Латвийские голоса на канале «Евроспорт»: комментируют Владимир Синицын и Сергей Курдюков

Спортивный канал «Евроспорт» - один из самых популярных тематических в Европе и точно один из самых популярных в мире. У меня в пакете кабельного телевидения их аж два, к примеру. В ежедневном режиме — теннис и велоспорт, футбол и баскетбол, горные лыжи и прыжки с трамплина, биатлон и легкая атлетика, бокс и конный спорт, а еще гольф, снукер, парусные гонки. Палитра «Евроспорта» - разнообразнейшая. У телезрителей наверняка есть свои фавориты как из числа как спортсменов и команд, так и комментаторов.

И все эти трансляции озвучивают живые люди, двое из которых, можно сказать, наши — гуру снукера Владимир Синицын и Сергей Курдюков, который, без сомнения, номер один в комментировании велоспорта и биатлона. Мало кто догадывается, но это сегодня... латвийские голоса по факту.

И не надо изучать их биографии по «Википедии» — первый родился в Кувшиново, а это Тверская область, второй — в Моздоке. Синицын еще в трехлетнем возрасте с родителями перебрался в Латвию, то есть коренной рижанин можно сказать, а Курдюков с недавних пор по полгода живет в Риге с соответствующей вклейкой вида на жительство в паспорте. Как такое стало возможным — в интервью Rus.lsm.lv.

Блоггер и прогнозист в одном лице, снукер нон-стоп и первый чемпион страны

C Владимиром Синицыным я знаком около 25 лет. Помнится, еще в 1993 году в Шеффилде мы были с ним в составе латвийской делегации журналистов, работавших на отборочном олимпийском турнире по хоккею. 23 года назад я и представить себе не мог, что Шеффилд станет для Синицына чуть ли не родным, так как именно здесь, где по традиции, начиная с 1977 года, проходят все без исключения чемпионаты мира по снукеру, работают самые известные в Великобритании, да и во всей Европе, академии. Но тогда, в 1993-м, на уме у нас был только хоккей...

Если бы снукер обладал голосом, он вещал бы голосом Владимира Синицына — неповторимым, запоминающимся с первого раза, каким-то волшебным баритоном.

«Ты знаешь, сколько снукера закупил «Евроспорт» на этот год? 850 часов! Это 28 турниров в году. В среднем около трех часов в день получается. Из-за этого две трети года я провожу в Москве», - такая информация от моего собеседника могла бы свести с ума того, кто на дух не переносит эту игру.

Но даже на фоне всей этой «снукерной вакханалии», для меня он прежде всего мастер слова хоккейного. Как не вспомнить знаменитые финальные матчи чемпионата СССР 1988 года с участием рижского «Динамо» и ЦСКА. Команда Владимира Юрзинова тогда, как известно, взяла «серебро» и это наивысшее достижение латвийской команды в союзном чемпионате. Как раз о тех исторических матчах на Латвийском ТВ и рассказывал Синицын, комментаторский стаж которого насчитывает 35 лет. Спустя годы в его жизни появился снукер. И так вышло, что сегодня он мотается в Москву и обратно по нескольку раз в месяц не на финал Кубка Гагарина, а чтобы просвещать публику во время матчей серии «Мастерс» или чемпионатов мира. Игра с шайбой как-то сама собой отошла в его жизни на второй план, даже на матчах рижского «Динамо» его не встретить.

Сегодня Владимир Синицын, прежде всего, комментатор «Евроспорта», а еще журналист, судья международной категории, в прошлом — действующий игрок (неоднократно выступал на чемпионатах мира и Европы). А еще он является первым президентом Латвийской федерации бильярда и первым чемпионом Латвии по снукеру, в России его знают как руководителя российского подразделения международного турнира World Series of Snooker. 64-летний мэтр ведет блоги, дает прогнозы.

Завод ВЭФ, парный комментарий на Союз и дружба с Юрзиновым

Мало кто знает, но именно Владимир Синицын в свое время провел первый парный комментарий в СССР по образцу, который использовался на Латвийском ТВ.

«Все правильно, если говорить именно о комментарии на русском языке. На советском телевидении мой звездный час наступил в 1988 году, когда рижское «Динамо» дошло до финала. Было четыре финальных матча: два комментировал я, один – Владимир Перетурин, один – Евгений Майоров. В том же году в начале сезона я предложил: «В Латвии мы работаем в паре, почему бы не попробовать так же сделать на русском языке на весь Союз?» Предложение было одобрено, - вспоминает Владимир Синицын. - Хорошо помню и свой первый опыт комментирования. 1972 год, мне было 20 лет, я учился на четвертом курсе Политехнического института в Риге, но чувствовал, что не мое. На латвийском телевидении был конкурс комментаторов и ведущих передач. Все репортажи велись на двух языках одновременно: на латышском и на русском, было два комментатора. И на конкурсе на русском языке я прошел все этапы. Но что со мной делать – мне 20 лет? Кто я такой, чтобы пускать в эфир? Я не спортсмен, не журналист – никто. Тогда в таком возрасте невозможно было начать. И все - на этом все кончилось».

О Владимире Синицыне вспомнили. Правда, не сразу.

- Комментаторская карьера у меня началась с завода ВЭФ, где я возглавлял подразделение, занимавшееся обслуживанием всей техники на предприятии. Была Спартакиада завода, мне 29 лет. Я в числе тех, кто все организовывал. И то ли мегафон сломался, то ли еще что-то – мне говорят: «Объяви, у тебя голос громкий». И я: «Пятый цех – на прыжки». Кто-то услышал и говорит: «У нас сейчас будет летний хоккейный турнир на призы «Советского спорта», а диктор во дворце спорта в отпуске». Я согласился, вошел в эту роль, мне нравилось. Я притерся в тусовке, общался с хоккеистами, с Виктором Тихоновым, который тогда тренировал «Динамо». И стал работать на матчах чемпионата СССР диктором. Прошло полгода – ко мне подходят с телевидения: «У нас проблемы с комментатором, попробуешь?» Говорю: «Так я готов. Я еще 8 лет назад у вас был». И когда я сказал это, меня вспомнили: «Так это ты был? Володя, давай выручай. Завтра». Я: «Какое завтра? Хоккей же только в субботу», – «Нет, завтра. И не хоккей, а баскетбол. Сначала баскетбол, а потом дали и хоккей. Очень быстро стал комментатором Центрального телевидения по Латвии. Если была какая-то трансляция из Риги по любому виду спорта, давали мне. У меня бывало 12 репортажей в неделю – казалось, это что-то невероятное. По часам – не больше 2-4 часов. Теперь-то бывает и по 12 часов в день. Тогда я комментировал только с места событий. Студий еще не было.

Владимир Синицын быстро влюбился в свою работу. И все благодаря хоккею: «Мне очень нравилась работа, в основном это был хоккей. За два часа приходил, встречал автобус с командой, со всеми был накоротке – когда Юрзинов был восемь лет в Риге, я вообще фактически был членом команды. Я с ними ехал на сборы – под такими нагрузками раскрывались все характеры, и я отлично знал ребят. На выезды ездил – после матчей выходные у хоккеистов, мы вместе отдыхали. Это была золотая пора, 80-е годы. Тогда я понял – это то, чем я хочу заниматься».

«Советская молодежь», предложение Лескова и судьбоносная поездка в Москву

Еще одним этапом его карьеры стала работа в газете «Советская молодежь».

«Максимальное население Латвии было 2,6 млн жителей, а тираж газеты – 850 тысяч, на треть населения. В штате работали вдвоем: коллега Роман Бокалов брал футбол, а я – все остальное. Баскетбол, хоккей, восточные единоборства, автогонки – везде ходил и про все писал. Зарубежные командировки тоже стали регулярными, удавалось посещать и капиталистические страны. Тогда это сложно было. Ездил и от газеты, и от телевидения – я же комментировал и чемпионаты мира, и Игры Содружества, и Игры доброй воли, - Владимир Синицын рассказывает о годах работы в газете с теплотой. - В моей жизни был еще американский этап. Там были возможности закрепиться, но ничего путного не вышло. Так и не удалось, например, создать русскую редакцию. Я сходил на собеседования в 20 разных компаний, в итоге меня взяли в одну фирму: я занимался рекламой техники. Это была сельскохозяйственная техника - косилки всякие и так далее. Условия были сказочные, зарабатывал хорошо и ничего не тратил. Меня фирма обеспечивала жильем, питанием. И однажды эта фирма отправила меня в командировку в Латвию. В США у меня был дефицит общения. Попал в Ригу и увидел, как у меня много друзей, родственников – а я ведь соскучился по общению с ними».

Роковой для Владимира Синицына стала встреча с влиятельным тогда предпринимателем Владимиром Лесковым.

- У меня состоялась встреча с Владимиром Лесковым, тогдашним президентом «Пардаугавы», он был тогда еще и президентом Латвийской федерации футбола. У него была хоккейная команда, созданной этой же компанией. Он меня, как только увидел на каком-то мероприятии, сказал: «Никуда ты не поедешь, ты мне нужен, будешь у нас пресс-атташе». Мне и самому хотелось, но ведь в Америке работа. Он спросил, сколько я там получаю. «350 долларов в неделю», – говорю. Это полторы тысячи в месяц, при этом я ничего не тратил. Он сказал: «Больше будешь получать». Он меня соблазнил и зарплатой, и Ригой, и постоянными поездками – с футбольными командами, хоккейными. И тогда же, между прочим, начали появляться первые снукерные столы: в 1995-м я стал первым чемпионом Латвии по снукеру. Вот так все закрутилось и завертелось - в том же году я уже поехал на первый чемпионат Европы и на первый чемпионат мира. В сумме я играл на трех чемпионатах мира и девяти чемпионатах Европы. Самая дальняя точка, куда я добирался – Новой Зеландия. До нее 20 тысяч километров.

«Евроспорт» в жизни Владимира Синицына появился в 2000 году.

«В 2000 году я поехал в Калининград играть Евротур по пулу. Сидим там, по телевизору показывают снукер. У меня спрашивают: «А чего ты снукер не комментируешь?» Мы и до этого смотрели, но комментировать снукер – у меня и мысли такой не было. Во-первых, Москва, во-вторых, у меня все было хорошо и так. Но мы, играющие, слушали комментаторов – сначала было весело, мы наслаждались. Комментаторы сами не играли, снукер не видели, термины брали из русского бильярда – вообще не понимали игру. А потом нас стало это раздражать, - мой собеседник возвращается на 17 лет назад. - У меня была российская виза и несколько свободных дней – и я подумал: возьму и полечу. Я не знал, где находится «Евроспорт». Поехал в телецентр, захожу, спрашиваю – никто не знает. Думаю: что делать, зачем я вообще прилетел? И тут вижу Анну Дмитриеву, с которой мы были знакомы, она сказала: «Это напротив». А заодно позвала на «НТВ-Плюс»: «Володя, давай к нам. У нас и хоккей есть, и бильярда мы накупили много, Владимир Маслаченко в записи комментирует, мучается». Но меня как-то напугало, что я в Москве буду жить. В общем, все кончилось тем, что я нашел «Eвроспорт», позвонил в звонок и меня сразу пустили в эфир. Я, конечно, немного преувеличиваю. Меня там на самом деле знали. Я до этого долгое время общался с Николаем Акимовичем Сараевым, который комментировал снукер на этом канале многие годы. Он мне звонил, я ему пытался объяснить какие-то тонкости, но он далеко не все улавливал. Я пришел, начал комментировать – и говорю вещи, которым они просто не верят. Например, что сукно за чемпионат мира меняют два раза. «Да ты что?» – спрашивает Сараев. В России все привыкли, что в клубах меняют один раз за 3-4 года. То есть люди вообще не в теме, а я судьей уже был, правила хорошо знал. Я три дня провел в Москве, мы по очереди комментировали, и уехал. Причем я хотел искренне помочь, но ничего не получилось, как будто бы я им на китайском объяснял».

Квартира на проспекте Мира, угрозы недоброжелателей и Касперский

Чем вся эта история закончилась? Тем, что сегодня репортажи о снукере невозможно представить без голоса Синицына.

- У меня изначально была мысль только помочь, ничего больше. Я приехал, был на всех репортажах. И на третий день руководство меня спрашивает: «Не хотите у нас работать?» Контракт предложили. Тогда было 6-7 турниров в году, не как сейчас — под 30, я подумал, чего бы мне не согласиться. И стал ездить постоянно. А потом жизнь все расставила по своим местам.

«Про меня напридумано много историй. Моя популярность основана на том, что многие меня уважают, а многие и не любят. Но я все время на слуху.

Кто-то пишет, что не представляет снукер без моих репортажей, а есть те, кто не любит, - признается Владимир Синицын. - Более того, мне откровенно желали, чтобы быстрее умер, чтобы сдох. Конечно, это неприятно читать. Но я все равно читаю форумы, что обо мне пишут, воспринимаю это нормально: пусть злятся, но правда восторжествует, светлые силы всегда будут побеждать».

На вопрос о том, знают ли его в лицо стюардессы, Владимир Синицын отвечает отрицательно: «А вот и не узнают. В Россию я мотаюсь на машине. В Москве я снимаю квартиру на проспекте Мира. До работы мне пять минут езды. По московским меркам — это просто сказка. График напряженный — часто бывает так, что работаю весь день, вечером заканчиваю, сажусь за руль и еду домой. Пока выдерживаю. Но, если честно, моя мечта комментировать из Риги, как это зачастую делает мой коллега и друг Сергей Курдюков».

О снукере в Латвии Владимир Синицын говорит следующее.

- С Россией трудно сравнивать, масштабы не те. Но даже у нас столов 150 есть и детей человек 30 занимается. У нас есть Татьяна Васильева — чемпионка Европы, наша краса и гордость, Даугавпилс и Рига принимали чемпионаты планеты и континента, Родион Юдин два года подряд участвует в квалификации чемпионата мира. Это тоже показатель. А еще в «Арена Рига» к нам приезжают звезды на турнир серии «Мастерс» - и в прошлом году, и в позапрошлом. Приедут и в этом как раз на Лиго.

«К этому профессиональному турниру я тоже руку приложил, подтянул спонсоров. Того же Евгения Касперского. Мы с ним давно знакомы, сошлись на почве путешествий. Оба сумасшедшие такие. В этом году в Риге будет рейтинговый турнир, 64 игрока с именами, - Владимир Синицын, пользуясь случаем, всех приглашает на этот турнир. - Что еще есть в моей жизни сегодня кроме сyукера? Ничего. Так и напиши. Профессионально занимаюсь только им. Он у меня — каждый день. И я наслаждаюсь этим. Больше меня снукер никто не смотрит. Это позволяет мне участвовать в букмекерских оценках, прогнозы — это мое. Плюс организация турниров. Сам иногда играю. А что, только так... Ну есть, конечно, и другие интересы, не так все страшно. Где-то на десятый день чемпионата мира я уже начинаю медитировать — представляю, как сижу на берегу озера с удочкой у своего загородного дома, ловлю карпов, рядом собачка моя — уэльский спрингер-спаниэль, прародитель всех спаниелей. Райт зовут. Райт рядом и мне хорошо».

У Сергея Курдюкова — своя история. На вопрос — откуда он комментирует, он отвечает загадочно: «Где я нахожусь, там находится и моя работа».

«Новый латыш» Курдюков: комментарии из Риги, театр и «лабдиен»

Для кого-то появление на старте сентябрьской гонки Vienīvas известного комментатора «Евроспорта» Сергея Курдюкова с микрофоном в руке могло стать неожиданным. Как так — не самая известная в Европе велогонка в Риге, и что тут делает он? Как оказалось, Курдюков — наш. Он так решил — жить в одной из европейских стран. Выбрал Латвию, оформил все необходимые документы и вот, свершилось! Так что информация о том, что комментарий «Тур де Франс», «Джиро» или «Вуэльты» на «Евроспорте» ведется из рижской квартиры Курдюкова — никакой не вымысел.

«Почему Латвия? Мне здесь очень комфортно — до Москвы час с небольшим лету, приветливые и доброжелательные люди, у которых нет проблем с русским языком, Рига — волшебный город. Да и латвийских велогонщиков я хорошо знаю. Часто бываю в Испании. Вот и в последний раз плотно общался с вашим Гатисом Смукулисом, - рассказывает Сергей Курдюков. - Так что в моем выборе — все логично».

А вот что Сергей Курдюков рассказывает о своем появлении в Москве и о трудовом пути, как он стал «голосом за кадром».

- Я родился в семье военнослужащего и много ездил по стране. В Москву я приехал вместе с родителями. Потом стал учиться на заочном отделении в лингвистическом университете, бывший Иняз имени Мориса Тореза. Особой специализации не было — учил английский. Итальянский? Это не просто хобби, он еще и здорово помогает в спортивной журналистике. У итальянцев особый вкус к спорту, кроме того, мне в принципе нравится страна, культура, многообразие всякого рода. А еще я работал в театре и крутил педали. В театре на тренингах работали преподаватели ведущих вузов по разным сценическим дисциплинам. Вообще до этого жизнь у меня была построена на спорте. С 5-6 лет я ходил на плавание, «доплыл» до 3-го взрослого разряда. Потом, в возрасте 10-11 лет, поиграл в гандбольных воротах. Затем долго было триединство: гребля на байдарке, велосипед и лыжные гонки. Не было строгой определенности, занимался зимой лыжами, а всем остальным – летом. Такое вполне возможно в раннем возрасте. Через какое-то время гребля отсеялась, остался велосипед с лыжными гонками. Преобладал велосипед с далеко идущими амбициями, в конце концов, уровень этих амбиций вступил в противоречие с темпами развития организма. «Укатался», как говорят в таких случаях, возник вопрос, чем заниматься дальше, пока тело приходит в себя. Я решил попробовать себя на сцене. С нами работали педагоги по речи, движению, мастерству, все постигалось на фоне репетиций и работы в спектаклях. Я очень благодарен этому периоду. Все пошло в копилку навыков, практически все находит свое применение в эфире сегодня.

Для меня всегда есть объект, воображаемый собеседник или группа собеседников, с которым я веду беседу во время эфира. Очень легко представить воображаемую зрительскую аудиторию, будто она сидит перед тобой в партере, органически ощущаешь ее энергетику, и это превращает репортаж не просто в токование глухаря, а в живое общение.

Возвращаясь к «трудовому пути», Сергей Курдюков рассказывает о работе на радио и в журнале, о путешествиях: «После театра работал на радио. Сначала занимался спектаклями и рекламой. В конце 90-х я решил потихоньку возвращаться к «родной» тематике. Вначале работал на радио «Спорт», потом, параллельно с «Евроспортом» - на «Семерке», на ТВЦ. Такая «война на многих фронтах». Помимо эфира – «Советский спорт», журнал «Мото». Надо не застаиваться, развиваться, пробовать разные жанры, расширять специализацию – основная деятельность от этого только выигрывает. Скажем, в последние годы стал активнее фотографировать в поездках, на этом материале потом рождаются статьи, к спорту никакого отношения вроде бы не имеющие. Эти статьи о странах, о людях, которые выходят в совсем не спортивных изданиях. Но с другой стороны – все близко, все едино, если воспринимать спорт как часть общечеловеческой культуры».

На более-менее постоянной основе Курдюков комментирует велосипедные гонки, лыжные гонки, мотоспорт (Мото GP, супербайк, суперкросс и триал), биатлон, прыжки на лыжах с трамплина.

«Когда я недавно позвонил Курдюкову, то услышал от него «лабдиен» и «свейки». Кажется, он уже полностью освоился в Латвии», - заметил в конец нашего разговора в его квартире в Зиепниеккалнсе Владимир Синицын.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Спорт
Спорт
Новейшее
Популярное