Павел Широв: Дело Серебренникова. У дверей суда — как это было

«Домашний арест». Два слова, как-то просочившиеся сквозь закрытые двери зала заседаний, собравшиеся внизу, у подъезда Басманного суда (название городского судебного округа) Москвы, где во вторник 23 августа решалась судьба режиссера Кирилла Серебренникова, встретили дружными криками: «Позор!».

Минуту спустя толпа уже скандировала: «Кирилл! Кирилл!», а к выходившим из подъезда известным, не очень известным и совсем неизвестным людям тут же кидались журналисты, наперебой просившие комментарий, хотя почти все, кому удалось попасть собственно в зал суда, едва ли могли говорить. Последний час им пришлось провести в душном коридоре. На оглашение решения суда в зал допустили только телеоператоров.

Акция в поддержку Серебренникова, арестованного в ночь на 22 августа в Санкт-Петербурге и доставленного в Москву под конвоем, началась у здания суда незадолго до полудня. Когда обвиняемого доставили в суд, у подъезда собралось порядка ста человек, не считая журналистов. И люди продолжали подходить. Слушания начались с более чем получасовым опозданием. К этому времени, пройти вдоль фасада здания было уже совершенно невозможно.

Позднее один коллега насчитает от четырех до пяти сотен человек, хотя и не будучи полностью уверенным в точности своего подсчета. Впрочем, скорее, счет был верен.

Люди стояли не только у дверей суда, но и на противоположенной стороне улицы. Расположенное наискосок от здания суда кафе вполне могло сделать за несколько часов недельный план. Столики на открытой веранде тут же оккупировали представители прессы.

В толпе постоянно мелькали знакомые лица. Поддержать своего коллегу пришли театральные и кинорежиссеры. Писатели Людмила Улицкая и Дмитрий Быков едва успевали отвечать на вопросы журналистов, хотя пока говорить, было пока что не о чем. Единственное, что точно было известно всем собравшимся, следствие намеревалось просить суд о заключении Серебренникова под домашний арест, тогда как адвокаты намеревались добиваться подписки о невыезде. Их поддержало несколько весьма известных личностей, выразивших готовность поручиться за режиссера. Называли имена режиссеров Александра Калягина, Константина Райкина, Федора Бондарчука. С аналогичным заявлением выступил певец Филипп Киркоров, а также Наталья Солженицына – вдова нобелевского лауреата. Издатель Ирина Прохорова заявила о готовности прямо сейчас внести за Серебренникова любой залог, который назначит суд.

Художественного руководителя московского театра «Гоголь-Центр» обвиняют в мошенничестве и присвоении денег, выделенных из государственного бюджета на проект по развитию и популяризации современного искусства «Платформа» в 2011 – 2014 годах. По версии следствия, режиссер вместе с группой менеджеров разработал схему, по которой бюджетные деньги были переведены в наличные и то ли растрачены, то ли присвоены.

Первоначально следствие даже утверждало, что один из спектаклей, заявленных в рамках проекта, вообще не был поставлен, хотя этот спектакль – «Сон в летнюю ночь» – не только был поставлен, премьера состоялась осенью 2012 года, но и по сей день идет на сцене «Гоголь-Центра».

В конце мая нынешнего года по этому делу в квартире Серебренникова и в «Гоголь-Центре» были проведены обыски. Самого режиссера доставили на допрос к следователю, но в тот же день отпустили, не предъявив никакого обвинения. Однако позднее были задержаны и заключены в следственный изолятор бывший директор «Гоголь-Центра» Алексей Маслобродский, а также бывший главный бухгалтер театрального проекта «Седьмая студия» Нина Масляева. Последняя, как утверждает следствие, признала, что помогала обналичивать деньги и фальсифицировать «финансовые отчетности».

Заседание суда затягивалось, толпа у подъезда не уменьшалась. Знаменитости уезжали и возвращались, снова уезжали.

Собравшиеся периодически скандировали: «Свободу!» и аплодировали.

Как рассказали позднее присутствовавшие в зале суда, все это было им прекрасно слышно через раскрытые окна. Полиция поначалу несколько раз призывала людей разойтись. Довольно спокойно, без угроз,

но стоявшие немного поодаль автобусы для перевозки арестованных, называемые в народе «автозаками», сами собой как бы намекали.

Позднее «автозаки» перегнали непосредственно к зданию суда, чтобы толпа не перемещалась на проезжую часть.

После того как решение суда было оглашено, полицейские перекрыли и проход по тротуару с той стороны здания, где находился служебный вход. Тем временем несколько десятков молодых людей нестройно затянули: «Перемен требуют наши сердца…» То ли от переполнявших чувств, то ли намекая на фильм об авторе песни – Викторе Цое, который начал, но теперь не сможет продолжить Кирилл Серебренников. Спустя некоторое время стало известно, что нескольких певцов задержали полицейские, но позднее все они были отпущены.

Защита режиссера пока отказывается делать какие-либо прогнозы. Адвокат Дмитрий Харитонов сообщил только, что

решение суда будет обжаловано в течение установленных законом трех дней.

Кроме того, он намерен обратиться в суд с просьбой разрешить его подзащитному посещать руководимый им театр и участвовать в съемках. Согласно решению суда, Серебренникову запрещено покидать свою квартиру, а также пользоваться любыми средствами связи. Посещать его смогут только близкие родственники и адвокаты. Представители следствия от комментариев воздержались. Лишь накануне медиа сообщили со ссылкой на Следственный комитет, что в деле появился еще один подозреваемый. Исполнительный продюсер спектакля «Сон в летнюю ночь» Екатерина Воронова объявлена в розыск.

Хотя между домашним арестом и заключением в тюремную камеру есть существенная разница, оптимизма в отношении дальнейшего развития событий никто не выразил.

Простоявший возле дверей суда с самого начала и до самого конца публицист Сергей Пархоменко уходил со словами: «Если наши собаки в кого вцепятся, они его уже не отпустят».

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное