Павел Широв: С вещами на выезд

Около 20 процентов жителей России, фактически — каждый пятый, хотели бы покинуть страну навсегда. Таковы данные исследования компании Gallup. Опубликованная в начале апреля, эта новость на некоторое время стала одной из главных — в негосударственных медиа, разумеется. Впрочем, и государственные деятели на нее тоже отреагировали очень даже оперативно. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что, во-первых, в Америке еще хуже, «более пятой части американцев хотят уехать из США», во-вторых, к результатам социологических опросов следует относиться «с известными допусками».

Вот ведь как интересно.

Казалось бы, при чем тут Америка, речь-то о России,

но я давно заметил, у многих обитателей Кремля в подобных случаях Америка как-то сама собой слетает с языка. Да если бы только у них. Как-то минувшей зимой мне довелось беседовать с одной ответственной дамой из системы здравоохранения. Так вот, буквально на второй минуте разговора услышал: «Между прочим, в Америке…» Мой недоуменный вопрос, какая связь, мы же не в Америке живем, не нашел понимания. Как это — человек не хочет признать, что и в Америке не все благополучно. Это, конечно, так, к слову, и все же забавно наблюдать, как у некоторых людей эта самая Америка усиленно чешется в разных местах, и

далеко не все следуют совету покойного Виктора Степановича Черномырдина — почесать в другом месте.

Между прочим, журналисты не упустили случая отметить, что данные г-на Пескова несколько преувеличены. Впрочем, тут спорить не стану. Лично знаком с парой, правда, новых американцев — то есть бывших наших, перебравшихся за океан еще в девяностые — которые чуть ли не прямо сейчас подыскивают себе домик в Швеции. Но с ними все ясно. Они об этой Швеции давно мечтали, почему бы теперь, в преддверии старости, не осуществить свою мечту? И с тем, что данные социологических исследований — как и любых других — имеют определенную погрешность, тоже спорить глупо.

Но если бы результаты таких исследований никак не отражали действительность, их бы не проводили и не руководствовались ими в ходе предвыборных кампаний, к примеру.

И да, человеку в принципе свойственно искать, где лучше. В ином случае так остро не стояла бы проблема миграции, как легальной, так и не очень, и не только в Западной Европе, в самой России тоже. Хотя, опять же, по данным социологов, приток мигрантов в Россию за последние годы сократился, он все равно остается высоким. Кроме того, уезжают из страны, в основном, люди активные, деятельные, вовсе не обязательно сплошь противники режима, но способные критически мыслить. Приезжают, натурализуются «в упрощенном порядке», пополняя ряды избирателей, люди совсем иного склада.

С «родными туркменами», как выразился однажды, хотя и по другому поводу, президент Владимир Путин, управляющим коммунальными службами, конечно, проще. Им ведь можно платить гроши, оставляя большую часть фонда заработной платы себе любимым. И возмущаться, протестовать, тем более, выходить на демонстрации они не станут.

Один по-русски едва понимает, у другого документы не в порядке, и так далее.

Вот только хочется верить, что между конторой под названием ГБУ «Жилищник» и администрацией президента все-таки есть некоторая разница. Во всяком случае, должна быть.

Тут ведь одним только высказанным социологам желанием дело не ограничивается. С 2014 года из России уехал без малого десяток лично мне знакомых. Большинство из младшего поколения — от 35 до 40. Все — без намерений когда-нибудь вернуться. Исследования, проведенные не только импортным Gallup, отечественными социологическими институтами тоже, подтверждают тенденцию. Стало быть, проблема существует, и весьма серьезная. Разного рода ограничения, в частности, для молодых ученых, о которых время от времени поговаривают депутаты Государственной Думы, эту проблему не решат.

Если уж в советское время, когда выезд из страны был фактически под запретом, люди все равно уезжали, что называется, правдами и неправдами, теперь-то уж тем более.

Конечно, и тут кремлевских чиновников понять нетрудно. Признание, что такая проблема существует, само по себе будет означать, пусть и косвенное, признание еще одного результата двух десятилетий натужного вставания с колен и восстановления былого величия державы. Что, разумеется, не так-то легко. Куда проще снова отговориться Америкой.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно