Павел Широв: Самострел

В умении навредить самим себе ныне действующей российской власти, по истине, нет равных. Отравление Алексея Навального – еще одно, ярчайшее тому свидетельство.

Что и кому об этом человеке было известно за пределами России до утра 20 августа нынешнего года? Не так уж и многое и не так уж многим. Интересующиеся происходящим в России, конечно, знали, что он – один из наиболее активных критиков Кремля. Знали, что занимается расследованиями коррупции в высших эшелонах российской власти. Что он то ли сам придумал, то ли у кого позаимствовал тактику так называемого «умного голосования», которую его сторонники регулярно и, в последнее время, не без успеха применяли во время разного рода выборов, доставляя немало хлопот прокремлевской партии «Единая Россия».

Все дело в том, что таких вот интересующихся новостями из далекой, или не такой далекой, но все же чужой страны, по всему миру немного. Большинство интересует прежде всего происходящее поблизости. Образно говоря, возле дома, а не где-то на другом краю земного диска.

И уж имена даже ведущих оппозиционных политиков других стран далеко не у всех на слуху.

Вот кто сходу, не залезая в Интернет, скажет, кто такой сэр Кир Стармер? А ведь он не какой-то там блогер-активист. Лидер крупнейшей оппозиционной партии Великобритании, теоретически имеющий шанс после следующих выборов оказаться на месте Бориса Джонсона.

Только когда за пределами собственной страны что-то взрывается, горит, трясется, и потому попадает на первые полосы газет и становится первым сюжетом в теленовостях, на случившееся обращают внимание не только те, кому положено по должности. Да и то ненадолго, лишь пока сюжет не переместится на внутренние полосы и не съедет в новостном выпуске поближе к спорту и погоде. И ничего дурного в этом нет, напротив – все совершенно естественно. Так и должно быть.

Сам Навальный до сих пор на условный Запад ездил только отдыхать.

Ни разу не участвовал ни в каких форумах, регулярно созываемых российскими оппозиционными политиками в столицах близких и дальних соседей. Не выступал в парламентах, не встречался с иностранными послами, министрами и президентами. Даже интервью зарубежным журналистам давал не так, чтобы уж очень охотно. Рискну предположить, даже те, кому положено по должности, если и рассматривали его в качестве вероятного претендента по пост президента России, то лишь теоретически. Прекрасно понимая, что такое станет возможным лишь в определенных условиях. Причем действующая российская власть постарается сделать все возможное, чтобы подобные условия не сложились.

Несомненно, 27 процентов голосов, собранные Навальным на выборах мэра Москвы в 2013 году, тогда сильно напугали и лично Владимира Путина, и все его окружение. Именно под Навального был принят закон, ограничивающий пассивное избирательное право граждан, имеющих судимость по ряду статей уголовного кодекса, в течении еще пяти лет после того как судимость будет погашена или снята. Таким образом Навальный, осужденный в 2013 году по так называемому делу «Кировлеса» за растрату (согласно официальному обвинению) не сможет выдвинуть свою кандидатуру ни на предстоящих в будущем году парламентских выборах, ни на президентских, ни вообще на каких бы то ни было, по меньшей мере до 2028 года.

Сейчас именно на это напирают прокремлевские комментаторы, утверждающие, что власти было совсем невыгодно устранение Навального, потому и власть тут ни при чем. Аргумент можно было бы счесть убедительным, если не принимать во внимание историю взаимоотношений российской власти и ее оппонентов за последние пару десятилетий.

В этой истории найдутся эпизоды, когда власти была совсем не выгодна гибель этих оппонентов, которые, тем не менее, погибли.

Самый последний и знаковый пример – убийство Бориса Немцова в феврале 2015 года, заказчики которого до сих пор не найдены, да и не ищет уже их никто. Не менее настораживает способ отравления Навального. Пресловутый «Новичек» относится к боевым отравляющим веществам, иными словами, является химическим оружием.

На этот счет существуют не только двух- и многосторонние международные соглашения, включая соглашение об отказе от производства и уничтожении имеющихся запасов химического оружия, подписанное в июне 1990 года тогдашними президентами США и Советского Союза Джорджем Бушем (старшим) и Михаилом Горбачевым. Существует The Chemical Weapons Convention – Конвенция о запрещении химического оружия. Документ был принят Генеральной Ассамблеей ООН в конце 1992 года. С начала 1993 года открыт для подписания.

По состоянию на сегодняшний день к конвенции не присоединились лишь четыре из 193 членов ООН – Ангола, Северная Корея, Египет и Южный Судан. Еще одна страна – Израиль – конвенцию подписала, но не ратифицировала. Россия значится в числе тех стран, которые конвенцию не только подписали и ратифицировали, но также официально отчитались о ее выполнении. В сентябре 2017 года сам президент Путин лично отдал команду уничтожить последний химический боеприпас, о чем тогда сообщала российская пресса.

Теперь же получается, что боевые отравляющие вещества в России не только не уничтожены. Некоторые их запасы имеются на каких-то секретных складах. Мало того, периодически используются по прямому назначению. И тут возникает еще один вопрос.

Если допустить, что российская власть, не важно, в лице высшего руководства государства или спецслужб, ни коим образом не причастна к случившемуся, как это вещество могло оказаться в руках неких самодеятельных злоумышленников?

Вопрос весьма серьезный, учитывая по-прежнему актуальную террористическую угрозу. При любом исходе, ставящий Кремль в крайне невыгодное положение, выбраться из которого будет очень непросто.

Имя Навального уже месяц в топе новостей. Причем, не только за пределами России. И тут оно уже на слуху у тех, кто еще недавно имел весьма смутное представление об этом человеке. Настойчиво повторяемое официальными и неофициальными спикерами власти «это не мы», «мы не виноваты», лишь усугубляет положение. Еще немного, Навального станут воспринимать (и принимать) как ведущего оппозиционного политика. Главного соперника Владимира Путина. Если уже не стали.

И это только эмоциональная составляющая. Есть и практическая. Применение химического оружия само по себе не может остаться без последствий. Вот уже глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявляет о необходимости пересмотра проекта «Северный поток-2». Европарламент принимает резолюцию, в которой призывает не только остановить строительство газопровода, но так же разработать новый пакет санкций в отношении России. Экономические потери, утверждают аналитики нефтегазового рынка, невелики. Другое дело, «Северный поток-2» не столько проект «Газпрома», сколько лично Путина. Если призывы евродепутатов будут реализованы, это станет сильным ударом по весьма завышенному самолюбию российского лидера. Равно как и показателем реального места России в современном мире.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно