Павел Широв: далекая Мьянма и близкий Рамзан

Чечня снова в топе новостей. И вовсе не потому, что там в очередной раз активизировалось вооруженное подполье, не по причине межкланового или какого-то иного конфликта. Причиной послужили события, происходящие за многие тысячи километров от этого региона, в стране, само название которой прежде было, скажем так, не очень широко известно.

Действительно, кому слово Мьянма хотя бы о чем-нибудь да говорит, не считая школьников, недавно сдававших, или готовящихся вскоре сдавать экзамен по географии? Представителям старшего поколения, сдававшим такой экзамен лет сорок назад, и по какой-то причине не выкинувшим полученные тогда знания из головы, пришлось бы еще и хорошенько подумать, прежде чем вспомнить, что так теперь называется Бирма. 

Митинг в Москве у посольства Мьянмы в минувшее воскресенье и прошедший на следующий день куда более массовый митинг в Грозном привели российское общество почти в шоковое состояние. Прежде всего — на контрасте с недавними акциями оппозиции в российской столице и ряде других городов страны, которые были, прямо скажем, разогнаны полицией.

На этот раз так называемые правоохранительные органы даже не подумали вмешаться, когда толпа занимала сначала тротуар возле здания посольства, а затем и проезжую часть.

Полицейские пару раз довольно вяло попросили собравшихся не мешать проезду транспорта, а потом сами взяли и перекрыли движение по Большой Никитской улице, создав немало неудобств для москвичей, интересами которых городские власти обычно объясняют свой отказ согласовать митинг или шествие сторонников Алексея Навального и других лидеров оппозиции.

Когда же на следующий день глава Чеченской республики Рамзан Кадыров на созванном им митинге в Грозном открытым текстом выразил готовность выступить «против позиции России», если Россия не поддержит мусульман Мьянмы, не только журналисты и политологи, кажется, даже высшие государственные чиновники впали в состояние полной растерянности.

Президент Владимир Путин, и тот отреагировал весьма сдержанно, заявив, что любой человек «имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения».

Возразить тут было бы нечего, если бы не действующее законодательство, предоставляющее право высказываться по тем или иным внешнеполитическим вопросам от имени государства лишь узкому кругу лиц, в который руководители регионов не входят. Да и действия Рамзана Кадырова противоречили сложившейся в современной России традиции, согласно которой никакие подобные акции не могут происходить без предварительного одобрения высшей власти. В ноябре 2015 года, после того как российский военный самолет был сбит в небе над Турцией, толпа била стекла в здании посольства этой страны в Москве при полном бездействии полиции. Вот только этой, как бы спонтанной, акции предшествовали грозные заявления из Кремля.

На этот раз, судя по всему, никакого одобрения свыше никто и не просил, о чем свидетельствует реакция официальных медиа.

Митинг у посольства Мьянмы в Москве федеральные телеканалы как бы даже не заметили. Митингу в Грозном, правда, уделили куда больше внимания. Телеканал Russia Today и вовсе вел прямой репортаж из чеченской столицы. Но тут уже было не до согласований. Организаторы акции, правда, несколько погорячились, сообщив через информационные агентства, что в митинге приняло участие более миллиона человек. Все население Чечни, по официальным данным, едва превышает это число. И все же телевизионная картинка производила весьма внушительное впечатление.

Не заметить такого скопления народа для любого уважающего себя средства массовой информации попросту невозможно.

Еще одной важной деталью стало присутствие на митинге в Грозном значительного числа приезжих из Дагестана, Карачаево-Черкесии и других регионов Северного Кавказа. Да и в Москве к посольству Мьянмы вышли не только представители чеченской диаспоры. Получается, на призыв Рамзана Кадырова откликнулись не по этническому, а по религиозному принципу.

Понятно желание людей привлечь тем или иным способом внимание к судьбе своих единоверцев. Действия властей Мьянмы в отношении народности рохинджа, исповедующей ислам, в отличие от буддистского большинства жителей страны, иначе как геноцидом назвать трудно.

Однако религиозные лидеры российских мусульман, все эти имамы и муфтии, обожающие делать всякие заявления по поводу и без, на этот раз ни о чем таком даже не подумали. Муфтий Дагестана, по данным прессы, и вовсе осудил небольшой митинг в Махачкале, прошедший в один день с акцией в Москве, как «идущий вразрез с официальной позицией России».

Между тем именно эта «официальная позиция» и вывела людей на улицы. Конфликт в Мьянме продолжается уже не один год. И все это время Россия вместе с Китаем последовательно блокировала любые попытки оказать согласованное международное давление на власти этой страны. Руководствовались при этом, как в Пекине, так и в Москве, чисто экономическими соображениями.

Китай и Россия имеют в Мьянме, стране с, прямо скажем, нищим населением, но богатой полезными ископаемыми, свои интересы.

Интересы Китая, ставшего фактически спонсором нынешнего правящего режима Мьянмы, значительно шире, но это мало что меняет. Даже напротив, именно поэтому Кремлю совсем невыгодно ссориться с Пекином по такому мелкому поводу.

Вполне возможно, выступление мусульманской общины Москвы было действительно спонтанным, и Рамзан Кадыров не стал инициатором, а только присоединился в последний момент, действуя согласно известному принципу: не можешь предотвратить – возглавь. Однако политические последствия этого поступка очевидны. Конечно, это еще не делает его лидером всех мусульман России, как поспешили объявить некоторые комментаторы, но рассматривать произошедшее как серьезную заявку на такое лидерство вполне возможно. Причем заявку, судя по репортажам из Грозного, вполне оправданную.

Если дело обстоит именно так, теперь мяч переходит на поле Кремля, где уже в ближайшее время должны будут решить, как им распорядиться. И решать придется в весьма стесненных обстоятельствах. Столь массовая поддержка сама собой выводит Рамзана Кадырова из ряда обычных «губернаторов», которых можно сместить указом президента «в связи с утратой доверия». Что тут принципиально — последнее не зависит от того, зовут этого президента Владимир Путин или как-то иначе.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное