Лиепайский театр готовит премьеру «Да здравствует богема!»

В Лиепайском театре вовсю идет работа над новой постановкой. Для публики старшего поколения спектакль «Да здравствует богема!» станет ностальгическим погружением в прошлое, а молодые зрители узнают много нового о 70-80-х годах прошлого века.

Публике об идее Лиепайского театра сделать спектакль о богеме советского времени стало известно в марте, когда в театре в рамках цикла дискуссий «Театр и зритель» состоялась встреча на тему «Листая страницы истории и богемы Лиепайского театра». Как говорит режиссер спектакля и автор сценической версии Валдис Луриньш, желание создать постановку о богемной жизни тех лет высказал директор Лиепайского театра Херберт Лаукштейнс, а вторым важнейшим источником материала стали произведения поэта и журналиста Андриса Бергманиса.

«Незадолго до своей смерти на Домской площади ко мне подошел Андрис Бергманис и сказал: «Вот у меня есть такой материал о богеме во время социализма». То, что касается легендарных мест, где были Майя Табака, Имант Калниньш, Раймонд Паулс, Янис Петерс, Чаклайс. Ну в Риге это называлось, напротив оперы которое было, Skapis, русский перевод – «Шкаф», потому что там были темно-панельные стены, и не было окон в этом баре. Это было место, куда интеллигенция шла, где встречались друг с другом, переговаривались, шутили и делали всякие-разные странные вещи. И перед этим еще было маленькое кафе, которое называлось Kaza, или «Коза» по-русски, которое произошло от первого кофейного аппарата в Риге; которое называлось «Казино», и кто-то назвал ее Kaza. Это связано со временем хиппи и еще время перед хиппи. Ну, тоже такое место, где тоже люди искали путь к какой-то духовной свободе. Там говорили о литературе, там кто-то видел какое-то французское кино. Мечтали о том, что жизнь как-то может быть, все-таки, в рамках социализма выйти на другое какое-то чувство жизни, потому что в этом время, до поездки Хрущева в Америку, был послевоенный этот «железный занавес», который отделял строго восток от запада. Но каким-то образом через моряков, или Radio Luxembourg, которое передавало только музыкальные программы, эти веяния все-таки перешли через этот рубеж, хотя эти радиостанции глушили, «Голос Америки» из Вашингтона и другие радиостанции. Но как-то ночью их все-таки через помехи, какие-то фрагменты там слышались. И через это Radio Luxembourg, через один английский радиоканал Юрис Лапинскис, который был огромным коллекционером музыки, записывал эту музыку. Потом ее записывали на магнитофонные ленты, когда эти магнитофонные ленты были, потом еще делали пластинки из рентгеновых [снимков]. Об этом времени, ну, как сказать, поиск свободного воздуха в общежитии социализма. Не думаю, что ностальгия. Но то, что в любых обстоятельствах есть возможность найти этот выход из любой ситуации, и все-таки сохранить себя как человека», - рассказал режиссер Луриньш.

В процессе создания сценической версии Валдис Луриньш вдохновлялся не только книгой Андриса Бергманиса, но также мемуарами и другими произведениями о том же времени писателя Эрика Ханберга, журналиста и долголетнего главного редактора лиепайской городской газеты Kurzemes Vārds Анджила Ремеса, лиепайского фотографа Улдиса Бриедиса. Будут ли актеры перевоплощаться в авторов и их персонажей?

«Мы откровенно играем этих героев, но точно не перевоплощаемся стопроцентно, потому что даже десяти лет не прошло, как умер Андрис Бергманис, и очень трудно все-таки его показать как человека. Это труднее, чем актеру влезть в кожу Гамлета, потому что там есть какое-то пространство для воображения, пространство для какого-то восприятия. А тут этого реального человека один на один просто не показать. А второй персонаж, который есть, это Улдис Бриедис, лиепайский фотограф, у которого было это помещение, которое называлось Vāgūzis, где собирались лиепайские люди, даже очень-очень важных чинов, и там находили какое-то пространство для своей игры в свободу. Ну как мы покажем живого Улдиса? Он же живой! И слава богу, что живой», - отметил режиссер.

Про знаменитый Vāgūzis Улдиса Бриедиса, где собиралась лиепайская богема тех времен, надо сказать особо. Речь идет о квартире лиепайского фотографа в очень старом доме, причем прямо внутри стояла телега. И творческий люд дал этому местечку название Vāgūzis, в буквальном переводе – «Каретник».

Валдис Луриньш и сам один из ярких представителей того поколения «богемной фронды». В середине 80-х он поставил в Лиепайском театре «Швейка» и это, как отметила во время весенней дискуссии в Лиепайском театре театровед и театральный критик Эдите Тишхейзере, была чуть ли не первая постановка о падении империи. Валдис Луриньш говорит, что Швейк – это яркий пример выживания в милитаристской стране. А на кого рассчитан спектакль «Да здравствует богема!»? На тех, кто помнит то время, или тех, кто знает о нем только по рассказам старших?

«Я думаю, те, кто помнит, увидят там немножко какие-то другие еще мысли. А для тех, кто это время совсем не помнит, это будет – я не знаю, дай бог, может быть, экзотика. Но это немножко другое время. Как и в каждом времени, которое прошло, в этом есть какая-то экзотика», - считает Луриньш.

Время действительно было совсем другим – молодежь сегодня и представить не может, что не только мобильных телефонов не было, но и обычный стационарный был далеко не у всех; что пластиковый пакет был шиком; что чудом попавшая в руки советского человека банка пива после опустошения не выбрасывалась, жестянки коллекционировали, особо творческие люди мастерили из них фонарики... Одну из ключевых ролей в новом спектакле исполняет актер молодого поколения Лиепайского театра Каспар Карклиньш.

«Я узнал очень много таких вещей, которых я не знал перед «Богемой». Мне очень нравится история, и я уже знаю очень много об этих временах, но вся эта жизнь, которая была там, в тех местах – Kaza, Skapis и здесь, в Лиепае, Vāgūzis - это для меня такая очень новая вещь. Мне очень интересно было читать эти романы и повести», - поделился Карклиньш, - «Там есть две части, в этой богеме. Одна – это, конечно, то, что связано с потреблением каких-то спиртных напитков. А второе – это духовная жизнь. И без этой духовной жизни настоящей богемы не может быть. Потому что, если это есть духовная жизнь, так собирается компания, в которой есть каике-то свои законы, которые они не переступают. С которыми они считаются и защищают друг друга, в которых они постоят друг за друга. В этом есть смысл, вот в этой духовной части этой богемы очень-очень важный.

Валдис Луриньш добавил, что в спектакле никто не собирается идеализировать то время, в каждой эпохе есть свои плюсы и минусы. В постановке будет очень много музыки, ведь тогда в Лиепае были Имант Калниньш и Līvi, в Риге – Раймонд Паулс, Улдис Стабулниекс, Menuets и Pērkons. Тогда творили Янис Петерс, Имант Зиедонис и многие другие. Создатели постановки надеются, что их детище будет интересно публике разных поколений. Премьера спектакля «Да здравствует богема!» состоится 11 ноября, она откроет череду мероприятий Лиепайского театра в честь столетия Латвии.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Культура
Культура
Новейшее
Популярное