Павел Широв: война, как она есть

Вот и Владимир Путин высказался по инциденту в Керченском проливе. Впрочем, ничего принципиально нового не сказал. Это провокация «киевских властей» с целью создать напряженность и сорвать выборы, на которых у нынешнего президента Украины мало шансов даже пройти во второй тур. Нет, не зря российские медиа, включая и как бы оппозиционные, все прошедшие дни только так и оценивали случившееся. В лучшем случае называли второго бенефициара, по их мнению, российского президента, также получившего свою долю выгоды. 

Свою долю выгоды Кремль, конечно, получил. Появился хороший повод закатить новую истерику по всем федеральным телеканалам, которая пусть и на время, но замажет падение рейтинга Путина, которое стали замечать уже не только независимые социологи, недовольство граждан ростом цен и налогов, а также прочие неприятности. Между тем, чтобы понять произошедшее в прошлое воскресенье, следует четко уяснить две вещи.

Первая: украинские суда, в том числе военные, до сих пор беспрепятственно неоднократно проходили через Керченский пролив в Азовское море и обратно. Второе: проблема, если таковая и возникла, могла быть решена в течение получаса в ходе двух-трех телефонных разговоров. И даже не было необходимости ждать, пока корабли подойдут к проливу. Куда они направляются было очевидно еще накануне. В Москве не предприняли ровным счетом ничего, чтобы обойтись без стрельбы. Напротив, Москва напрямую стрельбу и санкционировала.  

Зачем – другой вопрос. Но уж очень маловероятно, точнее, совсем невероятно для того, чтобы у Петра Порошенко появился повод ввести в стране военное положение и сорвать президентские выборы, намеченные на конец марта будущего года. Иначе пришлось бы признать наличие между ним и Путиным в буквальном смысле сговора, представить который едва ли возможно. Уже потому, что в Кремле и окрестностях спят и видят, как Порошенко проигрывает выборы, и президентом Украины становится кто-то другой, более сговорчивый. Который (которая) и Крым сдаст, и по донецко-луганским «народным республикам» пойдет на устраивающий Москву компромисс.  

Реакция официального Киева, которую Путин посчитал неадекватной, «это же такой пограничный инцидент, не более того», была, однако, вполне предсказуема. Украина с весны 2014 года находится в состоянии войны. Россия с весны 2014 года эту войну ведет. Именно так и никак иначе. Не Украина отторгла от России часть территории страны, не украинские «добровольцы» с удостоверениями личности действующих военнослужащих устроили бойню на российской территории. Все произошло и происходит с точностью да наоборот.

Да и в Керченском проливе именно российские корабли открыли огонь по украинским. Если Путин по какой-то причине думает иначе, это его личная проблема. Наконец, договор, регулирующий судоходство в Керченском проливе, несмотря на все перемены на географической карте (не важно, по версии Москвы или Киева), никто не отменял. Подпись под этим договором поставил сам Путин. Ни он, никто другой эту подпись не отзывал.

Тут даже становится любопытно, как могли бы отреагировать в Москве, если бы вдруг властям Турции пришло в голову закрыть Босфор и Дарданеллы вопреки всем договорам и конвенциям. Однако Турция все договоры и конвенции соблюдает, хотя контролирует берега проливов на совершенно законных и признанных так называемым международным сообществом основаниях. Да и конвенции были сформулированы и подписаны в совсем иных условиях, в иной исторический период. 

Для Путина, конечно, как уже можно было убедиться, его собственная подпись не имеет никакого значения. Азовское море он явно намерен превратить в «русское озеро», окружив выходящую на берега этого моря часть Украины, чтобы при случае отрезать и там, «прорубив» наконец вожделенный «коридор» в Крым. Если такой план удаться реализовать, ждать следующих «коридоров» долго не придется. На очереди встанет Приднестровье, а там и до Калининградской области не далеко.

Поневоле начнешь думать, что Путину, который назвал распад Советского Союза «величайшей трагедией XX века», показалось мало крови, пролитой в Абхазии, Южной Осетии, том же Приднестровье, не говоря уже о Нагорном Карабахе, где война разгорелась еще в годы существования «великого и могучего». Захотелось побольше, как в Югославии, что ли. Вот только Югославия, созданная в свое время, кстати, не коммунистом Иосипом Броз Тито, а королем Александром Карагеоргиевичем, несмотря на очень большую кровь, все же распалась. И нет никаких оснований надеяться на реинтеграцию в какой бы то ни было форме.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное
Интересно