Подавляющее большинство латвийцев старается держаться подальше от политики

С политикой лучше не связываться — такая точка зрения все больше доминирует среди европейцев. Это ясно демонстрирует падающее число членов политических партий, и Латвия по этому показателю занимает последнее в Европе место, сообщает LTV.

Проведенное несколько лет назад исследование показывает, насколько мало имеющих право голоса европейцев состоят в какой-либо политической партии. Выделяются только Австрия и Кипр, но и там доля политически активного населения — 17%.

В среднем в ЕС в политике заняты только 4,7% имеющих право голоса. Если исключить две страны-лидера, средний показатель составит 3,9%. Однако и это много по сравнению с Латвией, где «партийных» — только 0,7%.

В сравнении использованы данные по Латвии за 2004 год. Однако социологические исследования показывают, что уже много лет уровень политической деятельности в стране стабильно низок.

Чтобы это объяснить, социолог Арнис Кактиньш предлагает посмотреть шире: в данный момент две трети жителей не участвуют вообще ни в каких мероприятиях, предполагающих объединение с другими.

«Если мы посмотрим на религиозные общины, хоры, танцевальные коллективы — любого вида клубы, негосударственные организации и так далее, наконец — политические партии. И наш опрос говорит — две трети не связаны ни с чем...

У большинства жителей Латвии в принципе нет никаких интересов, желаний, у них нет тяги идти куда-то и общаться. Если это так, было бы странно ждать, что один из возможных форматов — политические партии — вдруг может быть каким-то очень популярным или с растущей популярностью», — считает Кактиньш.

Он указал еще на один опрос, свидетельствующий, что более половины латвийцев считают — окружающим людям нельзя доверять.

Один в поле не воин, но, если в обществе кризис доверия, сложно создавать здоровые группы по интересам, в том числе и политические партии.

В партиях, представленных в Сейме, также состоят не десятки тысяч. Союз «зеленых» и крестьян объединяет две партии — Латвийский крестьянский союз и Латвийскую зеленую партию. В 2013 году их членами числились более 2 тысяч человек, после это число несколько сократилось, в 2017-м же опять выросло до 2254 человек.

В «Согласии» около 3,5 тысячи членов. В прошлом году был скачок на целую тысячу, но в этом число опять упало — до 3653.

«Единство» — третья из парламентских партий, число членов которой измеряется тысячами. В последние пять лет наблюдается постепенный отток — с 2,5 тысячи в 2013 году до 2,4 тысячи в этом.

В 2014 году после создания Национального объединения партии, его сформировавшие, отесяли всех неактивных членов — и в результате их число сократилось с 2423 до 792 годом позже. С этого момента наблюдается постепенный рост — до 866 в этом году.

Объединение регионов Латвии создано в 2014 году — в нее входят около 730 человек, это число в последние годы не меняется. Однако о 2017-м говорить пока нельзя — Видземская партия не подала данные в Регистр предприятий.

«От сердца — Латвии» появилась в 2015 году, и число входящих в нее людей постепенно сократилось до 433. Хотя многие партии потеряли в последние годы несколько десятков человек, социолог указал — на общем фоне это ничтожный показатель. Кроме того, новый закон предусматривает, что на следующих выборах в Сейм баллотироваться могут только партии или объединения, где минимум 500 членов, значит, «От сердца — Латвии» в одиночку участвовать не может.

Люди не очень заинтересованы работать в активной политике —это признают и представители партий. Но взгляды на возможный выход из ситуации и важность большого числа официальных сторонников у всех разные.

«У нас в партии никогда не было самоцелью, чтобы членов было больше. Значительно более важно для нас идеологическое согласие — что у членов, которые участвуют, наша ценностная база»,

— указал генеральный секретарь Национального объединения Райвис Зелтитс.

Поэтому партия специально не формулирует стратегию для привлечения новых сторонников. «Во-первых, «Все для Латвии» выросла из молодежной организации. Большая часть «Все для Латвии», которая пришла, по-прежнему молода... У нас определенно есть в году мероприятия, которые происходят независимо от других обстоятельств, чтобы привлечь людей — это и наше факельное шествие, или памятные мероприятия 16 марта. Вместе с тем приток членов идет естественно, и у нас не было необходимости в дополнительных акциях», — указал Зелтитс.

Он считает: быть партией — это не самоцель. Поддержать стоит любую социальную активность, связанную с целями и уверенностью конкретного человека.

Другой точки зрения придерживается генеральный секретарь «Согласия» Гунтар Йиргенсонс.

«Мы социал-демократы. Мы левая партия, поэтому мы массовая партия — и так везде в Европе», — указал он.

По «Согласию» как массовой партии латвийская политически неактивная среда, возможно, бьет сильнее всего, поскольку 3,6 тысячи членов нельзя считать по-настоящему массовой поддержкой. Партии помогла недавно проведенная внутренняя реорганизация. Например, Ригу поделили на 60 округов, и у каждого есть свой руководитель, занимающийся приемом членов.

«Задача массовой партии — самим этим людям жить в этих многоэтажках, этих микрорайонах, на лестничных клетках общаться с людьми. Политических лидеров оттуда, из первоисточника важно узнавать...

Это значительно более медленный и значительно более трудных механизм, но по принципу своей работы и по своей демократии — по своему принципу выбора представительства — значительно сложнее и тяжелее, чем механизмы кадровых и малочисленных партий. Малочисленными партиями можно быстрее, эффективнее управлять, результатов можно быстрее достичь, но это на основании другой идеологии. У нас такая идеология — не в основании», — указал он.

По-другому на этот вопрос смотрят и в «Единстве».

«Я допускаю, что со временем люди будут больше фактически связаны через паутину, через интернет в своих политических симпатиях, но такая классическая деятельность — члены партий, конгрессы, конференции — все больше уменьшится»,

— считает глава партии Андрис Пиебалгс.

Поэтому, уверен он, стоит изменить правила, которые позволяют партиям идти на выборы. Например, ввести зарегистрированный список сторонников, как это сделал перед президентской гонкой французский лидер Эммануэль Макрон. Избиратель официально заявляет о поддержке, но не вступает в партию.

«Скажем, указать, что 10 тысяч или 5 тысяч человек, которые подписали за эту организацию, чтобы допустить к выборам... Возможно, число членов партий совсем не такое большое, но у партии большая поддержка. И это на выборах может быть альтернатива — собирать подписи, что совсем не такая простая задача, но, конечно, порог может быть выше», — предположил политик.

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Аналитика
Аналитика
Новейшее
Популярное