Павел Широв: на досадном положении

Какой-нибудь иностранец или пусть даже местный, но провинциал из такой далекой глубинки, где со средствами массовой коммуникации совсем плохо, бродя по центру Москвы около полудня 12 июня 2017 года, мог бы подумать, что город на осадном положении. Перегороженные грузовиками и фургонами переулки, ряды полицейских в касках и бронежилетах сами собой наводили на такую мысль. Вот только в действительности положение, в котором оказалась в тот день российская власть, скорее можно назвать досадным.

Не какой-то человек по имени Алексей Навальный, не какие-то некоммерческие правозащитные и прочие организации, они же – иностранные агенты, сами власти, своими руками создали условия для того чтобы произошло то, что произошло.

Более того, было совершенно очевидно, что именно так и будет, когда накануне отказалось технически невозможным провести согласованный московской мэрией митинг на проспекте Сахарова. Когда фирмы, предоставляющие для подобных мероприятий разную звуковую и прочую аппаратуру, одна за другой отказались сотрудничать с организаторами митинга, у этих организаторов просто не оставалось иного выхода. Точнее, иной выход был, но такой, который ставил большой, жирный крест на карьере любого политического или общественного деятеля, любой политической или общественной организации.

Сказать: раз нам не дают возможности провести митинг, мы не будем его проводить, означало списать себя в утиль.

Совершенно понятно, что Алексей Навальный, заявивший о намерении побороться за пост президента России на выборах будущего года, на такое пойти просто не мог.

Отдельный вопрос, почему в его распоряжении не оказалось необходимой техники. Прокатные фирмы, якобы, подвергались давлению городских властей. Так утверждал сам Навальный, но поскольку опровержения не поступало, ему можно верить. Между тем, если бы никакого давления не было, если бы сцена и аппаратура были установлены, и митинг все-таки состоялся именно там, где было запланировано, для власти, как городской, так и высшей это было наилучшим решением.

Теперь Навального упрекают, что он подставил своих сторонников под полицейские дубинки, подвел под административные, а то и уголовные дела. Упрек совершенно несправедливый. При всем своем конфликтном характере, Навальный сделал все, чтобы этого не случилось. Подав заявку на проведение своего мероприятия на главной московской улице, не стал упорствовать, когда мэрия предложила другое место. Принял все условия, хотя условия эти были не слишком выгодные.

Проспект Сахарова – одна из радиальных улиц Москвы между Бульварным и Садовым кольцом. От центра города совсем недалеко, но место, можно сказать, глухое. Жилых домов нет, только офисные здания. Никаких точек притяжения – тоже. В выходной день там почти никто из горожан не бывает, потому что незачем.

Однако задача любой протестной акции не только в том, чтобы ее участники могли выразить свое отношение, неважно, к власти или какому-либо событию. Задача еще и в том, чтобы этот протест увидели другие. Митинг, каким бы многолюдным тот ни был, в закутке, огороженном барьерами, кордонами полиции и грузовиками с песком, мог остаться совершенно незамеченным на фоне праздничных мероприятий в других частях города, особенно если о нем не рассказали телеканалы. Да, собственно, так бы оно и было. По этой же причине такой митинг не мог быть и достаточно массовым. Ведь это почти то же самое, что отправиться в какой-нибудь загородный лес, покричать там «Россия без Путина» или нечто в таком роде, а потом вернуться домой с осознанием выполненного долга.

Рискнем даже предположить: если не большая, то значительная часть участников событий минувшего понедельника на Тверской улице и окрестностях ни на какой митинг и не собиралась.

Ну кому в 16–17, да хоть и 20 лет захочется два часа стоять на одном месте, слушая благоглупости выступающих с трибуны. Тоска зеленая. Даже если удастся покричать что-нибудь антиправительственное, все это совсем не круто. Вот пойти, куда не пускают, уже покруче.

А уж прорваться сквозь оцепление, всех этих ментов в касках, со щитами и дубинками – просто атас, или как еще теперь принято говорить на языке этого возраста. Да тут и у взрослых, бывает, азарт появляется сам собой. Только что совсем даже не думал никуда прорываться, а через пять минут уже в первых рядах.

К утру вторника московская полиция отчиталась об успехах. По предоставленным прессе данным, задержано 866 человек, хотя ряд независимых медиа сообщили более чем о тысяче задержанных. Самого «виновника торжества» не только на Тверскую не пустили, не дали даже выйти из подъезда собственного дома, а затем приговорили к 30 суткам административного ареста.

Всего же число участников протестной акции в Москве полиция оценила в пять тысяч. В действительности цифра эта, конечно занижена, иначе вряд ли акция пролилась столько времени – почти до шести вечера – но занижена не сильно. О десятках тысячах участников речи и быть не может.

Вот только десять, даже пятнадцать тысяч на организованном митинге, и неорганизованная толпа, пусть и меньшая по численности, дают совсем разные картинки. Получившаяся, в результате, совсем не в пользу российской власти.

Что еще важно: участвовавшие в акции или просто пришедшие посмотреть, как это будет, молодые люди увидели, а некоторые и на себе почувствовали, отношение власти к ним. Даже просто наблюдая, как выхватывают из толпы, избивают дубинками, заламывают руки и волокут в автозак, можно сделать определенные выводы. Для власти это может оказаться рискованным переломным моментом. Той знаменитой рекой, перейдя которую, уже нельзя повернуть обратно.

 

 

 

 

 

0
Добавить комментарий
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное