Веронезе, Гойя, Ван Дейк, Рубенс… В «Рижской бирже» — выставка из коллекции Национального музея Прадо

Шедевры Веронезе, Гойи, Ван Дейка, Рубенса, Мурильо — в Латвии! В Художественном музее Рижская биржа событие века. Завтра, 25 марта, там начинает работу грандиозная по своей значимости выставка «12 характеров Прадо». Впервые в Балтии будут экспонироваться произведения всемирно известных европейских мастеров XVI-XIX столетий из собрания самого крупного в Испании и одного из самых посещаемых в мире музеев, отмечающего через два года свое 200-летие.

ФАКТЫ

Национальный музей Пра́до (Museo Nacional del Prado) — один из крупнейших и богатейших музеев европейского изобразительного искусства, расположенный в Мадриде. Входит в первую двадцатку самых посещаемых художественных музеев мира.
В коллекции музея, которую начали собирать еще испанские короли, хранятся одни из наиболее полных собраний Босха, Веласкеса, Гойи, Мурильо, Риберы, Сурбарана и Эль Греко.
Произведения в залах итальянской живописи датируются периодом от раннего Возрождения (Фра Анджелико, Мантенья, Боттичелли) до XVIII в (Тьеполо). Полотна Рафаэля. Картины Караваджо и Джентилески, творения художников венецианской школы — Тициана, Тинторетто, Веронезе и Бассано. — образуют один из самых насыщенных живописных ансамблей Прадо.
Более полутора веков провинции современных Бельгии, Нидерландов и Люксембурга принадлежали испанской короне и многие фламандские художники работали в Испании. Картины фламандских примитивистов — Вейдена, Баутса, Мемлинга, Босха и других художников XVI века выставлены на нулевом этаже. На первом этаже расположено собрание фламандской живописи XVII — Рубенс, Ван Дейка, Брейгель и другие мастер.
Немецкая школа представлена Альбрехтом Дюрером и Лукасом Кранахом, картинами Антона Рафаэля Менгса. В музее хранится и замечательная коллекция английского искусства, среди авторов — Гейнсборо, Рейнольдс и Лоуренс. Картины Пуссена и Лоррена входят в собрание французской живописи.
Музей насчитывает также около 4000 рисунков, в том числе, самую крупную коллекцию рисунков и эстампов Гойи. Более 220 классических скульптур, привезённых из Италии в XVI—XIX вв., показывают развитие этого жанра, начиная с архаического периода, собрание дополняют творения скульпторов Леона (XVI век). Богато представлено декоративное искусство. Коллекция «Сокровище дофина» включает драгоценные предметы, унаследованные Филиппом V от отца — Великого дофина.

 

Это новейший и самый объемный совместный проект Фонда Бориса и Инары Тетеревых и Rīgas Birža, продолжающий сотрудничество, в историю которого уже вошли такие вехи, как принесенная в дар музею «Рижская гондола» (арт-объект россиянина Дмитрия Гутова), экспозиция «Очарование Прованса», а также мероприятия программы TÊTE-À-TÊTE.

Накануне вернисажа Rus.Lsm.lv расспросил о проекте его куратора, руководителя «Рижской Биржи» Дайгу Упениеце.

— Дайга, возможна ли вообще была такая выставка без участия Фонда Тетеревых?

— Ее бы не было. Наверное, это один их самых крупных выставочных проектов, которые вообще делали в Латвии. Несмотря на то, что представлено всего 12 картин, но мастера очень известные. Приятно, что это подарок меценатов Бориса и Инары Тетеревых к 100-летию Латвии. Такая выставка интересна не только для нашей страны, но и для Литвы, Эстонии, Скандинавии, ведь подобных коллекций из Музея Прадо не было не только в нашем регионе, но я не нашла ничего подобного и в Скандинавии (во всяком случае, в эпоху Интернета).

— Насколько охотно Прадо выставляется вне собственных стен?

— Они входят в неофициальный клуб больших музеев, в котором есть также Лондонская Национальная галерея, Лувр, Эрмитаж, Метрополитен… Они больше дружат между собой, попасть в этот клуб очень трудно. Иногда они дают несколько работ туда, где нужно что-то добавить для выставки, но целые коллекции — крайне редко. Прадо сотрудничает с Лондоном, с Францией (в прошлом году делали прекрасную выставку Энгра в обмен на коллекцию, очень похожую на нашу). Конечно, много дают из своего собрания в другие музеи Испании.

У себя они делают великолепные тематические выставки европейского уровня, в таких случаях собираются и работы из других собраний. Но и у них самих огромная коллекция Рубенса, самые крупные коллекции Гойи, Мурильо, Босха… Многие всемирно известные художники представлены в Прадо очень хорошо.

— Какова история вашего нынешнего проекта?

— Все началось с Бориса Тетерева. Когда он и президент Мадридского клуба Вайра Вике-Фрейберга (теперь она и патронесса нашей выставки) были на одном из его заседаний, Борис познакомился с тогдашним директором Прадо Мигелем Сугасой. Они обсуждали возможность показа маленькой части этой великолепной коллекции в Риге, и Сугаса одобрил эту идею. Я тоже ездила в Мадрид на конференцию кураторов и директоров, которые занимаются голландским и итальянским искусством, и встретилась с заместителем Сугасы, Мигелем Фаломиром. Мы продолжили обсуждение будущей выстави, и Фаломир решил вести этот проект сам. А когда художественный совет не позволил две из отобранных картин везти в Ригу, поскольку они требовали реставрации, сам отбирал другие полотна на замену.. И остановился на великолепной работе одного из виднейших живописцев венецианской школы Паоло Веронезе (сама я не решилась бы просить у него такую!) «Юность между добродетелью и пороком» (1581), а также на картине фламандского мастера Питера Кука ван Альста «Искушение Св. Антония» (1543-1550).

Так закольцевали этот проект, и получилась полная концепция, по которой мы дальше и работали.

Она концентрированно отражает историю и специфику собрания Музея Прадо, в котором доминирует выразительность форм и красок испанской живописи, обогащенная присутствием французского, итальянского и фламандского искусства. В то же время, эти «12 характеров» поданы в очень женственной форме, поскольку в каждом из двенадцати полотен, будь то портрет, жанровая композиция, аллегория или религиозная живопись, присутствует женский образ. Как символ силы, идеал красоты, элегантности (меняющийся вместе со временем), благочестия или легкомыслия, — либо как отражение социального положения портретируемой. А еще эта экспозиция демонстрирует многообразие художественных стилей, от Высокого Ренессанса, до испанского и фламандского барокко, рококо и образцов реализма позапрошлого века.

Между прочим, получилось так, что нашим проектом занимался будущий директор Прадо. Дело в том, что Мигель Фаломир, который ранее руководил научной частью огромного музея, на днях утвержден в этой должности.

— К нам попали работы самого высокого уровня?

— Да, об этом говорит уже то, что часть из них — из постоянной экспозиции Прадо! Их сняли со стен и на их месте сейчас, наверное, маленькие записочки, из которых можно узнать, что работа находится в Риге. У нас это Веронезе, Мадрасо, Гойя…

— И Гойю вы параллельно выставляете также из собственной коллекции?

— Это в Зале Боссе.

Вообще, было интересно проследить некую связь между Прадо и нами. Казалось бы, какую связь можно найти, если мы никогда ничего не делали вместе с Прадо да и художников, которые работали и на Ригу, и на Мадрид, просто не найти. Но все же мы обнаружили интересную перекличку.

Одна из 12 привезенных картин — это «Портрет Амалии Солмс-Браунфелс» (1631-1632) Антониса ван Дейка. А это мама нашего «Вильгельма II» (великолепный портрет работы автора школы ванн Дейка, в постоянной эскспозиции РБ на 4-м этаже. — Н.М.), запечатленного в шестилетнем возрасте. Обе картины написаны одновременно, о чем можно и судить и по композиции, колориту, по всем реквизитам, которые мы видим на этих полотнах, — они очень похожи. И одна картина хранится в Прадо, другая — в Риге, и теперь, через столько веков, они встречаются теперь, мама с сыночком. А папа — «Портрет Оранского принца Фридриха Генриха» того же Ван Дейка — остался в Мадриде…

Так же и с Гойей. Да, у нас нет ни одной картины Гойи, но в нашем регионе вообще нет его картин. Зато у нас прекрасная коллекция его графики, цикл «Капричос», созданный в 1799 году. Мы подумали, что если у нас гостит музей Испании — покажем, что испанского есть у нас. А это 78 из 80 листов «Капричос». Мы сейчас выставляем 54, потому что там Гойя тоже изображает женщин. Ну, немножко жестоко он обошелся тут с женщинами, но зато какой великолепный женский портрет его работы — «Донья Тадеа Ариас де Энрикес» ( 1789) приехал из Испании!

— А как «Капричос» попали в ваш музей?

— Наш Гойя находится в Риге с ХХ века. Старые коллекции городского музея (это была закупка) перенял Музей зарубежного искусства, когда он находился в помещениях Рижского замка. «Капричос» выпускался очень долго, и при Гойе, и после его смерти. У нас очень хорошее, — второе прижизненное — издание: офорты, акватинта.

Вход на эту выставку сделан не как обычно — будут открыты все три двери в Большой зал. хотелось бы, чтобы зрители приходили не только быстренько посмотреть на картины, но и почитать об изображенных личностях, среди которых и королевы, и светские дамы. Выставка начинается с «Искушения Св. Антония» Альста, где женщина выведена вообще как дьявол, а заканчивается «Мадонной с младенцем» (1665-1660) Бартоломе Эстебана Мурильо, который изобразил Богоматерь как обычную испанскую женщину с младенцем на коленях. Интересно будет почитать материалы о художниках. Специально для этой выставки открывается информационный пункт, где можно получить планшеты с обширной информацией, а также задать вопрос специалисту. Создан и виртуальный каталог, где о своем виденье проекта рассказывают Инара и Борис Тетеревы, а также Вайра Вике-Фрейберга. Текст о том, как мы вместе работали, прислал Мигель Сугаса.

Испанцам ведь это тоже интересно, они впервые с нами сотрудничают. И, например, недавно приезжала заведующая отделом голландского искусства Прадо, хотевшая нашу прекрасную голландскую коллекцию. А возвращалась домой уже с различными каталогами.

Это очень хорошо, потому что теперь и в Испании знают о наших работах, и, кто знает, может быть что-то из них когда-нибудь тоже отправится в Прадо, на какую-то выставку.

— А вы вслед за выставкой работ из собрания Музея Прадо, которая продлится до 16 июля, развернете роскошную экспозицию произведений русского искусства из коллекции ЛНХМ?

— Да (расцветает улыбкой), она уже готовится полным ходом и займет большой выставочный зал и зал Боссе. Вернисаж уже в августе. Это будет и живопись, и графика, и великолепные коллекции фарфора, особенно петербургского. Пока кое-что еще находится на реставрации. Летом и Рерих вернется из Вильнюса, где сейчас такая же большая выставка, как была не так давно у нас.

Что касается Западной Европы, сейчас наш музей готовит очень крупный проект к 100-летию ЛР в рамках общей юбилейной программы 2018 года — «Югендстиль Европы». С демонстрацией нескольких сотен работ, распределенных по разделам: латвийского, балтийского и европейского югенда.

Хотим показать, что латвийский югенд ни на капельку не хуже любого другого. Он особенный, в нем что-то немного по-другому, но он того же уровня.

И сейчас собираем разные коллекции из разных стран, которые очень известны этим стилем. Нам уже ответили согласием лондонский Музей Виктории и Альберта, парижский Музей «Орсе», и Музей Кале, и бельгийские Королевский музей (Брюссель), и Музей дизайна Гента... Еще Прага сказала «да», оттуда приедут работы Альфонса Мухи. У нас когда-то уже была его выставка, теперь снова сотрудничаем с внуком, Джоном Мухой. Поделится с нами и Музей Чюрлениса (Литва), у них тоже великолепная коллекция югенда.

Будут представлены и Чарльз Ренни Макинтош, родоначальник стиля модерн в Шотландии, и известные французские художники. Только очень хорошие наши друзья из венской Галереи Бэльведер не могут нам дать ничего ни из Густава Климта, ни из тех, кто вместе с ним работали. Оказывается, все эти знаменитости умерли в 1918 году! И всем делаются огромные памятные выставки к 100-летию этой печальной даты!

Проект финансируется государством. Надо сказать, у нас великолепные зарубежные коллеги-музейщики, никто не просит деньги за то, что мы покажем работы из их коллекций. Остается оплатить страхование, транспортировку и прочие технические моменты.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Культура
Культура
Новейшее
Популярное