Павел Широв: Провокация

Никакой это не casus belli. Якобы диверсанты, якобы пойманные при попытке проникнуть через границу, продемонстрировали телезрителям только оперативность российских спецслужб и коварство официального Киева. Диверсанты – еще не повод для войны. Вот диверсия – совсем другое дело. Но диверсии не случилось, скорее всего потому, что и не должно было случиться. Есть, конечно, вероятность, что участники боев на Донбассе решили в какой-то момент заняться самодеятельностью, но такая вероятность крайне мала. Еще труднее представить, что украинские спецслужбы воспользовались для своих целей людьми, пусть и с некоторым боевым опытом, но явно недостаточным для скрытного проникновения на вражескую территорию и проведения там диверсионных операций. 

И даже «признательные показания» ничего не значат. Сколько раз такое случалось. Отрапортовала полиция о задержании банды грабителей, долгое время терроризировавшей жителей какого-нибудь поселка, задержанные во всем сознались, а потом выяснилось, что никакие они не грабители, обычные подростки немного перебрали горячительного и оказались не в то время не в том месте.

Иной после некоторого, умело проведенного, внушения действием и в убийстве Кеннеди признается, даже если понятия не имеет, кто такой Кеннеди.

С самого начала вокруг этой истории было слишком много тумана. Сообщение о перестрелке на границе между Крымом и континентальной Украиной пришло 7 августа. В течение последующих трех дней никакой дополнительной информации не поступало. Потом информация пошла, что называется, непрерывным потоком, включая, как однажды выразился по совсем другому поводу Владимир Путин, имена, явки, разве только не пароли. Оказалось, что перестрелка случилась как раз по ходу задержания диверсантов, в перестрелке погибли российские военнослужащие, диверсанты имели при себе массу оружия, да еще и прорыв через границу осуществляли при поддержке украинской артиллерии. 

Совершенно понятно, настоящие диверсанты никогда так не делают.

Настоящие диверсанты стараются проникнуть как можно более скрытно: маскируются под гражданских, едут по одиночке, оружие, взрывчатку и прочие необходимые материалы перевозят мелкими партиями. И уж конечно отправившее их на задание командование даже не подумает оказать огневую поддержку. Артиллерийская канонада привлечет внимание, заставит противника насторожиться. Для диверсии это будет означать провал. Красный командарм Фрунзе никакого военного образования не имел, но и тот форсировал Сиваш ночью, без артподготовки, обнаружив присутствие своих войск только уже в непосредственной близости от аванпостов армии Врангеля. Конечно, ту операцию 1920 года планировал не сам Фрунзе, этим занимались бывшие полковники генерального штаба императорской армии, но командарм согласился, понимая, что иначе ему в Крым не прорваться.

С точки зрения российских властей, Крым – такая же территория России, как Воронежская область. Любой гражданин Украины, включая Евгения Панова из Энергодара Запорожской области, может въехать туда совершенно легально, только предъявив свой паспорт. Еще один задержанный «диверсант» и вовсе житель Крыма, то есть имеет российский паспорт, во всяком случае, мог такой получить. Ему тем более не было нужды идти путем легендарного командарма.

Иными словами, все это слишком похоже на постановку, причем не очень умелую, будто поставленную на сцене сельского дома культуры.

Такую, может быть, даже и не в Москве планировали, а в самом Крыму, и не опытные специалисты, а местные, в звании не выше подполковника. Им приказали сделать что-нибудь, чтобы погромче, они и сделали, как сумели.

Все это означает, что цель состояла не в том, чтобы получить повод для наступления на Мариуполь или иных полномасштабных военных действий.

Наиболее вероятной представляется версия о том, что события в Крыму, равно как и покушение на лидера так называемой «Луганской народной республики» Игоря Плотницкого 6 августа (как раз накануне «прорыва диверсантов»), имели целью сорвать очередные переговоры «нормандской четверки».

«Нормандский формат» давно перестал устраивать Москву, как и Минские соглашения, ставшие результатом переговоров в таком формате. Выполнять эти соглашения, прежде всего в части передачи внешней границы Украины на территории «народных республик» под контроль украинской пограничной службы, Путин явно не собирается. В его интересах сохранять очаг напряженности на Востоке Украины как можно дольше. С другой стороны, необходимо добиться если не отмены, то хотя бы смягчения экономических санкций, от которых Россия несет слишком большие потери. Ради такого очень даже неплохо представить Россию пострадавшей стороной, чуть ли не жертвой агрессии.

Заодно выставить украинские власти террористами, с которыми, как известно, переговоры не ведут.

Недаром российский президент употребил именно это слово в своем заявлении от 10 августа.      

Теперь, даже если встреча «четверки» и состоится в рамках сентябрьского саммита G20, никакого разговора, кроме взаимного обмена обвинениями, там не будет. А что дальше, вполне возможно, не знает и сам Путин. Давно отмечено, что он весьма неплохой тактик, но зачастую оказывается совсем никудышным стратегом. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить