Письмо из России: аксиомы Путина

Автор полученных Rus.LSM.lv писем из России превратил свои записи в подобие дневника, и Rus.LSM.lv публикует еще несколько частей. Как и прежде, текст несколько сокращен, в нем исправлены опечатки, но в остальном он размещается без редакционных правок.

Обстоятельства, при которых было получено первое письмо (и, как оказалось позднее, и последующие), и причины, по которым Rus.LSM.lv отступил от своей обычной практики вообще не рассматривать анонимную корреспонденцию, изложены в первой публикации.

13.03.2022

Сегодня снова были митинги. Несколько десятков людей вышли на площадь в моем городке. Постояли, ушли. Я не выходил. Конечно, стыдно. Но уже стало понятно, что митинги бесполезны. В том виде, в котором они есть сейчас, они ничего не принесут. Кроме штрафов и очищения совести для участвовавших в них.

Какими должны быть слова, которые поднимут большинство? Что сказать, чтобы на площади оказались десятки тысяч? 

Сейчас, чтобы достучаться до людей используется только один аргумент «Выходите, иначе у вас не будет будущего». Он не работает. Не работает хотя бы по той причине, что будущего нет уже несколько лет. Даже я сам написал раньше, что «8 лет назад “завтра” исчезло». В своих мыслях люди уже и сами давно пришли к такому же выводу. Они смирились. На это теперь бессмысленно давить. Вы пугаете их тем, что они уже приняли, как свершившийся факт. Это страшно. Но страх карательной машины, страх полиции, штрафов, тюрем, сильнее страха исчезнувшего будущего. Нельзя использовать страх против страха, так не работает. Нужны другие слова. Какие? Мне кажется, что сейчас всё выглядит следующим образом.

Население разбито на несколько групп. Те, кто уже вышел, кто не смог пойти на сделку с совестью, кто хочет борьбы здесь и сейчас. Отчаянные, смелые люди. Но их слишком мало.

Те, кто ждут. Ждут того, что все разрешится само. Военного переворота, смены режима. Ждут понимания, что они не одни. Ждут, когда на улицы выйдет много людей. Осознают бессмысленность борьбы прямо сейчас. Думают, что их слишком мало. Мне кажется, нас много. Я в этой группе. Нас бесполезно гнать на улицы страхом и угрозами, мы уже напуганы. Нам всего лишь нужно понять, что нас много. Нужно найти друг друга. Но я не знаю, какие подобрать слова, чтобы они подействовали. Что нужно сказать, чтобы прислушались миллионы? Попробовал, но получилось нелепо. «Всё будет хорошо. Если завтра ты нарисуешь плакат и выйдешь с ним из дома, все будет хорошо. Твой сосед, твой друг выйдет вместе с тобой и все будет хорошо. Тысячи других выйдут, и все будет хорошо. Нас слишком много, чтобы кто-то смог сделать нам плохо.

Ты никогда не пытался, ждал, что всё сделают без тебя. Всё сделали без тебя. Но посмотри, что они сделали. Ты ведь сам знаешь, что получилось плохо. Выйди и скажи об этом.

Просто выйди, посмотри в глаза тем людям, которые вышли вместе с тобой. Верни себе будущее. Выйди сейчас или сиди всю жизнь. Выйди, потому что ты не убийца, потому что твои руки они посмели перемазать кровью, не спросив тебя. Они сделали твою страну убийцей! Но они — это не мы. Они чужие. Ты не убийца, твоя страна — не убийца!» Проклятье, всё равно пусто и глупо.

И последняя, самая многочисленная группа. Те, чей мозг начисто промыт телевизором. Те, кто все эти годы смотрел «ящик». Смотрел, потому что не ожидал от него такого подвоха. Не ожидал, что телевизор может превратить в зомби. Не смог вовремя заметить, когда ложь по капельке стала подменять собой правду.

Люди, которые до сих пор верят властям. Верят, что те смогут всё исправить. Самая большая группа, достучаться до них тяжелее всего. Они отравлены ложью, у них токсикоз.

Их увели в запой, сначала маленькими ложечками, а потом огромными ковшами вливая искаженную реальность телеэкрана. Как при любом запое, похмелье и выведение токсинов будут длится столько же, сколько длился сам запой. А может быть, даже дольше. У меня нет идей, как сразу вырвать их из этого состояния. Нужна какая-то шок-терапия. Что подействует сразу и хотя бы временно вернет людей в реальность.

Многие считают, что такой шок-терапией станет пустой холодильник. Станет. Но не так, как хотелось бы.

В голоде и безработице телевизор обвинит «Запад». Сама же власть безгрешна, этот факт уже вбит очень глубоко. Путин не ошибается. Аксиома.

Доказательства не нужны. Правда для людей сейчас выглядит так. «Правда» — последнее слово, которое важно для них. Последний символ, в который они верят. Шоком будет осознание того, что правда — не правда. Не верь — проверь. Кто-то наверху это давно понял и начал уничтожать все альтернативные источники информации. Компрометировать их, опускаясь до прямых оскорблений. И это, к несчастью, сработало. Когда оскорбление звучит сверху, ты можешь его подхватить и тебе ничего не будет. Власть придумала слова «либераст», «иноагент» и множество других, более «грязных». Как же приятно, когда можно безнаказанно кинуть в лицо человеку оскорбление, потому что это стало «правильным». Потому что «большой вахтер» говорит так же. И ты говоришь. Ты вместе с властью. Можешь выслужиться, устроить показуху, хоть на миг прикоснуться к чему-то «большому», перестать на секунду быть «маленьким человеком».

Я не знаю, как разбить эти звенья. Очень бы хотел найти слова, найти рецепт, мгновенно выводящий накопленные годами токсины. Метод «не верь — проверь» потерял актуальность, проверять стало негде. А «не верь», для многих уже давно превратилось в «просто верь». Насквозь гнилые щупальца тех, для кого «верь — не верь» родная стихия, уже давно и крепко обнялись с этой властью. Я говорю о церкви. Они «сняли» вопрос веры с повестки. Кому и во что верить или не верить здесь решают они. Ведь это слово из их лексикона. О религии я напишу, когда-нибудь потом. О ней я могу сказать очень многое. Не сегодня.

14.03.2022

«В трагическую годину История возносит на гребень великих людей;
но сами трагедии — дело рук посредственностей».
М. Дрюон.
«Проклятые короли 7: Когда король губит Францию»

Я помню свое утро 24 февраля 2022 года. Как обычно, просыпаюсь и лениво тянусь к телефону. Открываю ленту новостей и подскакиваю. Спросонья не могу понять, что происходит. О каких взрывах, военной технике и атаках там написано? Почему лента стала бесконечной, и я не могу найти её начало? Что произошло, пока я спал? Потом в голове всплывает только одно страшное слово — «война».

Что я узнал о войне за всю свою жизнь? Что это страшно, но там есть герои, есть подвиги и, если твоя страна воюет, ты должен гордиться своими героями, славить их подвиги. Эта истина была неоспорима до того чёрного четверга. И здесь режим исказил все понятия. Заставил использовать некое двоемыслие тех, кто об этом даже не думал. Вместо гордости я испытал стыд. Вместо подвигов увидел подлость.

С детства я знал, что наши прадеды выиграли Великую войну, стерли с лица земли Великого врага. Я не сомневался в этом. Сейчас у меня тоже нет в этом сомнений.

Множество фильмов о той войне, книг, в которых прославлялись подвиги, раскрывались ужасные зверства врага. Все русские выросли на этом. Но стараниями властей та война стала пустой картинкой, трамплином для пропаганды.

Вот враг — он фашист, он зверь. Вот жертвы фашиста, замученные и убитые. Вот русский солдат — он герой. Вот люди, спасенные им, города, им освобожденные. Всё максимально доступно, думать не надо. Просто съешь, и ужаснись, и возгордись. Всё это нацелено только на эмоции, инстинкты, реакцию. Не на разум.

Кто-то наверху уже нащупал нить, дергая за которую, можно было даже это героическое наследие страны обратить во зло. Преобразить в милитаризм, агрессию и ненависть.

Ах, как же им не хватало того, что было в 30-ых у Гитлера, не хватало этого всеобщего чувства реваншизма и жажды мести целой нации. Которым вовсю могли пользоваться нацистские пропагандисты. Но полученный суррогат патриотизма тоже годился. Много лет назад, ещё в нулевых, 9-го мая я был на стадионе. Показывали какую-то военную реконструкцию. Под громкие аплодисменты и крики «ура!» на поле вышли актеры, переодетые бойцами Советской армии. Следом за ними шли «фашисты». Просто актеры в немецкой форме. С трибун полетели проклятия и оскорбления, кто-то попытался кинуть бутылку. В актеров, в переодетых людей. Организаторы быстро увели их. Мне кажется, именно о такой реакции на врага, даже бутафорского, кто-то и мечтал. Кто-то хотел всколыхнуть эту ненависть, использовать её.

Однажды я был в Музее жертв войны в Сайгоне. Большой музей, 3 или 4 этажа. Во дворе на входе стоит множество военной техники. О, прикольно! Вот легендарный «Фантом», вот танк, какие-то пушки, пулеметы и прочее. Естественно, с этим нужно поскорей сфотографироваться. Походив вокруг техники, поснимав её, потрогав, мы пошли в музей. Странный музей войны. Нет ни лозунгов, ни проклятий врагам. Просто фотографии и документы. Сотни фотографий, жутких, без слоганов, без обвинений. Просто факты. И с каждым пройденным этажом становится все труднее дышать. Музей бессмысленной жестокости и преступлений, в котором не кричат плакаты со стен. Не прославляют героев, не клеймят убийц. Вместо этого здесь просто результат, свершившаяся история. Ты должен увидеть и понять сам, никто не укажет тебе, где враг, а где герой. Ты просто поймешь. И пока ты понимаешь, пропуская через себя эту информацию, тебе становится жутко. Что-то меняется в голове, что-то начинает кричать внутри тебя. И в конце этой энциклопедии ада ждёт самое страшное. Последний этаж. Здесь только один «герой» — agent orange. Химическое оружие. И сотни фото того, что он делает со всем живым. Становится ненужным даже перевод подписей под фотографиями. Многие люди стоят возле них с пустыми глазами. Многие плачут. В горле стоит ком.

Когда снова спускаешься на первый этаж, уже сразу видишь, кто прошел все залы музея, а кто только что вошел в него. Прошедшие стоят с мертвым взглядом, прячутся за колоннами, утирают глаза. Не стало равнодушных, не стало туристов, праздно зашедших в музей. Остались люди, шокированные и напуганные. Они не будут ненавидеть и проклинать тех, кто это совершил. Они пропустили через себе отголосок минувшего ужаса. Впитали его сами. Никто не запихивал им его громкими словами и лозунгами. Когда мы вышли назад во двор к самолетам, танкам, и прочему? они вызывали уже не восторг, а омерзение. Как можно было фотографироваться рядом с ЭТИМ, восторгаться им? Куски металла, созданные, чтобы убивать и калечить. Понимаешь сам ужас войны, неважно, которой, и во имя чего. Задаешься вопросом кем нужно быть, чтобы начать войну.

Есть такой фильм «Апокалипсис сегодня!», главная мысль которого в том, что любая война — это путь назад, во тьму веков, к первобытному строю. Путь, по которому обречены идти и люди, участвующие в войне, вновь становясь дикарями, и государства, эту войну начавшие. И в конце этого пути ждет только ужас. Фильм оказался пророческим, никто не может точно сказать на сколько десятилетий назад теперь отброшена Россия.

Ясно, руки каких посредственностей и бездарностей сотворили эту трагедию. Теперь свое слово должна сказать История. Быть может, кого-то она всё-таки вознесет на гребень.

15.03.2022

Они несут символ войны. Новую свастику, чтобы показать свою покорность режиму. Война это рабство. Рабство это война. Все стало путаться, логика послана на покой. Это уже не двоемыслие. Явление, которому пока нет названия. Следующий шаг — жизнь это смерть.

Неужели никто не задумается, что толкнуло девушку-редактора Первого канала выйти в эфир с плакатом против войны? Не задумается, почему человек с хорошей зарплатой, должностью, карьерой решил пожертвовать всем? Что это может означать? Почему её совесть оказалась сильнее страха? Что она увидела в будущем страны, что решилась на этот поступок? Она редактор на главном канале с госпропагандой, у неё был доступ к информации, которую не знает большинство. Что она узнала? Почему у неё сдали нервы?

Ведь это простые вопросы, которые может задать себе каждый.

 

 

 

 

 

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить