Портрет на фоне войны. Наталья, художница из Чернигова

 

Чернигов — один из красивейших и древнейших городов Украины, с более чем тысячелетней историей, стоявший у истоков Киевской Руси. В самом начале войны город пережил окружение и страшнейшую гуманитарную катастрофу, когда люди находились на грани выживания. Воспоминаниями о тех страшных днях делится Наталья Онанко — художница и преподаватель изобразительного искусства. 

  • Это — авторская русская версия текста.
    Оригінал українською можна прочитати тут.

Как Наталья пережила те дни, ей до сих пор очень тяжело вспоминать, как и всем местным жителям. 

Окружение

Чернигов находится в 148 км севернее Киева, и в первые дни войны быстро попал в фактически полуокружение. Стремительно двигаясь в сторону Киева, российская армия окружила Чернигов и с первых дней установила частичную блокаду города. Возле него шли бои, и многие села Черниговской области были оккупированы.

Город постоянно обстреливали, местные жители были в постоянной опасности, причем обстрелы велись и по инфраструктуре, и по жилым домам, в которых массово гибли люди. Были удары и по городской больнице, и по библиотеке. Разрушена визитная карточка города — гостиница «Украина». Пострадали древние памятники культуры — Екатерининская Церковь и Троицко-Ильинский монастырь. Один из самых циничных обстрелов — по очереди у входа в магазин «Союз», где люди ожидали бесплатной раздачи хлеба. Погибли 18 человек и более 25 были ранены. Общее количество жертв среди гражданского населения неизвестно, однако, по оценкам мэра города Владислава Атрошенко, было убито 350-400 мирных жителей. В самые тяжёлые дни хоронили до 100 человек.

Гуманитарные коридоры для эвакуации гражданских организованы не были — это было невозможно. Из-за боевых действий люди зачастую не могли выбраться из города, это было очень опасно. Волонтеры, напротив, долгое время не могли приблизиться к Чернигову — ни для эвакуации людей, ни чтобы привезти в город продукты, лекарства. Выезжали горожане на свой страх и риск — за время окружения город покинуло более трети населения. Люди пытались добраться до Киева или бежали в села, но это иногда оказывалось опаснее — если деревню занимали оккупанты.

Лишь в начале апреля город был разблокирован. Российские войска отошли.  

Вода

В результате обстрелов в городе было нарушено водоснабжение, не было электричества и отопления — и все это в начале марта, когда было ещё очень холодно. Люди были вынуждены ежедневно добывать воду и продукты.

«Походы за водой — это была сюрреальная реальность.

Это было страшно. Оказывается, у нас в городе есть колодцы — там, где раньше были села, построили многоэтажки, в которых мы живём. Люди понаходили эти старые колодцы и брали воду. Приходилось ходить пешком в Елинецкий монастырь, выстаивать очередь в несколько часов — за водой. И еще там был генератор. Все в городе зависело от генераторов, то есть, от наличия топлива для них. Иногда там можно было зарядить телефон…», — рассказывает Наталья.

Не ожидавшие нападения горожане, конечно, не были подготовлены к таким трудностям, никто не сделал ни запаса продуктов, ни лекарств. Очень страдали пенсионеры, семьи с маленькими детьми, больные люди. Они были практически беспомощны. 

«Поначалу было ощущение, что это всё неправда, что это скоро пройдет, вот еще несколько дней — и все изменится.

Потом пришло понимание, что все надолго. Только на сколько?» — вспоминает Наталья.

Одно из самых страшных воспоминаний Натальи — паника, возникшая, когда пропала связь в Телеграм-каналах с администрацией города. Люди, укрывавшиеся в подвалах, подумали, что их бросили... В Чернигове не было ни работающих аптек, ни продуктов. Город казался совершенно пустым.

Обстрелы

Наталья вспоминает: она много ходила по городу пешком под обстрелами. Было страшно, но, что удивительно, она ощущала себя под защитой... Каждый раз Наталья видела новые следы войны — сгоревшие машины, разрушенные здания. Обстрелы шли и днем, и ночью, их невозможно было предсказать и, значит, защититься от них. 

Были массовые попадания снарядов прямо среди бела дня, когда люди стояли в очереди, за водой, в аптеку или магазин. В жилые дома, и многоэтажки, и частный сектор, люди гибли прямо у себя дома. Бывало, что горожане не могли найти своих близких, которые ушли за водой или продуктами, ведь связи практически не было... Находили уже погибшими.

Когда местные пекарни перестали работать, хлеба не было нигде, многие дни. Наталье удалось купить его лишь один раз, в начале войны. Каждый день ей приходилось искать по городу генератор, чтобы зарядить телефон, и воду, это было жизненно необходимым: «Сколько принесешь, столько сможешь и использовать». 

Очереди за водой бывали очень долгими, по 3-4 часа. Наталья нашла колонку, куда потом часто ходила. Обстрелы случались в любой момент, бомбили и с самолётов, люди бросались в овраг, пытаясь укрыться, потом возвращались и продолжали набирать воду. «Где я только воду не искала, оказывается, и деревянные колодцы в областном центре есть...», — вспоминает Наталья.

Эта единственная колонка спасала, фактически, пол-Чернигова, и то, потому что она находилась в низине, в овраге. Большинство же колонок в городе закрыты и заварены, и такая же ситуация до сих пор: «Мне кажется, никакое вторжение нас ничему не учит. Не дай Бог, будет повтор, мы опять не готовы. Есть ли тут запас продовольствия?» 

В банкоматах невозможно было снять деньги, банки не работали, ведь не было электричества, большинство магазинов тоже вскоре закрылись: «А тогда

мы знали, что, Господи, наверное, уже ни за что не надо платить, только бы остаться в живых.

Тогда не было времени болеть, был сплошной стресс.

Заканчивался в 6 утра комендантский час, я выходила из подвала, где мы спали одетыми и обутыми, в куртке и в ботинках, шла домой в холодную квартиру, умывалась из бутылки, экономя воду, одевала рюкзак и шла в поисках воды или зарядки для телефона».

Однажды Наташа переночевала дома на 6 этаже, и видела, как загорается небо заревом от взрывов. Было по-настоящему жутко, и она продолжила ночевать в подвале. Самый страшный период был, когда не было света: в подвале было темно, люди экономили, не включали телефоны и фонарики.

Единственная на весь город аптека была в больнице. Там же было убежище для тех многих людей, кому негде было укрыться. Через какое-то время даже в больнице не стало ни воды, ни электричества — она питалась от подстанции. Прямое попадание снаряда в эту подстанцию прекратило электроснабжение.

Эвакуация

Самый большой страх Наталья испытывала за сына, который был в это время один, в Киеве, и с которым не получалось постоянно держать связь — ведь не было электричества. Неизвестность и неопределенность давили, многие люди пытались покинуть город, но это было очень опасно, из-за постоянных обстрелов, окружения, неизвестности. Наталье удалось вырваться из окружённого Чернигова, взяв два рюкзака и воспользовавшись помощью волонтеров, она выехала в сторону Киева.

Дорога была очень рискованной, ехать, опасаясь обстрелов, пришлось на полу автобуса, по полям. Ничего не было видно, нервное напряжение достигло предела. Наталье повезло, но вздохнуть с облегчением ей удалось только тогда, когда она увидела сына. 

Позже, находясь с сыном в более безопасном Богуславе, она начала рисовать, выплескивая на полотно накопившиеся чувства. Это служило своего рода терапией ее подавленному состоянию. 

Наташа с благодарностью вспоминает тех добрых и отзывчивых людей, которых ей повезло встретить во время войны, когда она находилась в эвакуации. К сожалению, война унесла жизнь другого дорогого ей человека — от нервного напряжения у мамы Наташи случился инсульт. Она умерла. Война ещё долго будет забирать жизни мирных жителей, вот так, тихо и безжалостно.  

Творчество

Следы войны и сейчас в Чернигове. Позже Наталья написала картину, посвященная Чернигову — «Под защитой предков». Она передаёт те чувства, которые испытывала художница в тот момент, а образы отсылают к тысячелетней истории Чернигова. 

Вторая картина, посвященная войне — это ее ассоциации с трагедией, ее название «Много мальв насеяла война...» На картине красные мальвы, они символизируют боль, которую испытывает Земля после разрушения войной.

«Война — это много жертв. Самое страшное, это то, что они перекрыли нам возможность мечтать, а ведь это будущее, строить планы, они забрали у нас это. Я не знаю, как мы до сих пор выживаем, это какое-то чудо», — говорит Наталья.

Слова из известной украинской песни стали названием к ещё одной картине Натальи, посвященной войне в Украине «А мы ту красную калину поднимем». Каждый из нас мечтает о возрождении нашей Земли, и скорейшем наступлении мира, о том, что Украина снова станет благополучной и цветущей страной, какой она была до 24 февраля. 

Сейчас Наталья снова работает преподавателем в Чернигове. Ей очень страшно, что ситуация снова может стать опасной. Страх повторения живёт во всех горожанах, которые пережили фактически блокаду. Страх остаться без тепла, света, без воды и еды. Когда совсем недавно, в октябре, в городе после обстрелов погас свет, моментально началась паника.

Теперь страх войны в крови украинцев: «Город все равно во мраке, люди боятся включать свет, и ходят до сих пор по квартире с фонариками. В XXI веке».

Трагический след войны будет ещё долго оставаться в душе жителей древнего Чернигова, но любовь к своему городу держит их на плаву, помогая выжить в это непростое время и постепенно восстанавливать город. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное