следствие интриг», - сказал Розенвалдс.

«Ашераденс фактически себе в ногу стрельнул. Специально? Да кто захочет делать такое специально? Конечно, бывают случаи самострела, но это наказуемо», - заявил Розенвалдс.

Впрочем, экс-депутат Лейшкалнс не видит ситуацию настолько уж явно мрачной и считает, что Ашераденс еще может повернуть ее на пользу «Единству».

«Якобы из-за недемократического управления Аболтини из «Единства» ушло так называемое «либеральное крыло» во главе с [Илзе] Винькеле... Но надо понимать, что «Единство» - это партия, которая чувствует, что

если она преодолеет на следующих выборах пятипроцентный барьер – для нее это уже хорошо,

поэтому она ищет, с кем объединиться. И как уже бывало в истории этой партии, убежавшие могут вернуться обратно. И Ашераденс сможет заявлять: приходите, мы снова едины. А чтобы сделать это,

нужно было принести Аболтиню в жертву», - сказал экс-депутат

Но Илга Крейтусе с такой постановкой вопроса не слишком согласна:

«Что такое «Единство»? Это объединение из выходцев из разных партий, в том числе и тех, кто в свое время ушел из «Нового времени». Аболтиня их собрала довольно искусственно.

Чашку можно склеить как угодно, но горячий кофе туда не нальешь. Пока все это соединяла Аболтиня, но теперь, мне кажется, ничего уже не склеить».

Она отметила, что в любой партии есть два лидера – тот, кто является им de jure, и тот, кто руководит партией de facto. И очень часто тем, кто продвинулся вверх, хочется стать первыми во всем.

«Если фактический лидер умный и не закомплексованный, он будет пользоваться тем, что дает ему лидер de jure. Но всегда кажется, что я же не хуже, могу быть еще сильнее и все всем докажу. И трудно понять, что пустив того лидера вперед, получишь гораздо больше. У человека в политике не должно быть принципа, что именно он всегда должен быть впереди», резюмировала Крейтусе.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное