Павел Широв: Золотые батоны

Спустя неделю после публикации известным российским оппозиционным политиком Алексеем Навальным результатов расследования возглавляемого им Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) относительно недвижимости, принадлежащей ряду фондов и компаний, тесно связанных с премьер-министром Дмитрием Медведевым, ничего не произошло. Медведев в отставку не подал, Генпрокуратура и Следственный комитет не заинтересовались, насколько владение недвижимостью соответствует закону о деятельности некоммерческих организаций вообще и благотворительных фондов в частности.

Комментаторы разделились на две части. Одни похвалили Навального за блестящее расследование, другие сочли публикацию частью кампании по дискредитации премьера, инспирированной, однако, вовсе не ФБК, а администрацией президента.

Якобы, таким образом Кремль вознамерился лишить Медведева надежды поучаствовать в предстоящих на будущий год президентских выборах. Такое, впрочем, представляется уж очень маловероятным. Разумеется, в России пути президента неисповедимы, равно как и пути его ближайшего окружения. В своих действиях они руководствуются, порой, какой-то своей, особой логикой, наблюдателям со стороны совершенно непонятной. Но в данном случае конспирологические версии стоит отбросить по одной простой причине –

незачем дискредитировать политика или чиновника, который сам себя дискредитировал так, что, как говорится, дальше некуда. 

Тут достаточно ответить на один вопрос: чем, собственно, запомнился Дмитрий Медведев в тот период, когда занимал пост президента России? Войну в Грузии, пришедшуюся как раз на первые полгода его пребывания на этом посту, можно сразу отбросить. Вторжение было задумано еще во время второго президентского срока Владимира Путина, подготовка к нему началась задолго до президентских выборов 2008 года. Иными словами, принципиальное решение принимал не Медведев, а его предшественник на высокой должности, оставивший своему сменщику весьма неприятную обязанность объясняться с международным сообществом.

Обязанность, которую, к тому же, тот выполнил не лучшим образом. Основная цель вторжения достигнута не была. Российским войска пришлось остановиться в 35-ти километрах от Тбилиси, ненавистный Кремлю Михаил Саакашвили не бежал, переодевшись сестрой милосердия. И хотя впоследствии покинул и президентский пост, и Грузию, но по совершенно иным причинам, которые Медведев никак не может записать себе в актив. Как бы там ни было, Грузия и при новой власти не вернулась в орбиту России.

Зато Россия повесила себе на шею два тяжеленных жернова под названием Абхазия и Южная Осетия, дипломатическое признание которых, кажется, осталось единственным важным решением Медведева, неотмененным после выборов 2012 года.

Все остальные начинания «третьего президента» России либо так и не были реализованы им самим, либо впоследствии перечеркнуты вернувшимся в Кремль «вторым президентом». Да и было этих начинаний не так-то уж много. Многословные рассуждения в твиттере о том, что свобода лучше несвободы таковыми никак не назовешь, и в сухом остатке выпадет, пожалуй, только сокращение числа часовых поясов и переход на постоянное «зимнее» время, в результате чего страна насколько лет по полгода жила при искусственном освещении. Ну не уяснил человек из школьного курса географии, что

солнце даже в Самаре поднимается из-за горизонта на добрый час раньше, чем в Москве, а уж про Владивосток в этом отношении и говорить нечего. 

Наконец, причем тут вообще Дмитрий Медведев, если уже понятно, решение вопроса – кто станет президентом России в марте 2018 года, зависит совсем не от него. Более того, есть все основания считать, что вопрос уже решен, главным кандидатом на предстоящих выборах станет Владимир Путин, никому иному в этой схеме места нет, и не предполагается. И главная задача, которую кремлевской администрации предстоит решить в течение оставшихся до дня голосования двенадцати месяцев, состоит в привлечении избирателей на участки, чтобы процент их участия не был таким низким, как на прошлогодних выборах Государственной Думы.

В свою очередь результаты расследования ФБК, говорят лишь о том, что российские высшие чиновники в вопросах собственности ведут себя куда осторожнее, чем бывший президент одной соседней страны, который подобно хомяку все тащил в свои закрома. Это если не брать в расчет, что большинство граждан России об этом расследовании и его результатах и по сей день ничего не знает.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно