Павел Широв: Уйти по-казахски

Вот уж чего не ждали, того не ждали. Хотя очевидно, что свою отставку, пусть даже «в связи с переходом на другую работу», бессменный президент Казахстана Нурсултан Назарбаев готовил давно. В авторитарных и потому закрытых системах, подобных казахстанской или российской, сохранить такое в тайне особого труда не составляет. Узость круга, в нее посвященных, и их положение надежно страхуют от всех утечек. Первый и главный вопрос, которые наверняка задали себе многие, услышав сенсационную новость из Астаны, очевиден. Вот только ответ, который дал сам Назарбаев, убедительным не кажется.

Свое решение уйти в отставку, не дожидаясь завершения седьмого по счету президентского срока, тот объяснил необходимостью «обеспечить приход к власти нового поколения руководителей, которые продолжат проводимые в стране преобразования». Однако председателя Сената — верхней палаты казахстанского парламента — Касым-Жомарта Токаева, которому предстоит исполнять обязанности президента до следующих выборов, намеченных на 2020 год, представителем нового поколения не назовешь.

Как-никак, ему 65. Биография не особо богата событиями, хотя были в ней и весьма примечательные эпизоды. Карьерный дипломат, начинавший рядовым сотрудником советского посольства в Сингапуре. Позднее почти год стажировался в Китае. С 1985 и до конца 1991 года работал в советском посольстве в этой стране. Уже в независимом Казахстане прошел путь от простого заместителя до министра иностранных дел. В 2007-м стал председателем Сената Казахстана, но в 2011-м оставил этот пост и последующие два года возглавлял отделение ООН в Женеве в ранге заместителя Генерального секретаря международного сообщества. На родину вернулся в конце 2013-го и снова стал спикером Сената.

Не исключено, что и эти эпизоды предопределили его выбор в качестве преемника Назарбаева — пока не ясно, временного или постоянного. С одной стороны, человек в стране не последний и достаточно широко известный, с другой — не связанный, во всяком случае, открыто, ни с какими местными кланами. Преданный, по всей видимости, лично Назарбаеву, иначе тот не стал бы столько лет держать его на посту министра иностранных дел, а потом и спикера верхней палаты, в то же время, известный за пределами страны, имеющий опыт в международных отношениях. Что примечательно, наверняка успевший оценить все достоинства своего положения как представителя независимого государства, что в нынешних условиях немаловажно. Послушным сателлитом Москвы такой человек вряд ли станет. И ни в какое «союзное государство» или что там мерещится изностальгировавшимся по былому обитателям Кремля, свою страну не поведет.

Делать, однако, поспешные выводы как на основании очевидно прочных связей Токаева в Китае и других соседних с Казахстаном стран, так и прошлого советского дипломата, выпускника МГИМО, не стоит. Все-таки, прошлое есть прошлое. Да пока и не ясно, сколько времени Токаев будет исполнять обязанности президента, и не сменит ли его после выборов кто-то другой. Казахстан и при Назарбаеве вполне успешно лавировал между Пекином и Москвой, не упуская выгоды от деловых отношений как с теми, так и с другими. И нет сомнений, что, по крайней мере, ближайшие годы, совсем не Токаев — или кто там станет президентом после выборов 2020 — будет определять как внутреннюю, так и внешнюю политику страны.

Совет безопасности Казахстана, согласно конституции, орган «консультативно-совещательный», властными полномочиями не наделен. Понятно, однако, что под руководством не просто экс-президента, но Лидера нации — это официальный титул Назарбаева — получит куда больше значения, чем имел прежде. И сам Назарбаев на должности главы этого органа останется влиятельной фигурой. Почти как некогда Дэн Сяопин в Китае, формально не занимавший никаких государственных постов, кроме должности председателя Центрального военного совета ЦК компартии, но при этом фактически руководивший страной.

И все же, что именно подвигло Назарбаева на такой эффектный ход, остается загадкой. Пресловутое «Я устал, я ухожу» этому человеку, кажется, не подходит. Разумеется, мы многого, — или лучше сказать, почти ничего — не знаем. Экономическое положение Казахстана, как и большинства постсоветских стран, далеко не блестящее. Уровень жизни граждан остается низким. Но никаких внешних признаков разброда и шатания в правящих кругах страны не наблюдалось. Положение Назарбаева казалось прочным. Не потому, конечно, что, согласно официальным данным, на последних выборах за него проголосовало 97,75% избирателей. Откуда взялась эта цифра, нетрудно догадаться. Назарбаев все эти годы умел лавировать не только, так сказать, на международной арене, но и внутри страны, успешно нейтрализуя всех возможных и даже потенциальных противников.

Причем делал это так, что назвать его диктатором ни у кого и язык не поворачивался, тем более использовать те жесткие эпитеты, какими в свое время награждали других авторитарных правителей. То есть в авторитарном характере режима Назарбаева никто не сомневался, в то же время, отдавая должное его способностям лидера государства. Тут, скорее, уместно вспомнить Хуана Перона, чем, к примеру, Пиночета. И какими бы привлекательными ни казались конспирологические теории, вполне может статься, все гораздо проще. Человек устал от власти, понял, что уже не тянет. Все-таки 78 лет, возраст солидный. И будучи достаточно проницательным, вполне мог осознавать, что от него тоже устали. Вовремя уйти со сцены не всякому дано. Но тех, кто ушел вовремя, чаще вспоминают с благодарностью, чем тех, кто тянул до последнего, вызывая уже совсем иные чувства.

Вот разве что инициатива нового президента, предложившего, едва вступив в должность, переименовать столицу страны Астану в Нурсултан и присвоить имя Назарбаева всем центральным улицам казахстанских городов, несколько подпортила картину. То ли и правда Восток есть Восток, то ли ума не хватило.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно