Что и почему нужно знать о том, как Ленин отдал Латгалию

Правительство Советской России (Совет народных комиссаров) 27 декабря 1917 года издает распоряжение об отделении трех латгальских уездов — Двинского (Даугавпилсского), Люцинского (Лудзенского) и Режицкого (Резекненского) — от Витебской губернии. Два века Латгалия административно входит в состав российского Северо-Западного края и более трехсот лет — оторвана от остальных латвийских краев. Таким образом, заканчивается борьба латгальцев за выход из Витебской губернии — они активно добиваются своего с весны 1917 года.

Самые важные факты

ПРОЕКТ

Эта публикация появилась в рамках проекта #LV99плюс, посвященного столетию Латвии. На протяжении года Rus.Lsm.lv будет со сдвигом в 100 лет следовать за событиями, приведшими к независимости. Проект включает в себя и попытку реконструкции исторической реальности в группе в Facebook. Этим «займутся» персонажи, как бы живущие в то время и рассказывающие о нем. Они — виртуальные, но ни в коем случае не «фейки», а, скорее, актеры, играющие в исторической постановке.

1. Объединение или автономия?

В Резекне 9-10 мая 1917 года проходит Первый съезд латышей Латгалии, организованный Временным земским советом Латгалии (работать в нем приглашают также поляков и евреев).

Там принимают резолюцию об отделении Латгалии от Витебской губернии и объединении с остальной Латвией в автономную единицу. Это день рождения современной латвийской политической нации.

Латгальцы громко и убедительно говорят о своем единстве и общих политических интересах с остальными латышами, от которых были столетиями административно, политически и культурно отделены.

Участники Первого съезда латышей Латгалии

2. Две партии

Францис Кемпс (1876–1952)

За политическое будущее Латгалии борются сторонники двух точек зрения.

Одной из них, предполагающей, что латгальцы — отдельный народ, придерживается инженер Францис Кемпс (Франц Кемп). Он считает, что Латгалии сперва необходимо самой получить политическую автономию от России и только потом принимать решение об объединении с Курземе и Видземе.

Однако побеждает другое направление,

которое получает поддержку абсолютного большинства латгальских латышей. Его лидерами являются видные представители латышского католического духовенства: Францис Трасунс (Франц Трасун), Язеп Ранцанс (Ранцан), Никодем Ранцанс (Ранцан), Казимир Скринда и другие.

3. Сделка с нечистым

После большевистского переворота 7 ноября 1917 года латгальцы видят возможность наконец воплотить решения Первого латгальского съезда — ранее это тормозили российское Временное правительство, а до него — Управление Витебской губернии. Ленин обещает соблюсти право народов на самоопределение, кроме того, латышские большевики говорят об объединении всей Латвии в одну административную единицу.

Латгальские латыши готовы выразить лояльность большевикам, чтобы быстрее освободиться от России и присоединиться к остальной Латвии.

Чтобы этого добиться, Резекненская Крестьянская секция Исполкома Совета рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии, куда вступают многие активные сторонники отделения Латгалии, 16-17 декабря 1917 года организует Второй Латгальский съезд (полное название — Съезд советов латгальских уездов Витебской губернии).

Как и Первый Латгальский съезд, второй проходит в напряженной и очень эмоциональной атмосфере. Во время весеннего съезда случается немало стычек, один священник получает палкой по спине, а другого местные староверы пытаются скинуть в реку. Недовольные сторонники Кемпса говорят, что духовенство хочет Латгалию продать «чиулям» (также «чивли», стереотипическое и некогда пренебрежительное название видземских и курземских латышей, которые, в свою очередь, столь же стереотипически называют латгальцев «чангалами» — Rus.Lsm.lv). Кемпс и его сторонники, оказавшись не в состоянии добиться победы своей точки зрения, покидают съезд.

Во время второго съезда наиболее напряженные отношения складываются между самими делегатами.

Иногда споры достигают небывалой громкости, и съезд угрожает перерасти в массовую потасовку. Только вечером первого дня, когда делегаты уже основательно устают, удается выбрать председателя и президиум съезда.

Руководство берет на себя компромиссная фигура — большевистский представитель от Видземе Эрнест Виксниньш. Сторонники Кемпса называют Виксниньша самозванцем. В зале поднимается такой шум, что ничего нельзя расслышать. Съезд удается продолжить только после двухчасового перерыва.

На следующий день съезд почти единогласно (300 за, 3 против) поддерживает предложенную большевиками политическую резолюцию.

Латгальцы демонстрируют максимальную лояльность большевикам — чтобы только добиться выполнения свои требований.

Съезд проходит в воскресенье, пресса призывает духовенство от участия воздержаться, и даже Кемпс указывает, что на самом деле — большевик.

В повестке дня съезда следующим стоит вопрос, о который сломано больше всего копий — быть или не быть Латгалии вместе с Видземе и Курземе. При голосовании Кемпс опять терпит полное поражение — за разработанную Алоизом Боярсом резолюцию о самоопределении Латгалии голосуют 202 делегата (74 — против, 14 воздержались). Кемпс еще раз демонстративно покидает съезд.

После этого съезд избирает Латгальский временный совет и решает созвать еще один съезд в январе 1918 года — чтобы провозгласить объединение Латгалии с Видземе и Курземе.

Временному совету и его Исполкому поручается подготовка практической реализации объединения.

Почему это важно: одна эпоха окончена, новая началась

Первая политическая карта Латвии. Январь 1918 года

И вот 27 декабря 1917 года латгальцы получили желанное решение российского Совета народных комиссаров об отделении трех латгальских уездов — Двинского (Даугавпилсского), Люцинского (Лудзенского) и Режицкого (Резекненского) — от Витебской губернии.

С 1772 года Латгалия находилась в составе «славянских» губерний России.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
История
Культура
Новейшее
Популярное