Янис Шилиньш: Почти сто — 99 плюс. История, которую пишут люди

История не состоит только из великих событий или грандиозных глобальных процессов. Прошлое не принадлежит выдающимся полководцам или гениальным лидерам. История не совершается без участия «рядового человека». И рассказ о независимости Латвии — это и истории из повседневной жизни людей, их бытовые заботы, переживания, надежды и незаметный героизм во время больших перемен. Рассказ о независимости Латвии — это рассказ не только латышский, и не только о политиках. В проекте #LV99плюс мы хотим показать и эту сторону истории, и то, каким разнообразным было общество Латвии сто лет назад — этнически, социально и регионально.

Латвийское государство появилось  не на пустом месте. Изначально была идея. Она появилась в камере Лиепайской тюрьмы за 20 лет до исторического заседания Латвийского народного совета 18 ноября 1918 года. Царский режим решил рассчитаться с так называемыми «новотеченцами», арестовав всех, кто мог быть с ними связан. Под репрессии попал и молодой парень, недавний слушатель Берлинского университета, увлекшийся, как и многие его сверстники, идеями социализма. За его спиной захлопнулась тяжелая дверь камеры. Но в сердце его зародилась уверенность: Российская империя развалится, и Латвия должна стать свободной. Пять лет спустя, уже живя и учась в Швейцарии, он стал первым, кто изложил идею независимости на бумаге, чтобы опубликовать в одной малоизвестной  социалистической эмигрантской газете. Еще через 15 лет Микелис Валтерс станет одним из основателей Латвийской Республики и ее первым министром внутренних дел.

Cлово «независимость» было произнесено, идея развивалась и разрасталась. Правда, до 1916 года большинству населения Латвии она казалась полностью утопической и даже опасной.

Главной и самой важной целью, согласно ходу тогдашней латышской политической мысли, было объединение Латвии в одну административную единицу, которая стала бы политической автономией в составе демократической федеративной России.  Но уже в 1917 году все стремительно изменилось. Пришедшее к власти после свержения царя новое правительство не обещало Латвии ни объединения, ни автономии. Да и демократическая Россия оказалась пустой мечтой. Летом и осенью 1917 года стремительно расширяется круг латышских политиков, обращающихся к идее независимости как к альтернативе большевизму и российскому хаосу. Понадобился еще год, чтобы идею приняли не только большинство политиков, но и большинство жителей — и великие европейские державы.

В проекте #LVплюс мы расскажем об историческом, судьбоносном для Латвии годе — с ноября 1917-го, когда еще ничего не было ясно, и до ноября 1918-го, до провозглашения независимости. Это был динамический год не только для Латвии, но и для всего региона, для всего Европейского континента. Последний год войны и продолжение эпохи революций, время экспансии большевизма и рождения новых национальных государств. Поэтому #LVплюс расскажет и о событиях в других частях Европы, несомненно, повлиявших на историю независимости Латвии.

И мы попробуем оживить историю, предложив прожить год вместе с людьми того времени. Усилиями моего коллеги Карлиса Силса на основании различных исторических источников

на свет появилось несколько «почти исторических» персонажей, обитающих в социальных сетях. Это те самые «простые» люди, без которых не бывает истории.

И они изо дня в день создают ее на ваших глазах, описывая на Facebook свои приключения и переживания в Латвии 1917-1918 годов.

 

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное