Владимир Иванов: Когда услышать «спасибо» для спортсмена — и шок, и сюрприз

Это был тот самый случай, когда хотелось обнять спортсмена, расцеловать его и поблагодарить от всей души: «Спасибо, дружище». Потому что с ним связано очень много воспоминаний. Эта не один период в латвийском хоккее, и не три, а целая эпоха, длиною в 17 лет. На лице Эдгара Масальскиса после прощального матча с французами в составе сборной Латвии читалась обыкновенная растерянность. До слез не дошло, но было где-то на грани...

Но не потому Эджа был растерян, что к 33-й минуте беспристрастный соперник отгрузил ему пять голов, заметно подпортив настроение 37-летнему ветерану. Просто

наш голкипер был в шоке от того, что началось после финальной сирены. Его проводили так, как не провожали никого в нашем хоккее.

Во всяком случае, я не припомню.

Помню, как «Спасибо и до свиданья» не в такой помпезной обстановке произнес Артур Ирбе, помню, как на личные сбережения проводы сам себе устроил нападающий Харий Витолиньш — ныне помощник Олега Знарка в сборной России и СКА (Санкт-Петербург). Но то, что происходило на льду Arēna Rīga в субботу — это буря эмоций и достойно уважения. Тут нельзя не похвалить не только наших прекрасных болельщиков, практически до отказа заполнивших трибуны, но и федерацию (если есть за что хвалить — почему это не сделать?), которая нашла подходящий момент отблагодарить Масальскиса за 15 чемпионатов мира и четыре Олимпиады, проведенные в составе национальной команды. Шутка ли — начиная с 2000 года, он постоянно был в обойме сборной Латвии (в большинстве своем — как вратарь номер один), проведя только на официальных турнирах более полутора сотни матчей. 17 лет пролетели как один год — стремительно, ярко и на одном дыхании.

Да, знаю, Масальскис — вратарь не экстра-класса, не будем лукавить. Да, есть много таких, кто будет поталантливее (боюсь сглазить, но тот же его преемник в сборной Латвии Элвис Мерзликин, который на 14 лет младше — вратарь иного уровня). В его карьере были не только взлеты и громкие победы, но и обидные ляпы и поражения. Аплодисментов хватало, но были и шипы, и не меньше.

Но в чем не откажешь этому парню — так это в самоотверженности. Масальскис — вратарь с характером, и во многом из-за этого он не раз в одиночку выручал нашу сборную. Зачастую он был не пол-команды, а значительно больше.

В сборной Латвии вообще, по традиции, голкипер — это всегда что-то важное и особенное.

Эх, многое что отложилось в памяти с этим вратарем под номером 31. Вот так, сразу, навскидку, могу вспомнить две игры, от которых мурашки бегали по коже. Такие матчи действительно не забыть, начиная с игры против шведов на ЧМ-2009 в Берне (победа в серии буллитов — 3:2, когда Масальcкис отразил 38 броcков из 40, в том числе и решающий буллит в исполнении тогда еще защитника подмосковного «Атланта» Магнуса Йоханссона), заканчивая эпической игрой с французами на чемпионате мира-2015 в Чехии (ничья в основное время — 2:2, когда только Масальскис сумел спасти сборную Александра Белявского от вылета в первый дивизион, после выхода «один в ноль» на последних секундах третьего периода выиграв дуэль у Жюльена Дерозье). На самом деле

в масштабе латвийского хоккея Масальскис — глыба. Вот почему очень важно было сказать спасибо именно ему. Хотя бы сейчас.

Впрочем, это не отменяет подобных проводов для других. Избирательность все-таки налицо — а почему на этот матч с французами не пригласили долголетнего капитана сборной Латвии Херберта Васильева, который также закончил свою карьеру в сборной Латвии. Он что — не заслужил? Конечно — заслужил, и не меньше Масальскиса. А то, что он живет в Германии — не повод забывать об этом.

В латвийском спорте вообще с проводами — беда. Ты нужен, пока приносишь пользу, пока в обойме, пока играешь и пока из тебя не выжмут все соки. Потом, когда пора уходить на пенсию — о тебе забывают. И очень быстро.

И это не только к хоккею относится. Если брать футбол, то за последние 12 лет таким вот образом из сборной Латвии проводили только двоих — Михаила Землинского и Мариса Верпаковского, и это — еще раз — за 12 (двенадцать!)  лет... В хоккее наш болельщик не успел сказать «спасибо» ни Белявскому, ни Тамбиеву, ни Семенову, ни Наумову или даже Ниживию, а еще Лавиньшу, Игнатьеву, Ципрусу и многим другим. Никому! У нас почему-то нет такой традиции. А жаль... Ребята такого отношения к себе точно не заслужили.

Вот и получается, что для Масальскиса такие проводы — шок, потому что подобного он никогда не мог себе представить — тут вам и трогательные речи, и картины в подарок. и овации болельщиков, и признательные слова чиновников разных мастей. Вся сборная — рядом, и все стремятся пожать руку и сказать на ушко что-то доброе. В шоке были его жена, дети. Хотя в других странах, с другой культурой отношения к профессиональным спортсменам, такие мероприятия — нормальная практика. Французские хоккеисты восприняли лишние 15 минут после матча ради такого случая — как само собой разумеющееся. Наоборот, они быстро прониклись ситуацией, наравне со всеми по честному аплодируя и приветствуя нашего вратаря.

На самом деле организовать такие проводы — это не огромные затраты. Это просто желание и время. Это, в конце концов, элементарная человеческая благодарность, которой сегодня так не хватает в нашем спорте.

И я рад за этого вратаря, которому выпал такой шанс достойно проститься с командой, да еще в столь потрясающей атмосфере. Спасибо тебе, Эджа. Ты — лучший!

Уже через полторы недели — старт очередного Чемпионата мира по хоккею. Дальше — без Масальскиса, который, по его собственному признанию, за игрой сборной Латвии будет наблюдать дома, в кругу друзей и знакомых, на диване с бокалом пива. В его жизни наступает новый период, не менее интересный. Хотя... Я нисколько не удивлюсь, если летом мы узнаем о новом контракте Масальскиса где-нибудь в Европе. Большой спорт так просто не отпускает.

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное