Литва пробует расплести клубок проблем в отношениях с Польшей

За последние недели Литва направила соседней Польше сразу несколько позитивных сигналов — и в отношении польского меньшинства, и о готовности решать давние коммерческие споры. Сейм Литвы в специальной декларации прямым текстом призвал Варшаву все-таки заняться «замерзшими» на польской стороне европейскими проектами, прямо касающимися и Латвии. Речь идет о соединении всей Балтии с «большой» Европой — железнодорожном (Rail Baltica), газовом (GIPL) и электрическом (LitPolLink).

КОНТЕКСТ

Некоторые моменты польско-литовских отношений

23.08.2015 Только что вступивший в должность президент Польши Анджей Дуда отправляется в свой первый зарубежный визит — в Эстонию. Комментаторы называют этот шаг демонстративной дипломатической оплеухой Литве и свидетельством напряженности в двусторонних отношениях.

1.09.2015 В Литве проходят акции протеста литовских поляков — в связи с языковой реформой в школах нацменьшинств.

11.09.2015 Польский Сейм практически единогласно принимает резолюцию, в которой выражает обеспокоенность в связи с ущемлением «властями права проживающих в Литве этнических поляков»

15.09.2015 Правительство Польши утверждает Национальную программу развития железных дорог на период до 2023 года с общим объемом капиталовложений в 67,5 млрд. злотых (15,9 млрд. евро). Находившаяся еще в середине августа в списке дополнительных проектов приграничная часть Rail Baltica финансирования не получает.

16.09.2016 Директор политического кабинета МИД Польши Ян Парысь заявляет: «Мы должны объяснить польским военным, что они должны поддерживать страны Балтии. И это сложно, поскольку у нас имеются проблемы с польским меньшинством в Литве. Парадоксально, однако сейчас ситуация польского нацменьшинства в Беларуси лучше, чем в Литве».

24.09.2016 Польша объявляет, что строительство газопровода GIPL, призванного соединить ее газовую систему с литовской, откладывается. В качестве причины приводятся технические сложности и соображения защиты окружающей среды. Новая трасса будет примерно на 400 км длиннее ранее согласованной и еще требует дополнительного проектирования.

Новая коалиция, пришедшая к власти в Литве в конце прошлого года, начинает реализовывать свою политику добрососедства с этим важным южным партнером — и этнической родиной крупнейшего меньшинства страны. Одновременно и Польша начинает все больше внимания уделять «Северному направлению», в которое входит не только Литва, но и Латвия. Три июньских сигнала с демонстрации готовности к сближению — это намерение литовского правительства разрешить в документах запись фамилий нелитовскими буквами (пресловутая «проблема буквы W»), это принятие депутатами литовского Сейма адресованной польским коллегам резолюции о межпарламентском сотрудничестве и разрешение давнего конфликта государственной железнодорожной компании с литовской «дочкой» польского концерна Orlen.

Сигнал правительства: Литовские поляки


Правительство Литвы 19 июня одобрило законопроект, предусматривающий, что на главной странице паспорта можно будет записывать фамилию, используя и буквы w, q, x (они есть в польском алфавите, но отсутствуют в литовском). Правда, не прошло и двух недель, как — уже в Сейме — появились уточнения, исключающие литовских поляков из списка наделяемых этим правом. Неделя, начавшаяся с «хорошим знаком», закончилась публикацией информации о законопроекте, одобренном Комиссией по иностранным делам Сейма. «Право на букву W» планируется предоставить человеку, принимающему фамилию супруга-иностранца; детям из смешанных семей; иностранцам, которые стали гражданами страны. Для литовских поляков возможность записи фамилии предусмотрена только на странице с дополнительной информацией, а не в основном поле. А это не то решение, которое хотят видеть в Польше.

Именно написание фамилий является одним из пунктов, тормозящих развитие литовско-польских отношений. Поляки — крупнейшее этническое меньшинство в Литве, по данным на 2011 год, 6,6% населения отметили себя поляками, а это чуть больше 200 тысяч человек (200 317). Сейчас поляков в Литве — около 5%, полагает исследователь Польского института международных отношений Кинга Рас (Ras). В интервью Rus.Lsm.lv она отметила:

среди основных проблемных вопросов двусторонних отношений — образование на польском, написание фамилий и нерешенный вопрос частной собственности.

«У этого есть простые решения», — подчеркнула Рас, добавив — но есть и сложная история взаимоотношений стран, измеряемая не десятилетями, а веками.

Витис Юрконис (Jurkonis), преподаватель Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета, в разговоре с Rus.Lsm.lv также признал —в последнее время польско-литовские отношения «мягко говоря, не были такими хорошими».

Список обозначаемых им проблем очень похож на тот, что представила Кинга Рас. Только вместо собственности Юрконис называет топографические знаки на польском в местах, где проживает много поляков. При этом он отмечает, что политики и с литовской, и с польской стороны используют «этническую» карту в своих целях: «Нужно признать, что польская местная партия в Вильнюсском районе очень манипулирует этим вопросом. При этом сами ее политики не очень много делают для решения социальных и экономических проблем региона. Да и Варшава могла бы расширять свои инвестиции. После аннексии Крыма понятно, что этот регион очень подвержен влиянию кремлевской пропаганды. Это важный вопрос и для поляков в Варшаве.

Как только споры вокруг этих вопросов затихают, Кремль вбрасывает свои три или пять копеек, чтобы не было никаких шагов ни Варшавы, ни Литвы».

Однако, каковы бы ни были позитивные сигналы, адресованные литовским полякам,  нельзя не заметить и скандал, разразившийся из-за учений в Шальчинкяйском районе. Более 70% населения этого района — этнические поляки. И именно здесь было решено провести маневры, «разыграть» сценарий вторжения в Литву из Беларуси. Группа условных «вежливых людей» смогла за считанные часы взять под контроль ни о чем не  предупрежденных полицейских. Представители поляков и местного самоуправления называли произошедшее провокацией и проявлением недоверия со стороны центральных литовских властей и

Сигнал парламентский: Резолюция об укреплении диалога

В минувший вторник, 27 июня, Сейм Литвы принял резолюцию, в которой призвал Польшу к расширению стратегического диалога. Весь текст резолюции — меньше страницы. В нем несколько основных моментов  — например, приглашение вместе осуждать преступления коммунистического режима и вместе выступать против строительства Островецкой АЭС в Беларуси.

Отдельным «энергетическим» пунктом упоминается роль Польши в грядущей синхронизации электросистем стран Балтии со «старой» Европой, перечислены также проекты LitPol Link, GIPL и Rail Baltica.

В резолюции фактически признается и лидерство Польши в Восточном партнерстве. Наконец, там выражается поддержка возобновленному Польшей расследованию катастрофы под Смоленском, а Россию призывают к полному сотрудничеству в нем.

Все эти пункты важны, замечает польский эксперт Кинга Рас, «но в этой резолюции совсем нет двусторонних отношений, что было бы важно на парламентском уровне. Она больше про региональное сотрудничество.

Это позитивно, но недостаточно».

Кинга Рас замечает, что и в самой Польше в последнее время появился интерес к развитию отношений в «северном направлении». Начинают оформляться долгосрочные стратегии. Например Польша планирует стать региональным газовым «хабом» (hub), узлом, который — при использовании сжиженного природного газа — смог бы ослабить зависимость соседних стран от российского газа.

В планах литовской стороны тоже есть желание стать региональным лидером. Rus.Lsm.lv уже писал, что газовая компания Lietuvos Duju Tiekimas подписала договор о прямой поставке сжиженного газа из США в Клайпеду. Литовская компания планирует хранить свое топливо направлять в латвийское Инчукалнсское хранилище.

Что же касается Островецкой АЭС, то еще в марте этого года Польша на достаточно высоком уровне заявила, что не будет закупать энергию из Беларуси, когда та запустит свою новую АЭС. Польское издание Biznes Alert пишет о готовности еще и разобрать электроперемычку между странами.

Официальная Литва призывает соседей задолго до запуска Остравецкой АЭС договориться о фактическом ее бойкоте — обязаться не покупать энергию у белорусов. В Вильнюсе указывают, что за проектом стоит российская компания «Росатом», а строительство идет на российский кредит. От Вильнюса до строящегося объекта — всего 50 км. И польский голос помог бы громче рассказывать Европе об угрозах, которые литовские власти видят в новом объекте — а это и экология, и энергетическая зависимость от России.

Именно тем, что Варшава ранее фокусировалась на западном направлении, Витис Юрконис объясняет  торможение проекта Rail Baltica на польской стороне. Кинга Рас, в свою очередь, отмечает — северное (т.е. балтийское) направление становится значимым, а это может повлиять и на инфраструктуру и на польской стороне границы.

Что же касается признания политического лидерства, Юрконис считает, что «Польша очень важный, стратегический игрок и по масштабу, и по финансовым ресурсам.

Польша —  естественный лидер. И для стран Восточного партнерства тоже. Молдове примером могут стать такие маленькие страны, как Латвия, Литва и Эстония. Такой стране, как Украина, нужны другие примеры».

При этом Юрконис отмечает — это лидерство не должно быть «сверху вниз» («указания к выполнению»), а на основе партнерства и объединения.

Юрконис соглашается, что альянс стран Балтии с Польшей и государствами Вышеграда мог бы сделать весомее голос региона и в Евросоюзе: «Этот голос был бы сильнее, можно было бы сделать больше — противостоять и агрессии в Украине, и коррупции, и говорить со странами-партнерами».

Однако политолог отмечает и то, что Кремль пытается сделать все, чтобы не допустить такого сотрудничества, и одним из таких рычагов внутреннего влияния является манипулирование этническими меньшинствами.

Сигнал «долгожданный»: Решение спора по тарифам с Orlen Lietuva

На следующий день после того, как Сейм Литвы принял резолюцию, утверждением новых тарифов и подписанием договора завершилась тяжба между компанией Orlen Lietuva, входящей в польский концерн Orlen, и Литовскими железными дорогами (Lietuvos geležinkeliai). Спор между Orlen, который владеет Мажейкяйским нефтеперерабатывающим заводом и является одним из крупнейших грузоперевозчиков в Литве, длился несколько лет. Не обошлось и без подключения европейских инстанций, угрозы крупных штрафов — и  упоминанием разобранного полотна железной дороги в направлении на Латвию.

Демонтаж пути означал прекращение относительно дешевого транзита через латвийские курземские порты — Orlen пришлось платить больше за удлинившийся маршрут по территории Литвы.

Именно «дело Orlen», как неоднократно отмечали эксперты, отравляло отношения Литвы и Польши. Lietuvos geležinkeliai пошла на уступки после того, как сменился многолетний руководитель этой компании. Эти кадровые перестановки во главе холдинга произошли в декабре прошлого года, фактически сразу после парламентских выборов в стране. Новая коалиция утвердила и новый менеджмент этой монопольной компании, которая находится под контролем государства. Недовольство бывшим главой Lietuvos geležinkeliai, Стасюсом Дайлидкой, не скрывала и президент страны Даля Грибаускайте, заявившая, что компания была своеобразным государством в государстве.

Что дальше?


Ответ (точнее, отсутствие ответа) на вопрос «а что там с Orlen» тормозил не одну попытку Литвы развивать «направление на Польшу», без которой у Литвы (как и у Латвии) просто нет сухопутного выхода на Западную Европу. К тому же Польшу и страны Балтии объединяет не только географическое положение, но и тесное сотрудничество и партнерство с США. Польша только-только в принимала президента США Дональда Трампа, одной из главных тем была энергетика, вернее — энергетическая независимость стран региона от российского газа, в том числе и за счет поставок газа американского. Есть эксперты, которые в этом видят не сколько политический шаг, сколько экономические интересы США. На минувшей встрече президент Литвы Даля Грибаускате вновь проговорила позицию Литвы по Остравецкой АЭС, назвав это одной из угроз безопасности Литвы.

Так или иначе, пока латвийские СМИ уделяют событиям в Польше совсем немного внимания, а уж ее ключевым для Латвии отношениям с Литвой — и того меньше.

При условии нормализации этих отношений (и налаживании инфраструктуры), в Латвию (в том числе и в Инчукалнс) может прийти «польский» газ, а Rail Baltica действительно станет магистралью от Таллина до Берлина, а не до последней литовской станции перед польской границей.

0
Добавить комментарий
Новейшее
Популярное