Борьба с экстремизмом по-российски: срок за «лайк» и «репост»

Социальные сети стали неотъемлемой частью нашей жизни. Там мы общаемся, делимся информацией, отмечаем, что нам нравится. Однако за обычный «лайк» можно угодить в тюрьму. Не в виртуальную, а вполне реальную. Уже и прецеденты есть — в России, сообщает программа «Личное дело» LTV7.   

Срок за клик компьютерной мыши. Российские студенты и домохозяйки оказываются на скамье подсудимых за картинки в интернете. Такова сегодня борьба с экстремизмом в российской сети.

Оперативники приехали к 19-летнему зеленоградцу Евгению Корту весной. Провели обыск, изъяли компьютеры, книги об истории второй мировой, телефон, флешку. В кабинете следователя Корт узнал, что против него возбудили уголовное дело по статье о разжигании ненависти и вражды — из-за картинки, о которой Корт и думать забыл. В социальной сети Вконтакте он сохранил фотографию, на которой юноша, очень похожий на известного российского неонациста Максима Марцинкевича по прозвищу «Тесак» (он сейчас находится в заключении) оскорбляет мужчину, явно изображающего Александра Пушкина.

«Я спросил, а кому помешала моя картинка? Следователь сказал — государству.

И все. В самом деле нет потерпевших. По идее, должны быть: если мне говорят, что преступление средней тяжести, то должны быть какие-то пострадавшие-потерпевшие. В социальной сети я сохранил много изображений, их 3 тысячи, какая-то картинка понравится, я нажму, 1 клик мыши, она даже в ленте не отображается», — указал Корт.

Неподготовленный интернет-пользователь может подумать, что шутят авторы как раз над Тесаком. Мол, великого русского поэта не узнал. Но следователи, прокуратура и суд увидели в этом разжигание ненависти к нерусским. И Корта осудили на 2 года колонии.

— Какая у вас была реакция?
— Смех. Только смех. В моем округе есть дела намного важнее, а они занимаются картинками в Интернете. Куча нерасследованных убийств, грабежей и краж. Но следователи поставили картинку на первое место. 

Защиту Корта взяла на себя организация Михаила Ходорковского «Открытая Россия», именно она предоставляет услуги адвоката. Статью, по которой осудили юношу, адвокат Сергей Бадамшин называет «резиновой». По его словам, при желании под неё можно «подогнать» очень многое. Например, любое недовольство действующей властью. Хотя даже этого в случае Евгения не было. Более того, свою роль сыграл и суд, который не осмелился подвергать сомнению заключение следователей.

«Цель наказания какая должна быть? Исправление. По мнению государства, человек за 20 лет исправится в колонии, потому что он наказан за сохранение у себя карикатуры?

Или это, наоборот, вызовет отторжение политики государства? Чего они хотят добиться? Вот это вопрос судье. Хочется все же посмотреть ему в глаза», — заявил адвокат.

Дело Евгения Корта — один из самых громких и, может, абсурдных случаев, но далеко не единственный. За последние несколько лет число так называемых уголовных дел «за репосты» только растёт. Подсудимыми и подозреваемыми порой оказываются очень разные люди. Жителя Твери приговорили к двум годам колонии за то, что Вконтакте тот несколько раз поделился записями групп украинского батальона «Азов». Женщине из Краснодара пришлось заплатить штраф за фотографии 1940-х годов. Жителя Казани оштрафовали за «лайк»,  поставленный под фотографий из голливудского фильма «Американская история Х» — у одного из героев там татуировка в виде свастики. Студентка получила сутки ареста за репост сообщения о планируемом народном сходе.  Оппозиционный активист из Чувашии оштрафован за репост фотографии депутата Госдумы Виталия Милонова в футболке с текстом «Православие или смерть».

Выходит, что сотрудники следственных органов могут прийти за любым Интернет-пользователем. Причем произойти это может через пару лет после неудачной записи в соцсети.

Эксперты происходящее связывают с формальной установкой на борьбу с экстремизмом в сети. Возможно, «опасность» Интернета поняли в 2011-м — тогда именно с его помощью тысячи россиян собрались на акции протеста. В результате следственные органы получили задание — и работают, как умеют. Главный редактор портала «Медиазона» Сергей Смирнов рассказывает историю молодого человека из Ростовской области, которого вызвали в местный отдел по борьбе с экстремизмом. Юноше предложили самому на своей же странице «Вконтакте» разместить изображение свастики — следователю, мол, нужно раскрытое дело «для статистики». Молодой человек отказывался.

«‘Эшнику’ в какой-то момент надоело, он сам зашел на страницу, сам нарисовал там свастику, сделал прокол осмотра, выписал штраф.

Мы редко видим такие конкретные примеры, но понятно — они получают распоряжение из центра «усилим борьбу с экстремизмом в сети». Где цифры? Какая сеть популярная у сотрудников? «Вконтакт». Подавляющее число дел о репостах — это статистическая история. Кого нашли, того и посадили», — рассказал Смирнов.

Под пристальное внимание правоохранительных органов пользователи «Вконтакте» попадают еще и потому, что сеть эта — российская, и обязана представлять органам безопасности данные пользователей.

«Оперативник садится к компьютеру, набирает слово «свастика», вылезает куча материалов, администраторы сети ему присылают данные, и таким образом он нагнетает отчётность»,

— указала Наталия Юдина, эксперт центра «Сова».

«Объяснения в России обычно проще, чем всем кажется, когда ты с ними общаешься, понимаешь — им самим неохота всем этим заниматься. Как «следаки» по «болотному делу». Приехали — страдают. Они говорили — да я бы лучше своими делами, «мокрухой» занимался, а не этих ловил непонятно кого. Вот это всегда так у нас!» — добавил Смирнов.

Впрочем, некоторая надежда есть. Верховный суд недавно постановил — дела об экстремизме на основании репостов заводить всё же не следует, а Генеральная прокуратора сама попросила изменить судебное решение по делу Евгения Корта и отказаться от тюремного срока. 

Поделиться
1
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное