Павел Широв: слуги народа

Можно ли представить, что на выборах Государственной Думы России победила партия, о существовании которой еще год назад немногие подозревали? Нет, чисто теоретически такое допустимо. На практике едва ли возможно. Прежде всего, такую партию могут попросту не допустить до участия в выборах.

Каким образом? Уже не раз опробованным. К примеру, федеральное министерство юстиции откажет партии в регистрации под предлогом неправильно оформленных документов. Запятые не там стояли. Или подписи уполномоченных лиц показались поддельными, как показались, тем самым юридически оказались, поддельными подписи московских избирателей в поддержку претендентов на участие в сентябрьских выборах Московской городской думы.

И теперь все эти кандидаты в кандидаты могут сколько угодно созывать митинги, устраивать пикеты, возмущаться в эфире независимых радиостанций и на страницах печатных или электронных изданий, решение принято, дело сделано. С одной стороны, таковы в России законы, в законном порядке, извините за тавтологию, принятые и оформленные уполномоченными органами власти, легитимность которых никто не оспаривал и не оспаривает. Даже несостоявшиеся кандидаты, согласившиеся участвовать в выборах на предложенных условиях. И все же очень напрашивается предположение, что дело не в законах, а в их применении. Почему-то всякий раз чудесным образом этот, своего рода, отборочный этап без труда проходят одни, тогда как другие оказывается за бортом.

Есть, правда, в этом сравнении одна существенная неточность. Неформальный лидер партии, победившей в минувшее воскресенье на выборах Верховной Рады Украины, всего три с небольшим месяца назад стал президентом этой страны. Случись такое в России, все эти министерства и ведомства вряд ли даже подумают устраивать фронду и рассматривать запятые под лупой. Все дело в том, что такого случиться уж точно не может. Во всяком случае, при нынешней власти.

Нынешняя российская власть и лично четырежды президент сделали все возможное, чтобы исключить даже теоретическую возможность появления на политической сцене кого-нибудь, вроде Владимира Зеленского, чему теперь наверняка несказанно рады.

Политические поле, как они выражаются, зачищено до блеска. Доказательств нет, но Бориса Немцова убили как-то уж очень вовремя. Упрятать признанного даже самой властью оппозиционного политика за решетку, лишив тем самым права участвовать в политической жизни, намного сложнее, чем какого-то выскочку, объявившего себя борцом с коррупцией, да хоть бы и губернатора. Сколько их уже село, и сколько еще сядет. Шоуменов, правда, хватает — да как-то само собой, что ли, получилось, что никому из них выступить против действующей власти и в голову не придет, а если придет, испугаются так, что заикаться начнут.  

А если говорить серьезно, тот же Алексей Навальный с учетом всего лишь теоретически возможных голосов московских и петербургских избирателей даже не смог бы довести президентские выборы 2018 года до второго тура, что уж говорить о большем. Владимиру Путину его участие в выборах ничем не угрожало. Ну получил бы в итоге чуть меньше процентов, и что такого? Необходимые для победы уже в первом туре 50 процентов плюс один голос у него и так были, можно сказать, в кармане. Равно как и десяток оппозиционеров, оказавшись не в парламенте страны, всего-то, городской думе, никакой угрозы для власти представляют.

Или все-таки представляют? Настолько, что власть готова пойти на прямое нарушение закона, только бы не позволить своим оппонентам всего лишь выйти на трибуну?

Понятно, что без оппонентов жить легче. Не будет депутатских запросов по поводу очередной закупки бордюрного камня на 3 миллиарда рублей, точечной застройки в историческом квартале или прокладки автомагистрали через последний уцелевший парк. Не придется выслушивать критику в свой адрес с телеэкрана, поскольку даже полностью подконтрольный власти канал не может проигнорировать действующего депутата. И это только не городском уровне. На федеральном ставки выше. Не стоит даже сомневаться, к выборам Государственной Думы через два года никакую реальную оппозицию и близко не подпустят. Дело серьезное. Этой Думе предстоит оформить решение проблемы-2024, доверить которое можно только людям проверенным, верным, своим.

Так что можно, конечно, пофантазировать на тему, но не более того.

Это украинский избиратель имел возможность в реальности, по-настоящему сделать свой выбор, и этот выбор сделал. Раскается он впоследствии в своем выборе или у него не окажется на то причины — другой вопрос. У российского избирателя нет даже права ошибиться в выборе. За российского избирателя выбор делают другие.

И не так уж важно, где эти люди находятся территориально – в самом Кремле, в московской мэрии, в министерстве юстиции или просто в какой-нибудь региональной избирательной комиссии. Это они сегодня решают, кто может, а кто не может стать кандидатом, а завтра, в день голосования, решат – кто станет победителем. Хотя скорее всего, уже решили.

Такова реальность. Кто готов и хочет жить в такой реальности, может вставать в очередь за российскими паспортами, которые добрейший Владимир Владимирович Путин уже обещает «в упрощенном порядке» раздавать всем украинцам, а там, глядишь, и не только украинцам. Вот только надо отдавать себе полный отчет в том, что это навсегда. И обратной дороги не будет.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно