Разделы Разделы

Павел Широв: Токсикология

Случившееся с Алексеем Навальным в Томском аэропорту было покушением. В этом мало кто сомневается, прежде всего потому что чем бы ни закончилась эта история, одно уже очевидно: самый заметный и — что принципиально важно — самый активный и наиболее популярный критик Кремля по меньшей мере прикован к больничной койке на длительный период. Диагноз, который объявил в пятницу главный врач больницы Омска, где Навальный оказался после того, как потерял сознание в самолете Томск — Москва, по сути ничего не меняет.

По словам врача, наблюдавшего Навального ранее, не имелось никаких предпосылок для того, чтобы такое произошло естественным путем. «Резкое падение уровня сахара в крови», о чем заявил руководитель омской больницы, вполне могло быть вызвано воздействием токсичных веществ. Наконец, всего несколькими часами ранее появилось сообщение, что транспортная полиция установила, чем был отравлен Навальный. Причем яд был назван опасным не только для него, но и для окружающих. Отыграв обратно, врачи омской больницы никого не убеждают. Не убеждает и кремлевский пресс-секретарь Дмитрий Песков, посоветовавший «набраться терпения», поскольку полный токсикологический анали, мол, за сутки не сделаешь.

Сторонники Навального уверены, что, затеяв всю эту свистопляску, в Омске (и, по всей видимости, в Москве) предследуют единственную цель — скрыть истинные причины. Сделать все возможное, чтобы способ отравления Навального никогда не был установлен. И уж тем более чтобы этого не сделали за пределами России. Оттого главный врач и объявил Навального нетранспортабельным, не позволив родственникам и друзьям забрать его из больницы, хотя в аэропорту уже ждал самолет из Германии. Хотя еще накануне в Кремле прозрачно намекали, что не возражают против вывоза Навального для лечения за границу — и даже готовы оказать содействие.

Что изменилось в промежутке между вечером четверга и серединой дня пятницы, можно только догадываться, хотя главное вообще-то уже сделано. Пока Навальный занимался расследованиями коррупции в средних и высших эшелонах власти, он в достаточной степени раздражал Кремль. На каждое громкое расследование там огрызались. Отвечали судебными делами по обвинению в клевете. В конечном счете добились, что Навальному пришлось фактически распустить свой Фонд борьбы с коррупцией (ФБК), но дальше не заходили. После недавних событий в Хабаровске там, вероятно, решили, что стоит подстраховаться понадежнее.

Так называемая тактика «умного голосования», предложенная Навальным еще несколько лет назад, стала приносить свои плоды, вкус которых в Кремле, по-видимому, сочли весьма неприятным. Призывая голосовать на выборах за кого угодно, только не за представителей власти, Навальный поначалу вызывал недовольство даже среди тех, кто этой власти вовсе не симпатизирует. Его обвиняли в попытке расколоть оппозицию, а то и вовсе называли «проектом Кремля», призванным сыграть ту же роль, которая на выборах разного уровня отводится спойлерам — фиктивным и полуфиктивным партиям, созданным исключительно под выборы, и только чтобы рассредоточить внимание оппозиционно настроенных избирателей.

Многим казалось, что так оно и есть. Даже если Навальный действует исключительно по собственной инициативе и ни с какими «башнями Кремля» никоим образом не связан. Однако время шло, избирательная кампания следовала за избирательной кампанией. Поражение представителей прокремлевской партии «Единая Россия» на губернаторских выборах 2018 года стало ярким свидетельством успеха предложенной Навальным тактики. Избиратели в Хабаровском крае и Владимирской области тогда настолько массово отдали голоса кандидатам от Либерально-демократической партии (ЛДПР) Владимира Жириновского, что не помогли никакие фальсификации.

Причем сразу стало понятно: голосовали так не потому, что эти кандидаты представляли именно упомянутую партию. Голосовали, потому что не представляли «Единую Россию». То есть не ассоциировались с властью. Произошло то, что позднее произойдет в Белоруссии. Более того, еще до белорусских выборов и последовавших за ними событий жители Хабаровского края вышли на улицы в поддержку избранного ими в 2018 губернатора Сергея Фургала — он был арестован по обвинению в преступлениях пятнадцатилетней давности. Такое сочетание — на фоне происходящего в соседней стране — Кремль вполне мог счесть слишком взрывоопасным.

В самом начале сентября в России пройдут очередные выборы. По большей части местного уровня, но принципиально важные тем, что это будет последнее массовое голосование перед выборами Государственной Думы — они должны состояться ровно через год, а могут пройти даже раньше, если в Кремле примут соответствующее решение. В условиях заметного падения уровня жизни, которое еще усугубили ограничения, вызванные пандемией, настроения избирателей вполне могут оказаться совсем не в пользу провластных кандидатов. Собственно говоря, об этом свидетельствуют и данные разного рода опросов общественного мнения, в том числе и проводимые социологическими институтами, тесно связанными с властью.

Обольщаться результатами прошедшего в июле «всенародного голосования» по конституционным поправкам не следует по двум причинам. Во-первых, есть достаточно оснований полагать, что официально объявленные результаты этого голосования весьма далеки от реальных. Во-вторых, на тех же региональных выборах 2018 года многие избиратели, всего несколькими месяцами ранее проголосовав за переизбрание Владимира Путина на очередной президентский срок, тем не менее категорически отвергли предложенных Путиным кандидатов.

В складывающейся ситуации уже не столь важно, что в том же Хабаровском крае очень многие избиратели в действительности предпочли два года назад голосовать за Фургала не потому что их к этому призывал Навальный. Можно не сомневаться, что в так называемой глубинке многие даже и не подозревают о существовании Навального. Как и не очень-то понимают, что такое ЛДПР на самом деле. Все же, вольно или невольно став символом такого рода сопротивления, Навальный превратился из пусть и сильно, но просто раздражающего фактора в фактор весьма и весьма опасный.

Ближе к вечеру пятницы пресс-служба управления МВД по Омской области сообщила, что анализ показал наличие в организме Навального «промышленного химического вещества». Которое, однако, не относится к отравляющим, и могло попасть в организм «через контакт с пластиковым стаканчиком». Так что продолжение явно следует.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить