За эфиром: Мир
Кира Савченко: Выжить в «Трубе» и без «Трубы»

Вчера и отчасти сегодня утром весь Лондон был парализован из-за крупнейшей за последние 13 лет забастовки метро.  На работу не вышло более 29 тысяч работников. Под конец двухчасового пути до своего офиса я задумалась: «А так ли уж плох был рижский транспорт?».

Павел Широв: Воинствующая инфантильность

Греческие уроки, пока что неусвоенные и самими греками, тем не менее, полезны, хотя бы своей наглядностью. К чему может привести слепая уверенность в наличии некоей могущественной силы, которая, случись что, обязательно придёт на помощь. Прикроет своими солдатами, танками и вертолётами от агрессии со стороны слетевшего с катушек соседа, пришлёт свежезамороженной курятины, если вдруг свои куры передохли, подкинет деньжат, наконец. В общем, вытрет носик, накормит ужином и уложит спать.

Павел Широв: Время платить по счетам

Суды Бельгии и Франции арестовывают российское имущество в этих странах. Арест налагается в обеспечение решения Гаагского арбитражного суда по иску компании Group Menatep Limited, согласно которому Россия должна выплатить 50 миллиардов долларов акционерам нефтяной компании ЮКОС, а также погасить судебные издержки в размере 65 миллионов. Реакция из Москвы была скорой и вполне ожидаемой.

Маша Насардинова: Без цинизма

Май. Берлин. Метров за триста до Бранденбургских ворот два танка Т—34 и две пушки-гаубицы охраняют величественный монумент павшим советским солдатам. Георгиевские ленточки на решетках ограды, цветы чуть подвядшие лежат, надписи на постаменте на русском высечены.

Алексей Романов: Лебедь, рак и щука

Помните, как Никита Хрущев обещал американского президенту Ричарду Никсону показать Кузькину мать? Если не помните или не знаете, то скажу, что произошло это в 1959 году в Москве в Сокольниках на американской выставке. (Да-да, именно там, а не заседании Генеральной ассамблеи ООН, как ошибочно считается. В Нью-Йорке советский генсек стучал по столу ботинком).

Владимир Иванов: Послесловие к хоккейному финалу — в России хотят вернуть железный занавес

Казалось бы — финал чемпионата мира по хоккею в Праге уже давно история; ну прошел и прошел, ну закончился он фиаско для сборной России, которая на фоне канадцев в тот вечер 17 мая выглядела беспомощно (и это еще слабо сказано). Счет 1:6 — как приговор всей хоккейной системе, над которой вдоволь покуражились Сидни Кросби и его друзья. Казалось бы — делай выводы и работай. Так нет, косточки перемалывают до сих пор. Причем вместо здоровой критики и дельных предложений звучат дикие высказывания. А порой даже бредовые.

Павел Широв: За что боролись?

Интересно, знают ли военнослужащие 3-ей отдельной гвардейской бригады специального назначения российской армии Александр Александров и Евгений Ерофеев (по официальной версии Москвы – бывшие военнослужащие) о недавнем заявлении министра иностранных дел России Сергея Лаврова? Вряд ли знают. Взятым в плен в районе города Счастье на Востоке Украины, им сейчас не до этого. Но если бы знали, могли бы задуматься, потому что заявил министр, что Луганская область, где находится город Счастье, и соседняя Донецкая должны остаться в составе Украины.

Кира Савченко: Чисто британский сериал — «Би-Би-Си объявили войну»

Переизбранный на второй срок британский премьер Дэвид Кэмерон назначил новым министром культуры Джона Виттингдейла. Виттингдейл  давний противник BBC (British Broadcasting Corporation, общественная Британская телерадиовещательная корпорации), которая финансируется за счет, мягко говоря, противоречивой системы лицензионных сборов с налогоплательщиков.

Илья Козин: Украина — две реальности

Есть две реальности или два уровня реальности, если хотите, когда мы говорим об Украине –  житейская и политическая. Мой внутренний голос четко подсказывает, что необходимо делить  понятие  в случае этого государства  и я  объясню, почему.

Павел Широв: Оно вам НАТО?

«Агрессивный блок НАТО». Те, кому за сорок, в детстве множество раз слышали это словосочетание из телевизора или радиоприёмника, а потом читали в газетах. Других газет в то время, как известно, не было. «Агрессивному блоку» в этих газетах и телепрограммах обычно противопоставляли миролюбивый «Варшавский договор». Где, когда и при каких обстоятельствах НАТО проявляло в те годы свою агрессивность, никто и понятия не имел. Но некоторые знали о вторжении войск «миролюбивого Варшавского договора» в Чехословакию весной 1968 года.

Кира Савченко: Британские выборы, или Уйти нельзя остаться

В Великобритании, где, по самым скромным подсчетам, проживает более 40 тысяч латвийцев, 7 мая пройдут национальные выборы. Главная интрига — референдум по (не)выходу из Евросоюза, который обещан правящей Консервативной партией в случае повторной победы.

Маша Насардинова: «На меня не ссылайся»

В Москве светило солнце, как почти всегда на Пасху, и было странное ощущение, что половина населения погрузилась в свои авто и куда-то эвакуировалась. Вообразите: из Центра имени Мейерхольда (что на Новослободской) до Бахрушинского музея (что на Павелецкой) мы добирались автобусом и при этом ни разу не стопорнулись в пробке — на Садовом-то кольце, среди бела дня; и оттуда на такси до Сретенки, мимо Немцова моста, мимо Кремля, домчались без единой паузы.

Павел Широв: Идолопоклонники

Инициатива украинских властей в области декоммунизации вызвала гневную отповедь российского МИД. Напомню, в кабинете министров Украины разработан пакет законопроектов, один из которых предполагает осуждение коммунистического и национал-социалистического режимов, а также устанавливает запрет связанной с этими режимами символики. Если этот законопроект будет принят, под запретом окажутся равно, и свастика, и серп и молот.

Маша Насардинова: «Тангейзер», или Как рубят сук

«А вы не думаете, что мои враги донесут на меня в святейший, правительственнейший синод и мне запретят кадильницы, арапчат; ведь это функция церковного обихода!» Вот честное слово, не искала цитату к случаю с «Тангейзером», просто книга, которую как раз сейчас читаю, — «Встречи с Мейерхольдом», толстый синий том 1967 года без вступления, комментариев и послесловия (хотя уже было можно): только воспоминания.

Антон Лопета: Восемь минут тихого ужаса

Хорошо, если катастрофа рейса 4U9525 станет в этом году самой страшной трагедией. Потому что — куда уж страшнее.  Тихий ужас в том самом, прочно забытом, смысле — прямом. Это преступление кошмарно именно своей молчаливостью.

Павел Широв: Незаменимый Рамзан. Часть вторая

Всё-таки мы поторопились. На пути Рамзана Кадырова к вершинам власти в Чечне попадались и терни, и препятствия покрупнее. Один только Сулим Ямадаев чего стоил. А всего Ямадаевых было шестеро. Все родные братья, во время первой чеченской войны 1994 – 1996 г.г. все воевали на стороне сепаратистов. В начале второй войны, подобно Кадыровым, перешли на сторону Москвы. Возглавляемые ими отряды, контролировавшие второй по величине чеченский город Гудермес, почти в полном составе присоединились к федеральным войскам ещё осенью 1999 года, когда Ахмат-Хаджи Кадыров ещё раздумывал о своём будущем.

Павел Широв: Кризис недоверия

Вот и всё, дело закрыто. Пятеро арестованы, шестой подозреваемый подорвал себя гранатой при задержании. Оказывается, не такие уж они тупые, неповоротливые и продажные, эти российские, извините за выражение, «правоохранительные органы». Могут, ведь, если захотят... А теперь, внимание, вопрос: вы в это верите?

Алексей Романов: Пиар с риском для жизни

В университете шведского Карлстада отменили лекцию шведского карикатуриста латышского происхождения Ларса Вилкса. Там решили, что не могут обеспечить безопасность организаторов и тех, кто придет его послушать.  Да и самого лектора. Ведь буквально две недели назад террористы устроили вооруженное нападение на кафе в Копенгагене, где Вилкс участвовал в конференции о свободе слова и праве художника оскорблять религиозные чувства.

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить