Ворота Риги:
в поисках потерянной батареи
В Риге, в лесах Мангальсалы, затеряно настоящее сокровище для любителей военной истории и приключений. Укрепления Усть-Двинской крепости. Их задачей было —
не впустить врага в город, если он идет со стороны моря. И, если уж он вошел по суше,
то не выпустить. Настоящие ворота Риги, которые держались на замке.

Автор: Диана Спыну
Фото и видео: Кристап Домбровскис
Дизайн: Артур Андерсонс

До наших дней сохранились шесть бетонных батарей. Но историкам известно: должна была быть еще одна батарея с самыми мощными орудиями — калибра 305 мм. Такие пушки могли пустить на дно линкоры — артиллерийские бронированные корабли. Но — следов этой батареи не сохранилось. Для ее поисков Rus.LSM.lv организовал целую экспедицию.

У Восточного мола сохранились уникальные Царские камни — память о двух визитах. В 1856 году дамбу осмотрел император Александр Второй (Латвия в те времена была частью Российской империи). Через несколько лет, в 1860-м, здесь побывал престолонаследник, цесаревич Николай. После последнего визита начинается строительство крепостных батарей «Д», «Е», «Ф» и «Ж». Они нужны, в первую очередь, для защиты порта. На тот момент Рига — один из самых крупных портов Российской империи по внешнеторговому обороту.



Батареи «Д», «Е», «Ф», «Ж» — это обычные земляные валы, поросшие травой, на которых размещались орудия. Например, на батарее «Д» стояли 28 пушек.

Через 50 лет, к 1915 году, когда уже идет Первая мировая война, на Мангальсале появляются уже бетонные батареи: три с пушками «Виккерс» калибром 120-мм, батарея «К» для орудий Канэ (152-мм) и еще две — с дальнобойной артиллерией калибра 254-мм. И — начинается строительство той самой батареи крупного калибра против линкоров, о которой знают историки, но следов которой пока не обнаружено.



«Вот сюда было выделено 90 миллионов золотых рублей, чтобы построить оборону. Ну сколько это, 90 миллионов на сегодняшний день? Это миллиард долларов», — рассказывал военный историк, журналист Юрий Мелконов. Он многое сделал, чтобы сохранить историю Мангальсалы. Это было одно из последних его интервью. Летом 2021-го Юрия не стало, и потерянную батарею Rus.LSM.lv искал в память о нем.




Юрий Мелконов, военный историк и журналист. Июнь 2020 года. Фото: Угис Якубанс.
Батареи 120-мм орудий

Таких на Мангальсале было три. Небольшая, компактная конструкция. В середине вход, по сторонам — две 120-миллиметровки «Виккерс». Их на береговых укреплениях вводят незадолго до начала Первой мировой войны. Скорострельные (6-7 выстрелов в минуту) и на тот момент самые современные. Имеют круговой обстрел, то есть, могут стрелять в любую сторону. Дальность — до 14 км.

«Они должны были бороться с миноносцами и тральщиками противника. Их основная задача — защита минных ограждений на входе в Даугаву», — рассказывает Виктор Тхор, соавтор статьи про Мангальсалу, которую он писал вместе с Юрием Мелконовым для журнала Baltfort.
В подвале для каждого орудия хранились 750 снарядов и столько же зарядов. Наверх снаряды подавались вручную. Весил каждый сравнительно немного — 29 килограммов. До наших дней в целости сохранилась только одна из трех батарей. Остальные во время Первой мировой взорвали российские войска при отступлении, когда немецкая армия пошла на Ригу. Вид взорванной батареи впечатляет. Громадную глыбу бетона, как мячик отбросило в сторону.
БАТАРЕЯ «К», 152 мм
Это укрепление в своем роде единственное, похожей на нее на Мангальсале нет. И она самая длинная. Если на других батареях стояли два или четыре орудия, то здесь их было шесть — 152-миллиметровые «Канэ». Они и больше, и мощнее «Виккерсов». И скорострельнее — 10-12 выстрелов в минуту. Призвана была противостоять более крупным кораблям: крейсерам и броненосцам. Да и сама батарея, по сути, была крейсером.

«Ну вот, крейсер "Аврора" всем известный. У него на вооружении первоначально было 8 таких орудий "Канэ", — говорит Виктор Тхор. — С одного борта могли стрелять шесть. То есть — батарея была равна этому крейсеру. Это сухопутный крейсер».
Мы пробираемся по самой длинной батарее. Идти непросто. Под ногами куски асфальта, упавшие с потолка. Когда-то асфальт служил буфером между бетоном и металлическими балками, если в батарею попадет вражеский снаряд. Бетона над нами — два с половиной метра. Остаемся без телефонной связи: сюда не добирается сигнал мобильной связи. Впереди и позади — кромешный мрак. И звук. Он — особенный. Из внешнего мира сюда не проникает ни шум деревьев, ни пенье птиц, ничего. Кажется, что жизнь осталась за входом в железобетонный саркофаг. Мертвая тишина. Только капли воды падают откуда-то сверху: кап-кап-кап.
Все помещения однотипные. Выход к орудию — лестница двойная и изогнутая, два полукруга Так задумано специально, чтобы вражеские снаряды или осколки не попали внутрь батареи. Но в 50-ые годы прошлого столетия боялись уже не металла, а радиации и химического оружия. Выходы к орудиям замуровали. Слева и справа каждого орудия — хранилища для снарядов. Каждый снаряд весил 68 килограммов. И, чтобы подать его наверх, уже требовался специальный подъемник. И так у всех шести орудий.

Один конец батареи «К» взорван. В другом — санузел и кухня. На стенах сохранилась стеклянная плитка, которой уже больше ста лет.
БАТАРЕЯ 254-мм
Таких на Мангальсале было две — хотя одну из них поначалу строить не собирались: вместо нее должна была быть наша «пропавшая» 305-миллиметровая. Она стала бы первой бронебашенной батареей на территории Латвии, настоящей крепостью в крепости. Стройка могла занять два-три года. Но враг был уже на подходе. Поэтому проект откладывают до лучших времен (которые так и не настанут) и срочно оборудуют 254-миллиметровую.

«Сначала были построены основания фундамента для орудий. И буквально за две недели пушки могли уже стрелять, — говорит Виктор Тхор. — Потом — погреба для боезапасов. Строили поэтапно».
До появления пушек калибром 305-мм, 254-миллиметровые орудия были самыми мощными в береговой обороне Российской империи. И довольно внушительных размеров: длина ствола 11 метров. Скорострельность: один выстрел в минуту. Снаряд был метром длиной и весил 225 килограммов. На батарее стояли четыре таких орудия. Все были направлены на Рижский залив. И задача перед ними стояла четкая и понятная: топить вражеские корабли.

Пороховой погреб

На Мангальсале постоянно встречаются небольшие строения из красного кирпича. Это пороховые погреба. Они были необходимы для земляных батарей. Их особенность — продуманная система вентиляции. В отличие от бетонных батарей, здесь не пахнет сыростью, нет запаха плесени.

«Да, потому что здесь естественная вентиляция, — говорит Виктор Тхор. — Ей при проектировке уделялось очень большое значение. Других вариантов, как держать порох сухим, не было. Только вентиляция и только естественная».
По всему периметру погреба шел длинный вентиляционный коридор. И здесь тоже, стоит войти в коридор, связь с внешним миром пропадает. Зато появляется связь с прошлым. На стенах погреба расписывались солдаты, служившие здесь в разные годы. Самая старая, которую мы находим, датирована 1926 годом. В 1939-м расписался кто-то из KAP — Krasta artilērijas pulks, Полк береговой артиллерии Латвийской армии. Ну, а в 1953 автограф оставил Ганжиев Вася. У каждой крепости есть свой «Вася».
Первая мировая война
Усть-Двинской крепости так и не суждено вступить в бой. В 1917-м противника ждут с моря, а он приходит по суше. Германская армия прорывает российский фронт в районе Икскюля (Икшкиле). Наступление начинается 1 сентября. А уже через пару дней, 3 сентября русские войска оставляют Ригу.

«Опыт показывал, что крепость без связи с линией фронта не сможет сопротивляться очень долго, поэтому было принято решение эвакуировать крепость и уничтожить все постройки и все вооружение, чтобы враг им не воспользовался. К сожалению, все эти столетия строительства крепости использовать не удалось», — объясняет Виктор Тхор.



Но большинство батарей остаются целыми. Их продолжают использовать сначала Латвийская армия, потом Советская. Орудия меняются на новые, под них переделывают основания. Например, изменяется один из двориков батареи «К». На память остается надпись: «7 сентября 46 года. Построена матросами».



Проверка на радиацию

Появляется ядерное оружие. И для него требуются уже другие постройки. Новые хранилища строят в 50-х годах прошлого столетия. В одном из них могли держать атомные боеприпасы. На это указывает система вентиляции.

«Для хранения обычных боеприпасов вот эта вся система вентиляции и поддержания постоянной температуры не нужна, — объясняет Виктор Тхор. — Здесь хранились или торпеды, или глубинные бомбы, или снаряды, или ракеты».



К нам присоединяется специалист с дозиметром. В хранилище в разных местах измеряем уровень радиации. Прибор не показывает превышения нормы.

«Ну да, здесь все правильно хранили. Утечки не было. Иначе фонило бы ой-ой-ой, — объясняет оператор дозиметра Виталий Зайцев. — Железобетон очень долго держит радиацию».

Батарея 305-мм орудий

Чтобы найти потерянную батарею для 305-миллиметровых пушек, нужен георадар. Он должен увидеть то, что скрыто от глаз человека — остатки фундамента, если они есть. Помогает нам Райнер Зайферт. Он родом из Германии. Несколько лет живет в Риге. Член поискового отряда «Легенда» — с помощью георадара ищет останки солдат, погибших во время войны.



Все, что у нас есть — фрагмент карты из российского архива, где могла находиться «наша» батарея, между батареями 254-миллиметровок и «Е». Еще мы знаем из российских архивов, что строительные работы идут в 1914-1915 годах. Вырыты котлованы, построены фундаменты под основания башен, поставлены части опорных конструкций. Но стройплощадку, видимо, засыпают землей — на поверхности нет никаких следов. Идем к отправной точке: батарее для 254-мм орудий. На поиски уходит больше двух часов. Сначала выбираем неправильно направление, уходим слишком глубоко в лес.

«Абсолютно ноль. Нет даже камней, — говорит Райнер Зайферт. — Здесь ничего»

Через какое-то время понимаем, что ищем совсем не там. Снова изучаем карту и возвращаемся к проезжей дороге. Здесь гораздо светлее и деревьев меньше. Тут и решаем продолжить поиски. Первая попытка на новом месте не приносит результата. Но вот… Мы не верим своим глазам. .
«Лучше, гораздо больше аномалий! — восклицает Райнер Зайферт. — Где мы стоим, здесь была стена. Тут металлическая конструкция. Может, даже часть тоннеля».

Понимаем, что нашли лишь небольшую часть батареи. В действительности, та была огромной. Состояла из двух частей — и между ними мог находиться тоннель. У нас уходит еще день, чтобы собрать как можно больше информации. С этими знаниями отправляемся в Военный музей Латвии.

Военный музей Латвии

Райнер рассказывает, что нам удалось увидеть переднюю часть батареи. Под землей находится фундамент, как платформа, местами, может, немного разрушенный. Есть стены и, возможно, тоннель. Дайнис Позиньш, глава отдела оружия и военной техники Военного музея подтверждает: рядом с береговыми батареями часто строили подземные склады для амуниции.
«Да, я считаю, что это тоннель. Он 15 метров длиной и 6 метров шириной», — приходит к выводу Райнер Зайферт.

Дайнис Позиньш принимает папку с результатами нашей экспедиции. И говорит: в музее крайне мало информации о происходившем на территории Мангальсалы в те годы. Есть документы из российского архива — но это списки людей и оборудования, но не схемы.

Судьба орудия 305-мм

Еще один вопрос, на который так хотелось найти ответ: что же произошло с орудиями, которые предназначались для нашей батареи? Две двухорудийные башенные установки заказали Санкт-Петербургскому металлическому заводу в ноябре 1913-го. Они даже получили порядковые номера 9 и 10. Дальше их следы теряются.

Мы написали в Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге и Музей Победы в Москве. И оттуда, и оттуда получили одинаковый ответ: информации о наших орудиях нет. Но есть предположение, что пушки не успели изготовить. С началом войны началась штурмовщина, и Металлический завод просто не справился с заказом в срок.

Эпилог

Это приключение подошло к концу. Мы нашли пропавшую батарею — и всю информацию о находке передали в музей. Еще одно дело, начатое журналистом и военным историком Юрием Мелконовым, можно считать завершенным.
Текст: Диана Спыну
Фото и видео: Кристап Домбровскис
Дизайн: Артур Андерсонс

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить