Портрет на фоне войны. Константин, казахский литовец из Бучи, спасший 203 человека

Константина Гудаускаса, уроженца Казахстана и литовца по национальности, правозащитника и волонтера из Бучи, в этой части Киевской области знают и любят все. В период оккупации, когда местные жители оказались в ловушке и могли погибнуть в любой момент, Константин, рискуя жизнью, сумел вывезти более 200 человек.

  • Это — авторская русская версия текста.
    Оригінал українською можна прочитати тут.

Среди них — дети, старики, беременные. Много раз Константин был на грани жизни и смерти, но страха не было, ведь главным он считает успеть в этой жизни сделать что-то важное для мира, для людей, спасти как можно большее число человеческих жизней.

Ирпень, Ворзель, Буча, Гостомель — города на севере Киевской области. Тихие семейные живописные города, окружённые лесами. Именно туда в первые же дни полномасштабной войны пришли войска оккупантов и огромное количество российской техники. Местные жители не имели возможности организовано эвакуироваться, массово гибли не только под бомбами и снарядами, но и от рук оккупантов. Те могли расстрелять автомобиль с пытающимися уехать мирными жителями. Могли и просто убить на улице.

«Ворзельский ангел». Так называют Константина местные жители: для многих его отчаянные поездки были единственным шансом на спасение.

Константин 2 года назад переехал в Украину из Казахстана — и сразу влюбился в нее. Поселился в Буче, и из его окон был виден Гостомельский аэропорт. Именно там, дома, он и встретил первый день полномасштабной войны. «Был пасмурно, облака низкие. Летали самолёты и бомбили аэропорт, — рассказывает Константин про утро 24 февраля. — Я на автомате пошел и заварил кофе, как это делал каждый день». В этот момент на летное поле в Гостомеле высаживались десантники.

Нереальность происходящего невозможно было осознать: «Ты видишь картинку, но твой разум не может это принять».

Константин сразу же позвонил Гайдэ Ризаевой, правозащитнице, которую очень хорошо знал — спросить, что он может сделать и как помочь в этот момент. Гайдэ сообщила, что идёт стремительное наступление российской армии на северную часть Киевской области, необходимо срочно вывезти семьи местных жителей, прежде всего, родных украинских разведчиков: их жизнь под угрозой.

Первой семьей, которую вывез из оккупации Константин, в первый же день, была как раз семья украинского разведчика — дети и женщина на восьмом месяце беременности. На свой страх и риск Константин отправился в Ясногородку, село возле Дымера — городка, оккупированного с первого дня войны. Ехать пришлось более 3 часов, через пробки и аварии — люди массово уезжали из городов области в более безопасный Киев: «Все ехали оттуда, а я туда».

За Ирпенем его останавливают российские военные, он предъявляет паспорт гражданина Казахстана: «У меня семья тут. Я еду за семьёй!»

Константину повезло: его пропустили. Добравшись до Ясногородки, он забрал беременную с детьми. Документы он приказал выбросить, а детям велел называть его папой.

На ходу придумывают легенду: во время проверки говорить, что они — семья из Казахстана, а документы сгорели после попадания в дома снаряда.

Больше всего Константин боится, что дети не сумеют соврать или вдруг заговорят на украинском и так выдадут себя.

Останавливали их машину три раза. Задавали одни и те же вопросы — кто они, где жили и как давно: «Все им было до фонаря. Я всегда называл улицу Степана Бандеры. Я понимал, на что настроена эта публика. Пропаганда же работает. И это не вызывало сомнений. Отвечали: “Валите, Киев будет взят за три дня”».

Наверное, в тот, первый день войны, Константин и спасённые им люди ещё не понимали, что были каждый раз на волоске от смерти. Спасенную семью Константин отвёз на площадь Шевченко в Киеве и тут же отправился обратно — за семьёй крымских татар. Ее тоже надо было вывезти.

«Как мне везло! Если бы встретил тот же кордон... Но — как Бог охранял!», — вспоминает Константин.

Спасённая в самый первый день беременная уже в марте родила. Малыша назвали Константином. Крестник...

В Буче в первый день войны была паника, люди не понимали, что делать, кто-то пытался уехать из города, кто-то пытался купить продукты... Хлеб.

Константин пошел в местный супермаркет — и хлеба ему не хватило. Женщина, что стояла с ним в очереди, поделилась с ним своим хлебом. Он ее видел впервые. С тех пор он ищет ее, чтобы сказать «Спасибо» и говорит о ней в каждом интервью.

Скоро стало понятно, что выезды из города уже заняты оккупантами. Нужно было планировать, как вывезти из оккупации очередную семью — бабушку, маму, отца и трех детей. Удалось. Передав спасенную семью в руки волонтеров, Константин поехал дальше.

На въезде в Ворзель из Бучи Константин оказывается на грани жизни и смерти: практически прямое попадание мины в его автомобиль.

Константин получает контузию и теряет сознание. В себя он приходит уже в мобильном госпитале.

И, хотя внешних повреждений у него нет, последствия контузии дают знать о себе долго. Тот перекресток, на границе двух городков, Бучи и Ворзеля, позже буквально выжгут во время боёв. До сих пор Константин не может спокойно проезжать мимо.

Произошедшее он расценивает как знак:

«Я должен был умереть, но остался жив. Значит, я должен помогать».

Практически не дав себе времени на восстановление после контузии, Константин позвонил другу, у которого до войны был таксопарк электромобилей, попросил машину. Тот сразу ответил: «Бери!» Константин вывозил все новых и новых людей из зоны оккупации, каждый раз рискуя жизнью.

Один раз эта опасность, по сути, спасла жизнь и ему самому — вывозил из оккупации пожилую женщину с гангреной, ей нужно было срочно в больницу — и несколько больниц отказались ее принимать. Звали женщину Ирина Билык — полная тёзка известной украинской певицы. Охране очередной больнице Константин, отчаявшись, выкрикнул — «Пропустите! Я привез Ирину Билык!» Вышедшие на зов дежурные врачи спросили: «Что же вы нас обманываете?» Константин показал им паспорт женщины.

В ту ночь в киевском районе Софиевская Борщаговка было попадание ракеты в дом — в котором временно жил Константин. Не задержись он, спасая эту женщину...

Много раз Константина хотели убить рашисты, угрожали, приставляли к голове оружие. Один из таких случаев произошел в Ворзеле, когда Константин вместе с волонтером Оксаной Черцовой приехал эвакуировать большую семью с детьми. Навстречу выехала российская военная техника. Солдаты повалили Оксану и Константина на землю, приставили оружие. Константин услышал вопрос оккупанта: «Что ты имеешь мне сказать?» «Когда я ехал сюда, я уже попрощался с жизнью». «Живи».

Рашист выстрелил в воздух. В эту секунду Константин не понимал, жив он или уже нет.

Сейчас он вспоминает: в те дни страха не было, лишь нервное напряжение и желание спасти как можно больше людей.

Как часто он был на грани смерти, Константин постепенно осознает лишь сейчас. Много раз его могли просто убить. Он возил с собой телефон с контактами и информацией. В автомобиле прятал его, получается, на самом видном месте, под пакетом салфеток. Рашисты, обыскивали всю машину и даже вырывали сиденья — а там не догадывались посмотреть.

Много раз от смерти спасали и паспорт гражданина Казахстана, и даже карточка Сбербанка.

Останавливали, проверяли, били, угрожали застрелить, но, каким-то чудом не убивали — отпускали и его, и спасённых людей.

Один из таких случаев — Константин вез «тяжелую» раненую: маленькую девочку с осколком в голове. Рашисты, остановив машину, запугивали, угрожали убить ребенка. Издевались: «Сейчас застрелим, и не надо никого спасать». «Если бы это был твой ребенок, я бы тоже за ним поехал», — сказал тогда Константин оккупанту. Когда наконец, их отпустили, Константин молился — успеть довезти малышку до больницы, спасти.

Успели.

Спасли.

Константин вновь увидел ее уже выздоравливающей. Девочка обняла его и назвала крёстным папой. Это был необыкновенно счастливый момент...

Рашисты издевались над гражданскими, которых спасал Константин — обыскивали, унижали, угрожали убить. Несколько раз в машину попадали пули, но к счастью, все остались живы. Оккупанты попадались разные. Некоторые Константина называли сумасшедшим, на что он отвечал одинаково: «Если бы там были ваши дети, я бы за ними тоже поехал, потому что это просто дети, просто старики. И, если вы считаете, что вы христиане, я тоже христианин. Эти люди ни в чем не виноваты, они безоружны».

О многом из увиденного Константин до сих пор рассказывает со слезами. Тела мирных жителей вдоль дороги. Люди, которых спасти не удавалось. Иногда он приезжал их забирать, но поздно — находил только убитых. Мужчин, женщин. Детей.

Ещё один случай спасения — на канале журналиста Дмитрия Гордона Константин услышал, что в оккупированном Ворзеле, в подвале своего дома, находится знаменитый украинский композитор Игорь Поклад и его жена. Константин сам принял решение ехать и вывезти композитора. Он знал его музыку: «Это гордость украинской нации».

Это — первая поездка Константина в Ворзель, он совсем не знает этот город и понимает, что наверняка там нет связи. На российских блокпостах говорит, что едет за пожилыми родственниками. Его пропускают, он находит нужный дом, долго стучит во все окна, наконец открываются ставни... Забирает композитора с женой и их собак. По дороге обратно, едва миновав рашистские посты, Константин выходит в эфир и благодарит всех людей, кто переживал и молился за него в этот день.

На следующее утро

на Константина обрушивается поток просьб о помощи: более 3000 сообщений с просьбами об эвакуации родственников.

Светлана, жена Игоря Поклада, начинает помогать — собирать информацию, гуманитарную помощь, координировать эвакуацию.

В общей сложности из Ворзеля удается вытащить 178 человек, а всего по Киевской области — 203.

Сейчас идёт съёмка фильма «Буча» — основанного на реальных историях, рассказанных Константином, и именно он прототип главного героя. Константин считает этот фильм очень важным: «Как людям донести боль? Это важно сейчас. Чтобы мир влиял на то, чтобы эта война скорее закончилась».

Сейчас Константин занимается волонтёрской деятельностью, основал международный гуманитарный фонд Bucha Help, для помощи людям, пострадавшим во время оккупации, а также собирает информацию для юридических процедур — свидетельства выживших мирных жителей о военных преступлениях оккупантов. Важно зафиксировать детали событий, пока люди их помнят.

«Мы воюем за свое будущее, рашисты бьются за свое прошлое и за то, чтобы у нас не было будущего.

Боритесь за свое будущее и за будущее своих детей у своей демократической, правовой, свободной, человечной, единой Україне. Эта цель стоит того, чтобы потерпеть! А победа будет за Украиной! И я благодарен Богу, и благодарен всем людям, что поддерживали меня. Украина борется за свободу и независимость, за тот мир, который мы все любим...», — говорит Константин Гудаускас.

И добавляет: ему не удается забыть тех, кого он спасти, увы, не успел...

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще