В Сети с Людмилой Вавинской: Язык — истинно национальная кухня

На прошедшей неделе поднялась очередная волна вокруг темы «русские школы». В Сети шло яростное обсуждение не только митинга протеста, но и решения Консультативного совета по образованию, который поддержал реформу министерства относительно перехода на латышский язык обучения в старших классах школ, где сегодня преподавание ведется не только на госязыке. «Какие право имеют эти люди выступать от имени русских школ?» — писал один из блогеров, перечисляя в своем посте всех членов этого совета поименно.

Действительно, ознакомившись со списком членов Совета, я обнаружила представителей разных национальных обществ, которых в большей или меньшей степени может касаться данная реформа. Но почему они не присоединяются к общему возмущению? Почему не выходят на митинги? Их всё устраивает? Или у них есть какой-то «секретный ингредиент», который позволяет жить и работать в существующей системе образования без особых проблем? И, главное, на каком основании латвийские школы разделены на «латышские» и «русские», а «школы нацменьшинств» стоят особняком?

Даугавпилсская польская государственная гимназия — одно из четырех учебных заведений, которые на настоящий момент имеют статус школы польского нацменьшинства и преподают на польском.

По словам директора гимназии Галины Смулько, здесь с 1 по 12 класс обучаются 352 ученика. Есть и этнические поляки, и латыши, и те, у кого в паспорте записана другая национальность, но у генеалогического древа есть польские ветви.

В начальной школе половина предметов ведется на польском, с 4 класса увеличивается число предметов, которые преподаются билингвально — на польском и на латышском. Русский язык изучается — как один из иностранных.

Такой предмет, как математика, ведется и на польском, и латышском, причем используются  методики, созданные в Польше. Поэтому, когда в 6 классе ученики сдают проверочный тест, то могут выполнять задания и на польском, и на латышском языке.

Помощь со стороны исторической родины директор оценивает очень высоко. Только за прошлый год гимназия получила 67 тысяч евро. И в эту сумму не входят доплаты учителям, приезжающим по обмену из Польши,  экскурсии и учебные пособия. Ученикам оплачивается проезд до школы, если они живут не в городе. (Как известно, самоуправления с прошлого года не имеют права дотировать такой проезд для «не своих» школьников.) Плюс к этому — финансирование различных проектов по спорту, искусству, развитию навыков родного языка. Курсы повышения квалификации для педагогов.

Изменения в латвийском законодательстве и реформы, естественно, затрагивают интересы польской школы. Но она никогда не остается один на один со своими проблемами.

«На прошлой неделе нас, директоров всех четырех школ и польского детского сада, собрали в польском посольстве. Там были и представители латвийского министерства образования. Мы услышали ответы на волнующие нас вопросы, — рассказывает Галина Смулько. — Мы — маленькие, у нас, возможно, никогда не будет 225 учеников в звене средней школы (норма, необходимая для продолжения работы школы — Л.В.), но мы узнали, что эти требования в школах нацменьшинств не должны меняться. Я благодарна за то, что посольство, пригласив нас и услышав наши опасения, объяснило что именно будет делать польская сторона в этом случае. Потому что международные соглашения всегда стоят выше решений местного правительства».

Белорусская школа в Латвии одна. И обучает с 1 по 9 класс. По числу учащихся — одна из самых немногочисленных — 170 детей. По мнению директора школы Анны Иване, на такую ситуацию, скорее всего, повлияли два главных фактора:

«Это больной вопрос, ситуация, мягко  говоря, сложная.

Мы — одна из самых больших диаспор в Латвии, а школа — самая маленькая из национальных школ.

Сказывается то, что нет старших классов, мы даем только основное образование. И второе, в самой Беларуси — там двуязычие, многие говорят на русском, и это тоже сказывается…»

Тем не менее, и единственная белорусская школа в Латвии не обделена вниманием исторической родины. В 2010 году белорусская сторона обеспечила учебное заведение мебелью и техникой. Учебники и учебные пособия по родному языку тоже бесплатные. Есть и визовая поддержка для учеников и педагогов. Дети ездят отдыхать в один из самых лучших лагерей Беларуси «Зубрёнок», большую часть расходов оплачивает принимающая сторона. А на президентской ёлке в Минске латвийцам оплачивается всё, в том числе, питание и проживание. Прямой финансовой поддержки от соседнего государства школа не имеет.

Школы нацменьшинств государств Балтии оказались в более выгодном положении. Между Латвией, Литвой и Эстонией заключен договор о сотрудничестве, в рамках которого проводятся многие мероприятия, в том числе, и образовательного характера.

В эстонской основной школе — 200 учеников. Обучение в целом ведется на латышском. Лишь предметы, связанные с родным языком, литературой и историей Эстонии — на эстонском. В начальных классах обучение проводится билингвально (латышский-эстонский), с 5 класса вводится отдельный предмет — эстонский язык, остальное на латышском. Все учебные пособия на латышском, а эстонскому маленькие латвийцы обучаются по учебникам, которые созданы в Эстонии для русских детей.

Директор школы Урве Айваре отмечает, что в прошлом году ее учебное заведение получило от Эстонии 6 тысяч евро на различные проекты. «Хотелось бы больше, — улыбается она, — но ведь, знаете, эстонцы — скромные люди».

Впрочем, в ближайшие два года министерство образования Эстонии обещало снабдить школу мебелью и техникой. Все поступит по мере завершения ремонта здания и помещений, говорит Урве Айваре. Она надеется, что общая сумма вклада ее родины будет примерно 50 тысяч евро.

В литовской средней школе 376 учеников. Программа  — все предметы на латышском — была выбрана сразу, поэтому проблем с языком нет, говорит директор школы Йоланта Нагле. С 1 класса — литовский, есть факультативы — история Литвы, этнокультура. «У нас учится много латышей, есть литовцы и русские. Почему отдают нам детей? Школа привлекательная внешне, классы небольшие, индивидуальный подход к ученикам, хорошие педагоги.

И родителям, и учителям у нас нравится. Их не пугает, что это литовская школа, так как все идет на латышском языке».

Литва полностью обеспечила школу мебелью и оборудованием, доплачивает педагогам, которые ведут занятия на литовском, снабжает литературой, предоставила школе автобус в безвозмездное пользование. Тесная связь и с посольством Литвы, которое дает материальную помощь на подарки к праздникам. Педагоги очень часто посещают курсы повышения квалификации в Литве — это тоже оплачивает соседнее государство.

В рейтинге латвийских общеобразовательных учебных учреждений литовская школа занимает 26 место. Это один из лучших результатов среди подобных школ Латвии.

«Дети, которые оканчивают нашу школу, достаточно хорошо знают литовский, чтобы учиться дальше в Литве, — говорит директор. — Даже те, кто приходит к нам в 10 класс без литовских корней, даже они уезжают в Литву учиться. Сейчас много фирм, которые нуждаются в работниках, знающих латышский и литовский. По решению правительства, при зачислении в вузы Литвы зарубежным выпускникам, независимо от национальности, если они окончили литовскую школу, даются дополнительные баллы. Многие наши поступают на бюджетные места».

При общении с директорами школ нацменьшинств

меня не покидало чувство горечи и обиды. Обиды на то, что русские дети не имеют возможности посещать вот такие школы, где всё понятно и расставлено на свои места, где известно, кто ты, почему ты изучаешь свою культуру и свой родной язык, и почему должен учиться на латышском.

Не вопреки или назло знать его, а именно знать и любить страну, в которой ты живешь. Всё это прививает и воспитывает школа — в один голос утверждали педагоги.

В конце каждой беседы я задавала собеседникам один  и тот же вопрос — что бы вы посоветовали «русским школам»? И все они отвечали примерно следующее: каждому государству, каждому народу важно сохранить свой язык, в том числе и латышам, это главное условие выживания нации. Если ты живешь в стране, изучи ее язык. Это не только твое право, но и обязанность. В Латвии все школы — государственные и нельзя их делить на «латышские» и «русские». Если вы — русская школа, значит, вы имеете официальный статус «школа нацменьшинства» со всеми вытекающими отсюда последствиями, такими, как, в первую очередь, следование латвийским законам. А также трепетное отношение к русским традициям, культуре и языку, изучение и сохранение их при уважительном отношении к языку и культуре Латвии. Кстати, в качестве бонуса обычно прилагается материально-техническая, методическая и финансовая помощь со стороны исторической родины. И это на вполне законных основаниях!

В общем, я в Сети, если что…

 

 

 

 

0
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное