Павел Широв: вперед, в прошлое

Теперь, когда уже все проанализировали и прокомментировали, можно подвести некоторые итоги. Выступление президента России Владимира Путина 1 марта перед депутатами обеих палат парламента и большой группой специально приглашенных, ради которых все это действо перенести из Георгиевского зала Кремля в Центральный выставочный зал, известный в Москве как Манеж, разумеется, было частью предвыборной кампании. Даже, если хотите, публичным представлением программы кандидата в президенты. Случай уникальный. Ни в 2000-м, ни в 2004-м, ни в 2012-м никакой программы кандидата Путина не существовало. Однажды он даже публично заявил, что публиковать программу не станет, потому что, «как только опубликуют, ее сразу же начнут критиковать».

Подобное заявление в устах кандидата на выборный пост звучало, мягко говоря, странно, но Путин и в дебатах со своими соперниками, неважно, реальными или подставными, ни разу не участвовал. Проигранная им, как руководителем предвыборного штаба, кампания Анатолия Собчака в 1996 году, похоже, оставила в душе неизгладимый след. Недаром

сразу же после выборов 2000 года он поспешил избавиться от неподконтрольных власти средств массовой информации. Для тех, кто осмеливался критиковать президента, оставили узкую нишу, не всем потенциальным избирателям доступную.

Не по техническим, в Интернет теперь можно выйти даже из глухой деревни, была бы поблизости вышка мобильной связи, по чисто психологическим причинам. Ну не привыкло так называемое старшее поколение получать информацию из иных источников, кроме телевизора.

За прошедшие восемнадцать лет старшим стало тогдашнее среднее поколение, уже несколько более продвинутое, но, опять же, далеко не везде. Да и времени у большинства народонаселения на Интернет не остается после работы и семейно-домашних дел. А телевизор сам по себе работает, его и на кухне можно смотреть, хотя бы вполглаза за ужином.

К слову, мало кто обратил внимание на интересное совпадение. Буквально накануне выступления кандидата-президента случился скандал. В ходе предвыборных теледебатов кандидат Владимир Жириновский грубо выразился в адрес кандидата Ксении Собчак, в ответ кандидат Собчак плеснула в кандидата Жириновского водой. Поскольку программа эта в эфир выходила не напрямую, а в записи, эпизод могли бы и вырезать, но, в конечном счете, оставили, только «запикав» то самое выражение.

Был ли этот экспромт заранее подготовлен, утверждать не станем, но, увидев все это, зритель вполне мог невольно встать на сторону Путина. Ну как можно в таком балагане участвовать? Это же самого себя не уважать. Речь-то о серьезных вещах идет, о благосостоянии и безопасности страны. Когда на следующий день Путин именно об этом и заговорил, выступая перед парламентариями и гостями Манежа, контраст проявился в полной мере. Другое дело – воинственный тон, в котором было выдержано практически все послание Федеральному собранию, как официально назывался зачитанный Путиным документ.

Тут нынешний российский лидер переплюнул даже своих предшественников из числа советских генсеков. Те, бывало, тоже грозили страшным, прежде всего, Соединенным Штатам, но потом неизменно переходили на тему борьбы за мир во всем мире.

Путин о мирном сосуществовании не сказал ни слова. Наоборот, сосуществование в последующие как минимум шесть лет представил совсем не мирным. Некоторые теперь предрекают новую эру военного противостояния России и США. Другие усмотрели в глазах Путина вполне реальную готовность пустить в ход все эти невиданные прежде ракеты с ядерными двигателями, летящие со скоростью 20 Махов. Третьи, хотя и высказывают надежду, что до такого все-таки не дойдет, инстинкт самосохранения не позволит, но как-то неуверенно.

Как бы то ни было, практически все комментаторы сходятся в одном: ничего, кроме новой гонки вооружений ожидать не приходится, со всеми вытекающими (в том числе для благосостояния граждан) последствиями. Очень похоже, что, отчаявшись добиться встречи с новым заокеанским партнером, российский лидер решил прибегнуть к старым, проверенным методам. В былые времена с советскими генсеками президенты США обсуждали прежде всего вопросы сокращения или, по крайней мере, не наращивания ядерных вооружений. Скорее всего, именно такую повестку дня Путин намеревается теперь предложить Дональду Трампу, коль скоро тот не спешит к нему навстречу. И противоречивый характер последнего открывает широкие возможности относительно предположений об ответной реакции.

Более конкретная тема таких гипотетических переговоров пока что не заявлена, но все же в преамбуле своей первомартовской речи Путин кое о чем проговорился. Цитата стоит того, чтобы привести полностью: «После развала СССР Россия утратила 23,8 процента территории, 48,5 процентов населения, 41 процентов ВВП, 39,4 процентов промышленного и 44,6 процентов военного потенциала». Конец цитаты. Еще прямо не сказано, что «потерянное» хорошо бы вернуть, но

сказав А, трудно не сказать Б. Не мешайте нам восстановить контроль (в разных видах) за «потерянными» территориями — тогда, может быть, невидимые ракеты с невиданными автоматическими подводными лодками не двинутся в сторону штата Флорида.

Не стоит обольщаться, сказанное относится ко всей территории бывшего Советского Союза, которую, судя по бурным аплодисментам, не только Путин считает российской. Методы, конечно, могут быть разными, от вмешательства в выборы (опыт наработан) в пользу тех или иных партий определенной ориентации, с последующим инициированием выхода из Евросоюза (прецедент, опять же, имеется), до прямой военной интервенции. Российские генералы и прежде были убеждены, что не станет НАТО воевать за сами знаете что. Мрачная картинка, не правда ли? И вот как-то не хочется смотреть на такую картинку последующие шесть лет, хотя, по-видимому, придется.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно