Владимир Иванов: легкая атлетика Латвии — в глубокой яме, да и «ямы» у нас тоже нет

Когда мы говорим о состоянии, в котором пребывает сегодня латвийский спорт, то обычно все сводится к банальному финансированию: чем больше денег, тем легче живется. Формула ведь простая, не так ли? Но, на самом деле, к показываемым результатам прямого отношения она не имеет, уверяю вас. Не буду сильно углубляться во все законы, которые по наполнению бюджетов определяет именно наше государство. Но понятно давно - проблем здесь выше крыши. Особенно у королевы спорта - легкой атлетики. В нашей стране она, увы, на положении чуть ли не нищенки.

Первая эмоция в этой связи – глубокая обида. Ну ка же так, это ведь легкая атлетика в конце концов? Но в том-то и дело, что на протяжении многих и многих лет только и слышишь от специалистов, тренеров, самих спортсменов, что легкая атлетика вот-вот загнется. Фундаментальный вид спорта, во многом основополагающий и, разумеется, самый классический из классических, в Латвии он не первый год остается на задворках. Такое складывается впечатление, что помогают ему из года в год по остаточному принципу. Не собираюсь выступать в роли адвоката, но тут надо что-то менять.

Весной 2022-го, перед стартом нового сезона, руководство Латвийского легкоатлетического союза (ЛЛС) стало бить в набат пуще прежнего. И, кажется, это последний звонок.

Располагая бюджетом в какие-то 120 тысяч евро, уже завтра можно закрывать эту кантору и навсегда забыть – каково это развивать легкую атлетику в нашей стране.

По словам генерального секретаря ЛЛС Дмитрия Милькевича, на то, чтобы просто выполнить все обязательства по проведению соревнований, а их несколько десятков самого разного уровня, чтобы свести концы с концами, необходимо раза в три больше. То есть порядка 350 тысяч евро, не меньше. И это по самому минимуму. О том, чтобы работать в нормальном ритме, расправив плечи, и разговоров пока нет. В такой ситуации только и остается, что по-тихому завидовать нашим соседям эстонцам да литовцам, у которых бюджеты под миллион, у которых в федерациях работают целые команды единомышленников, где ни то, что не считают лишний цент, но вправе распоряжаться адекватными суммами, соизмеримыми с масштабами самого вида спорта. У нас же в офисе ЛСС пять человека с не самыми большими зарплатами, да помещение в 50 квадратных метров. Но поди еще оплати даже такое мизерное хозяйство! Что называется, ужались по самое не могу. И что же получается?

Картина маслом – денег и так в обрез и больше их точно не будет, спонсоры в очереди что-то не стоят, международной поддержки также не должешься, так как Латвия все-таки не развивающаяся страна, а государство Евросоюза, то есть должна сама о себе позаботиться. Это вам не футбол и не футбольная федерация с бюджетом в более чем 10 миллионов евро, из которых целевая помощь со стороны УЕФА и ФИФА составляет более 90 процентов. В легкой атлетике работают другие механизмы, и, к сожалению, к латвийской ситуации с финансированием они безжалостны. Так что остается только одно – просить, это если выражаться культурно, или же клянчить, если называть вещи своими именами.

Так что тот же Милькевич, а также президент ЛЛС Арнис Лагздиньш давно уже освоили эпистолярный жанр и набили руку в написании «просительных» писем в высшие эшелоны власти. Вплоть до главы Национального спортивного совета Кришьяниса Кариньша. Очередное такое письмо с настоятельной просьбой выделить дополнительные средства были направлены по соответствующему адресату не так давно. Но помогут ли эти письма? Не уверен.

Не уверен хотя бы потому, что латвийское государство к спорту вообще у нас относится, ну, так себе. Что к детско-юношескому, что к спорту высших достижений. А про инфраструктуру я вообще молчу. Сама госполитика такова, что тут не до процветания, а лишь бы выжить.

Вот и получается, что 80 с лишним официально признанных спортивных федераций и выживают: кто-то более успешно, кто-то менее – кому как повезет. Легкой атлетике, кажется, не повезло.

А почему все так стало худо во владениях королевы спорта? Объективность положения здесь в том, что конкуренция на мировой арене тут неимоверная, и пробиться латвийским атлетам на подиум практически нереально. С другой стороны – упоминавшаяся легкоатлетическая инфраструктура в Латвии на таком уровне, что каждую медаль воспринимаешь чуть ли не как манну небесную. Это тот самый случай, когда «не вопреки, а не благодаря». И все время вопрошаешь себя – откуда взялась эта победа, эта медаль, как вообще это стало возможным. Но, как мне кажется, время наивных вопросов тоже подходит к закономерному финалу. Нет времени – надо действовать.

Чем все это грозит? Ну, понятно, что на чемпионате мира, а в этом году его в июле принимает американский Орегон, Латвия все же будет представлена. Тут риски минимальны. Да и то только потому, что часть расходов участникам мирового первенства покрывает IAAF – Международная федерация легкоатлетических ассоциаций. С этим все понятно. Как говорится – и на том спасибо, что хоть за проживание в отеле латвийским чемпионам не нужно будет раскошеливаться. Вопрос тут в другом – смогут ли остальные наши атлеты, которые выполнят квалификационный норматив, также отправиться на международные турниры самого высокого ранга? Речь идет о юношеских, юниорских и молодежных чемпионатах, этапах Гран-При и так далее. В этом как раз и таится главный риск – атлет с таким нормативом остается дома. Почему?

Потому что у федерации нет средств, чтобы делегировать спортсмена. Но это только видимый риск, а есть еще невидимый.

И он пострашнее - наблюдая за всей этой ситуацией со стороны, перспективная молодежь начнет поворачиваться к легкой атлетике спиной. Попросту говоря, будет запущен отток спортсменов. Если это уже не началось...

Чем это грозит – не надо долго объяснять. И так у нас легкая атлетика не является массовым видом спорта, а станет еще менее популярной и престижной. И все потому, что мотивация исчезнет полностью. А ради чего надрываться, зачем истязать себя, добиваться каких-то результатов? Ведь все равно потом выхлоп нулевой.

Разумеется, в ЛЛС делают все возможное, чтобы не допустить такого позора. Но понимает ли эту ситуация тот же премьер-министр? Кстати, сам Дмитрий Милькевич – бегун на дистанции 400 и 800 метров, будучи в расцвете сил, пропустил, по его собственному признанию, как минимум три чемпионата мира и Европы из-за того, что у федерации не было средств, дабы отправить его туда выступать (как раз в 2010-м после такого прокола федерации и пропуска чемпионата мира в Барселоне, он и решил завершить карьеру). Это разве нормально? Нет, конечно. С тех пор прошло уже более десяти лет, но ситуация как была безнадежной, так и остается. Еще раз повторюсь – все эти разговоры о том, что надо выработать новую политику государства в отношении спорта, что нужно пересмотреть критерии финансирования, все это пустые разговоры, которые порядком надоели уже. Демагогов хватает!

Если легкая атлетика нищенствует, значит организм в целом больной. И тут двух мнений быть не может – надо полностью менять систему. Не можете придумать – копируйте удачные примеры.

На этом пессимистичном фоне можно только удивляться тому, что у нас в Валмиере появился легкоатлетический манеж. Неужели? Ведь до недавнего времени чуть ли не главной ассоциацией с легкой атлетикой Латвии у нас оставался служивший верой и правдой десятилетиями Спортивный манеж на улице Маскавас – динозавр среди всех подобных сооружений страны. Понятно, что валмиерский манеж не изменит в корне ситуацию, не станут у нас атлеты счастливее, просто добавилось удобств. А значит не надо будет далеко уезжать из дома, чтобы нормально подготовиться к сезону, а значит, появляется еще одна возможность хотя бы заработать, приглашая в Видземе иностранных атлетов. Хоть в чем-то бонус. И, тем не менее, при этих размышлениях каждый раз ловишь себя на мысли – а как же Инесе Яунземе и Марис Бружикс, Дайнис Кула и Янис Лусис, Юрий Силов и Александр Обижаев, Игорь Казанов и Янис Боярс. Ну да, все это было еще в те времена… Но и потом ведь у нас было кем гордиться: Вадим Василевский и Айгар Фадеев, Станислав Олияр и Инета Радевич, Айнар Ковалс и Лаура Икауниеце, Елена Прокопчук и Мадара Паламейка. Так почему сегодня все так мрачно, почему заблудились и не видим света в конце тоннеля?

То, что легкая атлетика в Латвии в яме – не обсуждается. Хотя, вы не поверите, даже ямы у нас нет. О чем это я? Беседуя как-то с призером чемпионата Европы по прыжкам с шестом Александром Обижаевым (спустя 35 лет, ему по-прежнему принадлежит рекорд Латвии в этой дисциплине), который сегодня работает простым учителем спорта в одной из школ Яунмарупе, узнал, что у нас до сих пор нет, практически, ни одного места, где можно было бы в нормальных условиях заниматься прыжками с шестом. О чем мы говорим - даже многолетний лидер сборной Латвии Марек Арентс, кто не в курсе, вынужден был на своем садовом участке сконструировать нечто подобное тому, что должно быть на стадионе. «У нас нет нормальной ямы» – так и было мне сказано Обижаевым (яма – это место приземления для прыгунов с шестом, которое в современных условиях покрыто поролоном). И тут, честное слово, уже не до смеха…

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить