Владимир Иванов: прощай, Гаврилыч, и прости… Памяти великого футболиста Георгия Смирнова

Сегодня после обеда на Ивановском кладбище простятся с Георгием Смирновым. Пожалуй, самым выдающимся футболистом в истории Латвии. Для меня так уж точно — он был самым великим, неподражаемым, уникальным игроком времен рижской «Даугавы» 50-60-х годов прошлого века. Неординарная личность, форвард от бога, который, увы, до последних дней своей жизни так и не получил должного признания в нашей стране.

Не любитель бросаться громкими эпитетами, но я никак не могу удержаться от того, чтобы не снять шляпу перед этим мастером. И это при том, что я только гипотетически могу определить все его величие — по черно-белым архивным записям, по фотографиям, которые давно пожелтели от времени, по угасающим рассказам его одноклубников, когда-то выходивших с ним на поле под овации переполненных трибун стадионов что в Риге, что в Москве, что в Киеве или Тбилиси. А таких практически уже и не осталось.

Очень жалею о том, что в силу возраста не застал Смирнова в деле, когда он был в самом соку, на пике славы и своей сумасшедшей популярности, когда его рвали на части все самые большие команды тех времен начиная с ЦСКА и «Торпедо», и заканчивая московским и киевским «Динамо».

Таких, кстати, среди нашей пишущей братии, тоже единицы, это все аксакалы пера: Микелис Рубенис, Валерий Козлов, может быть еще Владимир Синицын. Вот, кажется, и все.

За свою журналистскую карьеру у меня с ним были не более десяток встреч. Накоротке или на бегу, как говорится. Обстоятельных разговоров, чтобы по душам тет-а-тет, да начистоту — таких можно пересчитать по пальцам одной руки. Но каждый из них у меня до сих пор перед глазами, и никак не стирается. И пусть из-за своих преклонных лет каждый раз он повторял мне одни те же рассказы — старик жил этими воспоминаниями, про то, как в матче с московским «Динамо» забил Льву Яшину три мяча, и один из которых не засчитали, про тот самый пенальти киевлянам на глазах у почти 100 000 зрителей на стадионе имени Никиты Хрущева самому Виктору Банникову (удар на силу получился издевательским — мяч просвистел между ног), про историческую встречу с Фиделем Кастро во время турне по Латинской Америке в составе тбилисского «Динамо»…

Репертуар у него был одинаков и не менялся годами. Но, подчеркну, я прекрасно понимал Гаврилыча, как он позволял мне его называть, понимал — в каком мире он живет, с большим удовольствием в который раз слушая его с неподдельным восхищением.

Уроженец Ленинграда, Георгий Смирнов был из так называемых блокадных детей (кстати, болельщики называли его Гоша, которые души в нем не чаяли, ведь они специально ходили на него, и вы только представьте, каких трудов, к примеру, стоило лидеру «Даугавы» покидать стадион после матчей, каждый ведь норовил угостить коньячком). Кстати, в многодетной семье он был то ли восьмым, то ли седьмым ребенком из девяти (каждый раз он путался на сей счет, повторяя только, что в живых у него оставалась одна сестра). Его карьера в Риге стала возможной после того, как служившего в ГДР паренька заприметил тренер рижского «Динамо» Павел Владлевский. Он-то через свои связи и добился того, чтобы Смирнова, за плечами которого было уже выступление в юношеской сборной Ленинграда, перевели заканчивать службу в Латвию, а потом уже сделал игроком «Даугавы». Команды, с которой ему предстоит пройти путь длиною в 12 сезонов (1958-1969). Будучи ее капитаном, он переживет с ней и взлеты, и падения.

Поистине золотым для него стал 1960 год, когда «Даугава» в классе А союзного чемпионата стала 12-й (по нашим временам — это высшая лига), сам Смирнов забил 11 мячей и вошел в почетный список 33-х лучших игроков СССР (латвийская команда в том сезоне запомнилась еще и тем, что в обоих матчах взяла верх над ставшим чемпионом московским «Торпедо»). Это единственное в своем роде достижение для игроков, выступавших за футбольный клуб из Латвии

(отдельно выношу за скобки саму возможность попадания в такой список, потому как из Риги оказаться в нем было просто нереально, какой-то фантастикой, но Смирнов смог). После этого на него обрушился шквал предложений, особенно усердствовали москвичи, звали Киев и Тбилиси, Ленинград и Ереван, Ростов-на-Дону и Минск. По словам Смирнова, все телеграммы он бережно хранил у себя дома. Но из-за того, что он боялся оставить без присмотра своих пожилых родителей в том числе, верность «Даугаве» была сохранена навсегда.

«Что тебе надо, чтобы остаться в «Даугаве»? Какую хочешь зарплату — говори! Квартиру — выбирай! Машину даем. Только машину купишь за свои, но со скидкой», — примерно в таком тоне его уговаривал тогдашний секретарь Центрального комитета Коммунистической партии ЛССР Август Восс. Хитрый Смирнов, пользуясь случаем, умел выбивать себе условия. Хвастался, что были времена, когда в «Даугаве» на правах лучшего футболиста он получал по 900 рублей в месяц (для сравнения: в те времена зарплата инженера была 120 рублей).

А вот о чем Смирнов не любил особо рассказывать, так это о скандале, который приключился с «Даугавой» во время турне в ГДР в 1969-м. На самом деле история эта очень мутная и имеет несколько версий. Даже сам Гаврилыч каждый раз ее повторял с интерпретациями.

Дело было в Бресте, где таможенники обнаружили у футболистов контрабанду. В том числе валюту, которую они везли больше, чем было положено. Ну такие в те времена были законы... Все в итоге вылилось в нешуточные разборки. Под раздачу попали даже звезды «Даугавы». В итоге Смирнова и Гунара Улманиса пожизненно дисквалифицировали, лишив их также звания «мастер спорта». Позже, после многочисленных ходатайств, эту дисквалификацию все же сняли. Между прочим, не без помощи известного предпринимателя Кирова Липмана, который в свое время курировал футбольный ВЭФ — команду чемпионата Латвии, которую со временем, после окончания карьеры, стал тренировать Смирнов (был в его карьере эпизод, когда он работал и в «Пардаугаве» у Владимира Лескова).

Каким был Смирнов уже после того, как отошел от футбольных дел? С ним нужно было быть на одной волне, в противном случае разговора не получится. В последние годы он постоянно критиковал руководство Латвийской федерации футбола (ЛФФ), возмущался, что в ней не осталось футбольных людей, обижался, когда вновь, в очередной свой визит в офис просить о чем-то, не видел своей фотографии. Он чувствовал себя звездой. Той самой, которую 60-70 лет назад носили на руках, а сегодня никто не узнает. Но это было бы полбеды. Смирнов практически все свое свободное время, пока позволяло здоровье, посвящал тому, что ходил с «протянутой рукой» и просил у руководства ЛФФ то профинансировать операцию кому-то из ветеранов, то оплатить медицинские страховки, то еще что-то. Даже за билеты на стадион приходилось бороться.

Именно Смирнов был локомотивом ветеранского движения, его неформальным лидером делая все возможное, чтобы ветеранов у нас не забывали. Много нервов приходилось тратить на то, чтобы выбить хоть что-то, чтобы объяснить простые вещи. Зачастую эти просьбы так и оставались без ответа.

И хорошо, что самые важные вопросы все же удавалось решать с горем пополам, когда к делу подключались либо еще один ветеран футбола Борис Морозов, либо экс-капитан «Сконто» и сборной Латвии Михаил Землинский (оба являются на данный момент членами комитета футбольных ветеранов ЛФФ).

Надо было видеть, как он взрывался, когда речь заходила о том, кто же на самом деле футболист номер один в истории Латвии (тщеславие ведь никуда не делось!). В 2004 году Смирнов получил особое признание от УЕФА за свой вклад в развитие мирового футбола по случаю 50-летия организации. Именно этот знак — диплом, подписанный тогдашним главой УЕФА Леннартом Юханссоном, он считал официальным признанием и доказательством того, кто же в Латвии лучший на все времена. У Латвийской федерации футбола, правда, на сей счет было другое мнение — Александр Старков (в том же году в честь своего юбилея УЕФА предложила футбольным ассоциациям выбрать самого выдающегося футболиста своей страны за последние 50 лет, и федерация о Смирнове не вспомнила — в списке так называемых «Золотых игроков», который был обнародован в ноябре 2003-го и состоял из 52   футболистов, напротив Латвии значится имя Старкова).

На самом деле не суть важно — кто из них лучше. Да и как измерить? Лучше поздно, чем никогда — это о том, что несколько месяцев назад Смирнов стал одним из первых двух лауреатов, которые удостоились награды от ЛФФ за вклад в латвийский футбол («Золотой почетный знак» также получил известный в прошлом футбольный арбитр, а ныне летописец латвийского футбола Микелис Рубенис). А на вопрос — что сегодня не так с нашим футболом, почему сборная Латвии плохо играет, у него всегда был только один ответ: «Тренироваться надо больше!».

Человека с большим чувством юмора, у которого на все были свои присказки, байки или анекдоты, Смирнова я запомню именно таким — улыбчивым и безобидным. Человек-глыба, который тяжело переживал уход из жизни своей супруги, который работал, пока ходил, дежуря в детском саду в двух шагах от своего дома на Югле, человек-легенда, значимость которого невозможно понять сегодняшнему поколению болельщиков или журналистов. И в этом я их не виню: то были другие времена, другая эпоха, со своими кумирами и системой ценностей. Попробуй объяснить в XXI веке молодым экспертам — что такое войти в список 33-х лучших или каково это забить мяч Яшину. Хорошо, если в ответ не услышишь — а кто такой Яшин?

На самом деле уход Смирнова для футбола Латвии — это примерно то же самое, что Германии потерять Герда Мюллера, Португалии — Эйсебио или Бразилии — Гарринчу. И тут, поверьте, я нисколько не преувеличиваю.

А потому надеюсь, что на похороны Смирнова сегодня придут не два десятка седых ветеранов да выделенный от федерации человек со скромным венком, как это было на прощании с большим другом Смирнова, другим известным латвийским футболистом, вратарем «Даугавы» и московского «Торпедо» Лаймонисом Лайзансом, а что это будет солидно и с уважением к мастеру, который достоин большего. Того, что он так и не получил в полной мере при жизни, которая отмерила ему в итоге почти 86 с половиной лет.

Прощай, Гаврилыч, и прости...

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить