За эфиром: Мир
Павел Широв. В непрозрачной упаковке
Редакция российского исторического журнала «Дилетант» известила своих читателей, что со следующего – декабрьского – номера журнал «будет выходить в плёнке и с пометкой 18+, кроме того, в ряде мест он больше не может продаваться». Причина – постоянная рубрика на страницах журнала писателя Дмитрия Быкова, объявленного российскими властями «иностранным агентом», и вступающие в силу с 1 декабря поправки к закону об «иностранных агентах».
Портрет на фоне войны. Константин, казахский литовец из Бучи, спасший 203 человека
Константина Гудаускаса, уроженца Казахстана и литовца по национальности, правозащитника и волонтера из Бучи, в этой части Киевской области знают и любят все. В период оккупации, когда местные жители оказались в ловушке и могли погибнуть в любой момент, Константин, рискуя жизнью, сумел вывезти более 200 человек.
Олена Федорова. По факту, некогда плакать
Они там не плачут. Плачу я. Они там сжали волю в кулак и живут без воды в темных помещениях, а чаще — в бомбоубежищах. Я читаю в новостях, что практически по всей Украине нет света. И тут же получаю ответ: «Это неправда. В Украине нет электричества. А света нет в РФ. Даже намека на просвет».
Павел Широв. Новый год без фейерверков
В Москве все по-прежнему. Ну, почти. Если не смотреть телевидение, не слушать радио, не читать газет и не замечать билборды с портретами «героев России», можно подумать, что никакой войны нет.
Дневник «скорой» для Украины. День 7. Больница
«А вы из Риги? У меня там жена и сын. Сын второе место занял в открытом чемпионате по боксу!». Хирург Юрий Кузнецов показывает фотографию. На ней — спортивный юноша на пьедестале. Лицо серьезное. Такое же, как у отца. Кажется, человек не спал год и улыбается по очень особым случаям. Когда показывает фотографию сына, например.
Портрет на фоне войны. Анастасия из Харькова, борющаяся с раком жена солдата
Война перевернула жизни миллионов украинцев — погибшие и раненые, разрушенные дома и города, оккупация, огромное число беженцев, экономический кризис. Жизнь Анастасии Зварич, счастливой жены и молодой мамы двух детей, талантливой писательницы и фотографа, перевернулась незадолго до полномасштабного вторжения. У нее началась личная война — с раком.
Дневник «скорой» для Украины. День 5. Тревога
Тревога всегда с тобой. Приложение «Трiвога» есть в каждом телефоне в Украине. В самый неожиданный момент из твоего кармана начинает звучать сирена и спокойный мужской голос объявляет о воздушной тревоге.
Дневник «скорой» для Украины. День 4. Дороги
Нет, конечно, как потратила Польша деньги еврофондов, видно сразу — автобаны на сотню километров до самой границы с Украиной. В Украине не так. В Украине еврофондов не было. А есть война. Поэтому теперь в сёлах и городках вдоль трассы до Львова не горит городское освещение. Почти. Исключения — пешеходные переходы.
Дневник «скорой» для Украины. День 3. Возвращение беженцев
На границе чувствуется контраст. Даже не так. Он виден. Польская сторона ярко освещена ещё за несколько километров до КПП. На украинской — свет горит только в зоне проверки документов. Дальше — темнота. В стране большие проблемы в энергетике. Но очередь из легковушек стоит в украинскую сторону. Это главное изменение по сравнению с первыми месяцами войны. Его отметили и польские пограничники — украинцы возвращаются.
Дневник «скорой» для Украины. День 2. Поколения
«Посмотрел сюжет. Ну ты и суч*нок». Это сообщение пришло мне после показа сюжета о сборе средств на покупку машины неотложной медицинской помощи для Украины. Написал его знакомый моей знакомой из Резекне. Мужчина 50-плюс.
Дневник «скорой» для Украины. День 1. Расстояния
Джейсон из Калифорнии. Доминик из Словакии. Ника из Киева. Алексей из Харькова. Сергей из Риги. Они только что «отмахали» 1200 километров из Амстердама. А впереди — ещё тысяча с лишним. У кого как. На панелях машин листочки А4 с названиями городов. Харьков. Изюм. И вот теперь Херсон. Это колонна из четырех «скорых» — двух «фордов», «фольксвагена» и «мерседеса». Две жёлтые машины — голландские. Две бело-голубые прибыли на контейнеровозе из штата Огайо, США.
Дневник «скорой» для Украины. День 0. Сборы
Наш «Опель» просел — полный багажник. Техника, канистры с топливом, вода, сумки. Между крышей и вещами — маленькая щель. Прочёл недавно фразу: «Мы не возим с собой воздух». Её написал кто-то из волонтёров фонда «Паруса свободы». Волонтёры вот уже скоро девять месяцев перегоняют в Украину машины неотложной помощи. Скупают подержанные автомобили по всей Европе, набивают их медицинским оборудованием и отдают украинским врачам. Тем, что ближе к фронту.
Портрет на фоне войны. Отец Максим, священник из освобожденного от оккупации села Святильня
«Было воскресенье, прихожане шли из церкви, и тут начали стрелять», — вспоминает протоиерей УПЦ Максим Молотков события начала марта в его родном селе близ Киева. Оккупанты пришли. Тогда никто не знал — надолго ли.
Портрет на фоне войны. Андрей и Елена, врачи, спасавшие людей в освобожденной Киевской области
Елена Губская и Андрей Головатенко — семейная пара из Киева, врачи. Во время войны у каждого украинского медика множество непривычных, но очень важных заданий. «Каждый врач, кроме основной работы, занимается волонтёрской деятельностью. И для врача эта деятельность — лечить людей», — говорит Андрей.
Портрет на фоне войны. Мейра-Вера, фотограф, уехавшая из Москвы
Фотограф Вера Ватутина, работающая под псевдонимом Мейра Гетман, несколько лет посвятила теме Холокоста. В день начала войны, «24 февраля во мне произошел свой Бабий Яр. Все внутри оборвалось», — говорит она. Сейчас Вера-Мейра поселилась в Сербии. «Многое хочется снять, чтобы показать миру, что сделали с Украиной. Сердце плачет», — признается она.
Павел Широв: мобилизация, инфляция и НВП в школах
Необычную новость принесли социальные сети. На прошедшей неделе двое жителей города Подольск (20 км к югу от Москвы) провели антивоенную акцию, вышли на улицы с плакатами: «Убийство брата – позор дела» и «Уберите руки от Украины!» Вопреки обыкновению, их не задержали. Как рассказали сами пикетчики, проходившие мимо полицейские только сказали им, дословно: «поздняк метаться, скоро все закончится», после чего попросили «мирно завершить» акцию. Мнения комментаторов разделились. Некоторые посчитали, что подольские «блюстители порядка» просто торопились по домам и не стали обременять себя лишней работой, но были такие, кто обратил особое внимание на слова «скоро все закончится», предположив, что полицейским известно нечто такое, о чем еще не знает большинство населения России.
Портрет на фоне войны. Андрис Лагздукалнс, украинский писатель из пока оккупированного Мелитополя
Гражданин Украины Андрис Лагздукалнс — человек невероятно талантливый и энергичный. Он сумел выбраться из Мелитополя, и на свободной территории продолжает писательскую и волонтерскую деятельности.
Портрет на фоне войны. Ярослав, волонтер из Чернобыльской зоны
Чернобыльская зона отчуждения, расположенная к северу от Киева, место самой масштабной в мире ядерной катастрофы, в самом начале полномасштабной войны оказалась на пути вторжения войск РФ. О событиях там рассказывает Ярослав Емельяненко, общественный деятель, волонтер и основатель и руководитель «Чорнобиль Тур».
Самое важное