Павел Широв: Уходят

«Считаю, что задачи, поставленные перед министерством обороны, в целом выполнены», — заявил президент России Владимир Путин и отдал приказ начать вывод войск из Сирии. Как сообщили российские медиа, первая группа истребителей-бомбардировщиков Су-34 уже во вторник днем вернулась к месту постоянной дислокации в районе Воронежа, где летчиков встречал лично командующий воздушно-космическими силами России генерал-полковник Виктор Бондарев.

Впрочем, уходят (или улетают) не все. Военные базы в Тартусе и Хмеймиме «будут функционировать в прежнем режиме», говорится в официальном сообщении пресс-службы Кремля. Однако, очевидно, численность российской военной группировки в Сирии заметно сократится. Неизвестно — насколько, так как вообще неизвестно, какой была эта группировка в течение последних месяцев. Состояла ли она только из авиагруппы и подразделений обеспечения плюс охрана, или, может быть, были там еще какие-то части. Но это и не важно. Отдавая приказ о выводе войск, Путин тем самым дает понять, что активное участие России в сирийских делах завершено.

Действительно ли полностью выполнили российские войска свою задачу — вопрос отдельный. Ответ на него — скорее, нет.

Заявление Сергея Шойгу об уничтожении тысяч боевиков, в том числе российского происхождения, предназначалось, разумеется, для телезрителей. Сверху, конечно, многое видно, но, вопреки известному шлягеру о летчиках и девушках, далеко не все. Отличить боевиков так называемого «Исламского государства» от политических противников сирийского президента Башара Асада и на земле трудновато, а уж тем более — с воздуха. И, конечно, вливаясь в ряды исламистов, выходцы, что из России, что из какой-либо иной страны вряд постоянно ли носят при себе паспорта.

Тут важно понимать, что в действительности задач было несколько, причем военные выполняли только одну. Вторую должна была выполнить сама операция. И

эта задача, а именно — снятие с России санкций, наложенных после вторжения в Украину, уж точно выполнена не была.

Слишком уж нарочито теперь официальная Москва демонстрирует, что она и не ставилась. «Санкции введены, как известно, под предлогом Крыма и развернувшихся там событий. К Сирии это никакого отношения не имеет», — заявил агентству «Интерфакс» директор Департамента общеевропейского сотрудничества МИД России Андрей Келин. Отсутствие каких-либо закулисных договоренностей на эту тему подтвердила и помощник госсекретаря США Виктория Нуланд, заявив на слушаниях в Конгрессе, что вывод российских войск из Сирии «не окажет никакого влияния» на санкции.

Похоже, однако, именно на противоположное надеялись в Кремле, затевая явно недешевую операцию в условиях, когда приходится считать каждую копейку, в том числе и потраченную на нужды военного ведомства. Вероятнее всего, предполагалось, что сирийские войска, верные президенту Асаду, при активной помощи российской авиации в очень короткие сроки вернут контроль над большей частью территории страны, включая второй по величине город Алеппо. Позиции противников Асада, тем самым, будут ослаблены, а верные президенту части останутся единственной силой, способной противостоять наступлению радикалов из так называемого «исламского государства».

При таком раскладе странам Запада и, прежде всего, США, поневоле придется не только смириться с существованием режима Асада, но и сделать его союзником в борьбе с радикалами, а вместе с ним — и Россию. А на союзников санкции не накладывают. Союзников, обычно, напротив, поддерживают, чем могут. 

На бумаге было гладко, в реальности почти с самого начала многое пошло не так.

Противники Асада оказались сильнее, чем предполагалось. Даже при поддержке российской авиации справиться с ними правительственным войскам не удалось.

Затем вмешалась Турция, интересы которой в Москве явно не учли, если вообще предполагали, что такие имеются. Развязать все сильнее и сильнее затягивавшийся сирийский узел не удалось, а чтобы его разрубить требовалась не только авиационная группировка, но и наземные части, применение которых могло привести к слишком серьезным последствиям, включая вероятность столкновения с турецкой армией. Наконец, возникла реальная угроза подключения других арабских государств, отношения с которыми у России и без того испорчены.

Стало понятно, что «маленькая победоносная война» легко может перерасти в большую и кровавую с совершенно непредсказуемым результатом.

Изрядно попутал карты и сам Башар Асад, вдохновленный первыми успехами после долгой полосы неудач, и заговоривший о полном уничтожении оппозиции, на что Москва подписываться совсем не желала. Прорывать блокаду — одно, но таскать каштаны из огня для Асада — совсем другое. Наверняка российским дипломатам пришлось приложить немало усилий, чтобы заставить сирийского президента не только согласиться на перемирие, но и направить делегацию на переговоры в Женеве. Но только так Россия смогла бы сохранить лицо и отступить, сделав вид, что так и задумано.

Вот только не исключено, ошибаются те, кто думает, будто это конец истории. Покинув Сирию, Россия получила не только передышку, но и возможность вернуться к своим планам в другой части света, куда ближе к своим границам. И проблема в том, что мало кто пределами Кремля знает, каковы эти планы.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить