Павели Широв: ни за что три с половиной дают

Актер Павел Устинов 23-х лет приговорен к трем с половиной годам лишения свободы. Суд признал его виновным в нападении на сотрудника Росгвардии во время протестной акции в Москве 3 августа.

Приговор был оглашен в понедельник. Ранее уже пятеро задержанных в ходе акций на улицах Москвы 27 июля и 3 августа были приговорены к различным срокам заключения. Сам Устинов вину не признает. В ходе судебных слушаний он настаивал, что и в протестной акции не участвовал, просто вышел со станции метро Пушкинская и стоял, ожидая своего друга, с которым договорился встретиться, в тот момент, когда к нему подошли бойцы Росгварии в шлемах, бронежилетах, вооруженные дубинками, и повалили на тротуар.

В суде была продемонстрирована видеозапись, сделанная кем-то из присутствовавших в тот момент на Пушкинской площади, которую ранее разместила на своей страничке в социальной сети сестра Павла Устинова. На этой видеозаписи хорошо видно, что все произошло именно так, как говорил обвиняемый, однако суд отказался принимать это доказательство, как «добытое непроцессуальным путем». В то же время к делу приобщили запись уличной камеры видеонаблюдения, которая, правда, не зафиксировала момент задержания, поскольку не охватывает тот участок площади, где находился Устинов.

Основой обвинения стали показания «потерпевшего» – бойца Росгвардии, некоего Александра Лягина, который заявил, что Устинов выкрикивал оскорбления в адрес власти, а в момент задержания «имея умысел на причинение вреда здоровью, оказал тянущее воздействие на плечевой сустав левой руки», чем «причинил нравственные страдания и телесные повреждения». Прокуратура просила суд приговорить Устинова к шести годам заключения. Ни заявления свидетелей, подтвердивших, что Устинов никаких оскорблений не выкрикивал, ни иные доказательства его невиновности судья не принял в расчет, в конечном итоге только сократив срок, что в подобных делах обычная практика.

Процесс по делу Устинова вызвал бурную реакцию в театральном мире Москвы. В поддержку молодого актера высказался руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин. Актеры четырех московских театров после окончания вечерних спектаклей 16 августа выступили с заявлениями в поддержку своего коллеги. Аполитичный, по собственным словам, известный шоумен Максим Галкин, и тот во вторник разместил в сети свое видеообращение, в котором, хотя и весьма сдержанно, назвал приговор «колоссальным перебором».

Между тем в московских судах рассмотрения ждут еще восемь уголовных дел, заведенных после июльских и августовских событий. Еще 8 человек в возрасте от 21 года до 48 лет обвиняются в «противоправных действиях». И всем им так же грозят реальные сроки заключения. Очевидно, власти не отказываются от намерения примерно наказать участников протестов, как очевидна и цель – запугать тех, кто пока еще никуда не выходил, но мог бы выйти. Впереди, всего через два года, выборы Государственной Думы, куда более важные, чем выборы Городской думы Москвы и муниципальных собраний в провинции.  

Надежда, что к тому времени экономическая ситуация в России улучшится, весьма слаба.  Уже не только независимые, но и очень даже близкие к власти специалисты в этой области оценивают перспективы весьма пессимистично. Уровень жизни продолжает падать, и нет никаких оснований считать, что этот уровень снова начнет расти. Толпы недовольных граждан на улицах российских городов рискуют сильно подпортить картину всеобщего благоденствия под чутким руководством «национального лидера», которую рисуют этому самому лидеру его подчиненные. Отсюда жестокость «росгвардейцев», бросающихся на всех подряд, отсюда жестокость судей, считающих заслуживающими внимания только показания людей в погонах. Возраст обвиняемых по «московскому делу» тоже имеет значение. В основном это молодые люди, родившиеся уже в постсоветской России, потому не зараженные вирусом страха перед властью. Теперь и новому поколению этот вирус старательно прививают.

Впрочем, не исключено, эффект как раз окажется обратным. Как утверждает Юлия Устинова – сестра осужденного Павла Устинова, ни он сам, к слову, всего год назад проходивший срочную службу как раз в рядах Росгвардии, ни кто-либо иной из их семьи никогда никакой политикой не интересовались, и о протестных акциях даже не подозревали. Теперь, вполне возможно, заинтересуются.

В давние уже времена бытовал анекдот, с детства помню: заводят в камеру нового заключенного, обитатели камеры спрашивают: «Какой срок?» Новенький отвечает: «Десять лет». «За что?» «Да ни за что». «Э, врешь. Ни за что пять лет дают». Времена меняются. В нынешней России ни за что дают только три с половиной.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно