Павел Широв: семивосьмерка

Предложение Дональда Трампа вновь пригласить Владимира Путина в G7 вызвало чуть ли не скандал на саммите лидеров этого клуба ведущих мировых держав, проходившем в минувшие выходные во французском Биаррице.

Возражения большинства остальных участников встречи вызвали «горячую дискуссию» за ужином в субботу вечером, утверждает автор статьи в британской The Guardian, ссылаясь на неназванного «европейского дипломата». Еще накануне саммита Трамп говорил о «целесообразности» участия российского президента в работе G7, позднее, уже по ходу саммита, упоминал об этом в беседе с британским премьером Борисом Джонсоном.

Аргументы Трампа внешне выглядят вполне прагматичными. Без участия России почти невозможно обсуждать ситуацию в Сирии, методы воздействия на Иран и Северную Корею с целью заставить эти страны отказаться от своих ядерных программ. Путина связывают не просто хорошие отношения с сирийским диктатором Башаром Асадом. В Сирии присутствуют и участвуют в боевых действиях не только российские наемники из частных военных компаний, но и действующие военнослужащие российской армии. Влияние Москвы на Тегеран и Пхеньян не стоит преувеличивать, но и преуменьшать тоже не стоит. Так или иначе, в обеих этих столицах российских гостей встречают несколько иначе, чем представителей европейских стран, тем более США.

Провал политики Трампа в Северной Корее, вообще-то, вполне ожидаемый, все же, надо думать, больно ударил по самолюбию нынешнего хозяина Белого Дома в Вашингтоне, округ Колумбия. Да и чтобы остаться в этом доме еще на четыре года, ему совсем не помешал бы яркий внешнеполитический успех, а выборы-то уже не за горами. Поначалу дело шло вроде бы неплохо, в нужном направлении, но потом все внезапно рухнуло, и похоже, Трамп до сих пор не понимает, почему так случилось.

Хотя в действительности понять, что, вдруг, нашло на Кима-внука, не так уж и сложно. Кому он нужен без ядерного оружия?

Лидер нищей страны, фактически – сырьевого придатка Китая, обреченный вечно стоять даже не во втором, в третьем, а то и четвертом ряду на любом крупном международном форуме, если бы его вдруг туда пригласили, с которым имеют дело лишь постольку, поскольку живет на свете такой Петр Иванович. Ожидать в подобных условиях, что Ким Чен Ын на самом деле откажется от ядерного оружия и прекратит регулярные испытания ракет, было наивно. Трампу бы не торопиться, позволить своему пхеньянскому vis a vis продлить удовольствие, растянув переговоры еще на пару лет, быть может, он и смог бы добиться большего успеха.  

Теперь вряд ли тут и Путин поможет. Даже если бы захотел, что вовсе не факт. Другое дело, укрощение еще одного строптивого тоже можно будет записать в свой актив, да еще в как раз под самые выборы. Если же с помощью этого строптивого получится пусть незначительный, но все же успех на сирийском или иранском направлении, еще лучше. Не исключено, свою роль сыграл и французский президент Эмануэль Макрон, тоже поначалу выражавший готовность увидеть российского лидера если не в этом году в Биаррице, так через год в Майами.

Примечательна реакция российских официальных медиа, последовавшая сразу, стоило только Трампу произнести заветные слова. «Трамп приглашает Путина в G8 и вычеркивает Украину из истории» – такой заголовок украсил сайт агентства РИА-Новости. Ведущие ток-шоу на федеральных телеканалах получили новую тему для обсуждения, которую продолжали эксплуатировать даже когда из Франции стали приходить совсем неутешительные вести. По ходу дела заговорили уже и о том, что потребовать взамен. Сойтись в цене только уже не успели.

Сначала канадский премьер Джастин Трюдо заявил, что ни о каком возвращении Путина не может быть и речи, пока Россия не прекратит агрессию против Украины. Затем, во время того самого ужина на вилле императрицы Евгении, ныне фешенебельного Hotel du Palais, французский президент назвал свое собственное предложение «стратегической ошибкой». Единственным, кто поддержал Трампа, стал итальянский премьер Джузеппе Конте. Да и тот как-то вяло, поскольку в Биаррице лишь занимал место под итальянским флагом, пока в самой Италии шли консультации по формированию нового кабинета во главе с новым премьером.

Разумеется, не факт, что Трамп откажется от своей идеи, тем более что именно ему предстоит стать хозяином следующего саммита G7. По традиции, как раз принимающая сторона составляет список специально приглашаемых гостей. Еще не закончилась встреча в Биаррице, а европейские дипломаты, по слухам, уже принялись делать ставки, окажется ли Путин в этом списке или нет. Вот только, чтобы гости из списка смогли приехать, необходимо согласие всех полноправных членов клуба, на что, судя по упомянутой «горячей дискуссии», надежда если и остается, то весьма слабая, почти призрачная.

Отношение Путина к возможности возвращения на высший уровень мировой политики, не очень понятно. Хотя из его высказываний во время недавнего визита во Францию можно было предположить, что был бы не прочь присоединиться к банкету уже в Биаррице, где, кажется, не бывал с того самого дня двадцать лет назад, когда покойный Борис Березовский явился к нему туда с предложением стать приемником Бориса Ельцина. И уж конечно он согласится на Майами. Уже само по себе присоединение к «семерке», не говоря уже о превращении ее в «восьмерку», в глазах Путина станет желанным отпущением грехов за Крым и Донбасс, а равно индульгенцией последующих возможных «возвращений в родную гавань».

Впрочем, и в случае очередного отказа в приглашении большой беды не случиться. Подведомственному населению давно и популярно объяснили, что Россия в кольце врагов, от которых ничего хорошего ждать не следует. От успехов или провалов на международной арене положение хозяина Кремля нисколько не зависит. До 2024 года еще далеко, и, самое главное, решать, кто займет тогда президентское кресло, как уже понятно, будет совсем не какой-то там избиратель. Если, конечно, не считать таковым самого Путина.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно