Владимир Иванов: «Спортивный лауреат года-2017» — лобби, подмена понятий и забытый бокс

Всякого рода итоговые мероприятия, когда болельщики, спортсмены и специалисты вспоминают — что было самое яркое в уходящем году, и дают оценки, вроде как считаются у нас более-менее объективными. Но последний «Спортивный лауреат года» заставил в этом сильно засомневаться. Что-то пошло не так, и сразу по нескольким направлениям.

В результате

некоторые из лауреатов оказались странными, другие незаслуженно забытыми, третьи — так и вовсе лишними на этом празднике жизни.

Для меня с каждым годом такой вечер превращается в какой-то заорганизованный «ивент» ради галочки: ну надо отметить лучших и вручить им статуэтки, потому что так повелось... В этом году даже этого — вручения статуэток главным лауреатам, и то не было, потому как и теннисистка Алена Остапенко, и баскетболист Кристап Порзиньгис в конце года в Латвии никогда не бывают. А без их личного присутствия эта самая церемония заметно проигрывала (приветы издалека — экранные видеопослания, ситуацию не очень-то спасали).

На мой взгляд, самая большая ценность этого «лауреата» — приз «За выдающийся вклад в развитие латвийского спорта». Это тот редкий случай, когда можно вспомнить и отметить наших прославленных ветеранов, десятилетиями верой и правдой служивших этому самому спорту. В 2017-м им стал

механик Аркадий Свеце, отдавший велоспорту 60 лет своей жизни. Страшно представить — в велоспорте он с 1957 года.

Итак, спортсменкой года на церемонии, которая проходила в Splendid Palace, была названа теннисистка Алена Остапенко. Кто бы сомневался... После того, что она натворила в Париже в начале июня, выиграв «Ролан Гаррос», имя лауреата у женщин с лета было вполне предсказуемо. Дошло до того, что стали возникать дискуссии на тему: победа на турнире «Большого шлема» — это более существенно, чем олимпийское «золото»?

А вот по мужчинам — категорически не согласен. Баскетболист Кристап Порзиньгис, не спорю, заслужил. Только не второй год подряд стать лучшим спортсменом страны, а получить, к примеру, приз самого популярного в Латвии. Тут явно произошла подмена понятий. То ли баскетбольное лобби в нашей стране имеет такую силу и магию, то ли эксперты вообще не представляют, что такое профессиональный бокс (к чему я больше склоняюсь) и думают, что чемпионский пояс по одной из самых престижных версий профессионального бокса WBC моему фавориту в этой номинации Майрису Бриедису достался малой кровью — мол, выиграл апрельский бой в Дортмунде у немца Марко Хука, и пожалуйста. Но его, грубо говоря, прокатили. Почему — не могу понять.

Скажите на милость — за что Порзиньгису дали приз лучшего, что такого он выиграл в 2017 году?

Как мне казалось всегда, лучшим можно стать, победив где-то (чемпионаты мира и Европы, престижные турниры и так далее), завоевав что-то (те же титулы). Ну, а Порзиньгис причем тут? Человек играет в сильнейшей баскетбольной лиге мира — НБА, все понятно. И что теперь — на ближайшие десять лет признавать его лучшим только за это? В НБА с «Нью-Йорком», одной из слабейших команд лиги, ему пока далеко даже до плей-офф. Факт неоспоримый — в сборной Латвии он себя отлично проявил на чемпионате Европы в Стамбуле. Но команда Айнара Багатскиса, если кто помнит, не смогла пройти дальше четвертьфинала на этом Евробаскете. Это что, успех?

Бриедис же стал первым чемпионом мира в профессиональном боксе из Латвии. Это историческое достижение, уникальный факт. На нашем веку мы вряд ли что-то подобное переживем еще.

Но в Латвии даже с таким титулом он все равно не «номер один» в 2017 году. Странно как-то, если не сказать больше — недальновидно и непрофессионально.

Но и это еще не все. Во время этой церемонии удивляться пришлось и по другому поводу. На самом деле только одна номинация — «Самый популярный спортсмен» — ежегодно отдается на откуп болельщикам, которые могут голосовать за своего любимца в Интернете (в остальных случаях решает специальная комиссия из спортивных экспертов). А раз так — ждите самых неожиданных результатов. Ведь здесь нет жестких правил: один человек — один голос, тут можно отдавать свои голоса сколько хочешь раз. С одного компьютера — так каждый день. Все это и приводит к тому, что

объективность оказывается побитой организованностью определенных кругов. Кто лучше может организовать компанию по сбору голосов — тот и победил.

На этот раз этот трюк помог мотогонщику Паулу Йонассу, который также был признан лучшим спортсменом страны в технических видах спорта.

Какие Остапенко, Бриедис и Порзиньгис? Мотогонщик, выясняется, у нас самый популярный. Такой вот парадокс. Даже с учетом того, что парень стал чемпионом мира в классе MX2 по мотокроссу, что традиции мотоспорта в Латвии — славные, считать его самым популярным — какое-то искажение действительности. Для наглядности — выйдите на улицу любого нашего города и спросите людей, что они знают о вышеназванных латвийских спортсменках и кто из них самый популярный? Имена Остапенко, которая сегодня по городу не может уже передвигаться без телохранителей, или миллионер из Лиепаи и кумир нью-йоркцев Порзиньгис, которого сложно не узнать из-за роста, сегодня у всех на слуху. Или вы не заглядывали в «Арену Рига» в сентябре, когда на четвертьфинальный бой WBSS (Всемирная боксерская суперсерия) в первом тяжелом весе Майриса Бриедиса с кубинцем Майком Пересом набилось более 13 000 человек? В случае с Йонассом как минимум половина спросит вас в ответ: «А кто это?». Так что это самая несерьезная и необъективная номинация из всех по понятным, думаю, причинам. А раз так, и относиться к ней надо соответствующим образом.

Не убедил? Еще один пример этого года. Всего каких-то полсотни голосов Паулсу Йонассу в голосовании уступил спидвеист Анджей Лебедев. Тут тоже могут возникать вопросы до определенного момента — пока вы не узнаете, что информацию о голосовании в Интернете за звание «Самый популярный спортсмен Латвии» на своем сайте поместил польский спидвейный клуб «Вроцлав», за который и выступает Лебедев. Вот поляки и постарались... Будь такая информация для них доступна на пару дней раньше, быть Лебедеву самым популярным. Помнится, когда-то Мартиньш Сирмайс, мастер спортивного ориентирования, тоже по такой схеме признавался самым популярным, что не могло не вызывать ничего, кроме улыбки. Так что история, а точнее, фарс с номинацией «Самый популярный», повторилась и в этом году.

По остальным номинациям у меня вопросов нет — все заслуженно, все по делу. Но как раз эти две нестыковки с игнорированием боксера и комедией про «самого популярного», испортили общую картину. Обидно. Тем более потому, что

уходящий 2017 года для латвийского спорта оказался одним из самых насыщенных за последние десятилетия в плане побед и, несомненно, запоминающимся.

Следующий, 2018-й — олимпийский. Надеюсь, латвийские атлеты все квоты на удачу еще не выбрали, и на южнокорейский Пхенчхан что-то да осталось.

1 комментари
Andrey Korolkevic
Порзингис классный парень,но где он и где Латвия.Бриедис наш и его достижения ВЕЛИКИ,как впрочем и Остапенко.....а так я полностью согласен с автором.
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное
Интересно