Павел Широв: посидели втроем

Российский президент Владимир Путин в начале недели покинул свой «бункер», чтобы впервые за последние более чем полгода провести в Кремле встречу с иностранными коллегами. Коллеги, надо сказать, тоже встречались друг с другом впервые за еще более долгий период, и этой встрече предшествовала череда событий, по состоянию, во всяком случае, на сегодняшний день, перекроившая географическую карту целого региона. А уж за одним столом президент Азербайджана Ильхам Алиев и премьер-министр Армении Никол Пашинян не сидели прежде так близко, кажется, вообще никогда.

Историчность события подчеркивало и место встречи. Все происходило в так называемом Представительском кабинете Сенатского дворца Кремля – официальной рабочей резиденции главы российского государства с того самого момента, когда в марте 1918 года большевики перенесли столицу из Петрограда в Москву. В середине 90-х дворец капитально отремонтировали и частично перестроили внутри. Восстановили интерьеры, спроектированные еще строителем дворца Матвеем Казаковым и утраченные в советский период. Даже кое-что добавили. В частности, Представительский кабинет, так же именуемый Овальным залом, украсили статуями российских императоров.

Сидя под одним из таких изваяний – императора Александра II – Путин и принимал гостей, которые, как утверждает газета «Коммерсант», перед поездкой в Москву целых две недели находились под пристальным наблюдением российских врачей, специально по такому случаю командированных в Ереван и Баку. Официально эту версию кремлевская пресс-служба не подтвердила. Однако, судя по распространенным позднее видеокадрам, Путин поздоровался с гостями за руку, и даже обнял обоих, надо полагать, не имея оснований опасаться последствий столь близкого контакта. Кроме того, все трое были без индивидуальных средств защиты, то есть, без масок. Само собой, напрашивалось предположение, что завершиться все должно принятием каких-то, весьма важных решений и подписанием столь же важных документов, предопределяющих дальнейшее развитие отношения между странами, последние тридцать лет находившихся, по сути, в состоянии войны.

К немалому удивлению наблюдателей ничего такого не произошло. После переговоров, продолжавшихся около четырех часов, было подписано лишь совместное заявление о создании рабочей группы, которой предстоит подготовить «перечень и график реализации мероприятий, предполагающих восстановление и сооружение новых объектов транспортной инфраструктуры, необходимых для организации, выполнения и обеспечения безопасности международных перевозок, осуществляемых через Азербайджанскую Республику и Республику Армения». Иными словами, речь идет только о возобновлении транспортного сообщения между Арменией и Азербайджаном и транзитных перевозок через оба государства. Такой документ вполне можно было согласовать и подписать дистанционно, подобно тому, как в ноябре минувшего года было согласовано и подписано куда более важное соглашение, завершившее кровавый военный конфликт.

Совсем не исключено, первоначально планировалось закончить встречу в Кремле несколько иначе. Или, по крайней мере, обсудить и другие, более существенные вопросы. Не даром же в своем вступительном слове Никол Пашинян упомянул статус Нагорного Карабаха. Но что-то пошло не так. С самого ли начала, уже в ходе переговоров, по какой причине, и что именно, осталось за закрытыми дверями. По некоторым сведениям, все же просочившимся в прессу, господин Пашинян вообще не был настроен подписывать какие-либо совместные документы, что само по себе вызывало вопрос: зачем он тогда вообще согласился приехать в Москву.

С другой стороны, его заявление для прессы по итогам переговоров показывало явное недовольство результатами. В частности, Пашинян особо подчеркнул, что карабахский конфликт в целом так и остался неурегулированным. Не удалось решить «множество существенных вопросов, в том числе, по обмену военнопленными». Высказанную им потом отдельную благодарность в адрес Владимира Путина «за его вклад в разрешение конфликта», скорее следует считать дипломатической вежливостью. Очень похоже, премьер-министр Армении рассчитывал получить в Москве что-то более важное, чем разблокирование транспортных артерий.

При том, что Армения выигрывает тут значительно меньше, чем Азербайджан. Ведь речь прежде всего идет о восстановлении наземных путей, связывающих Баку с Нахичеванской автономией, отрезанной от основной территории Азербайджана территорией Армении. В течение последних трех десятилетий какое-либо сообщение с этим регионом было возможно только по воздуху, либо окружным путем через территорию Ирана. Кроме того, именно в Нахичеванской автономии имеется небольшой по протяженности участок совместной границы Азербайджана с Турцией. Пока Нахичевань оставалась отрезанной от основной территории страны, прямые сухопутные перевозки между двумя странами оставались невозможными.

Разумеется, о скором возобновлении сообщения между Баку и Нахичеванью, а равно и транзитных перевозок из Турции в Азербайджан и наоборот говорить не приходится. Автомагистраль, связывающая две части Азербайджана, на значительном протяжении, вблизи границы с Арменией, существует лишь на карте. Железная дорога, по большей части, и вовсе разобрана. Все это потребуется даже не восстанавливать, скорее, строить заново, на что нужны немалые средства. Такие средства вполне может найти Азербайджан. Найдет и Турция, в неменьшей степени заинтересованная получить еще один прямой выход на побережье Каспийского моря. Несомненно, определенную выгоду рассчитывает получить Россия. Трудно представить себе Путина, рискуя здоровьем прикладывающего столько усилий для решения транспортной проблемы в интересах Баку и Анкары. Вот что получит Армения, совершенно не ясно.

Отсюда, по-видимому, и недовольство господина Пашиняна, возможно, полагавшего, что транзитный коридор удастся обменять на более или менее определенный и устраивающий Ереван статус Нагорного Карабаха. Между тем статус этот в очередной раз остался за рамками переговоров. Обсуждать этот вопрос Ильхам Алиев очевидно даже не собирался. Для него статус Карабаха и прежде был определен, а уж после осеннего блицкрига тем более никакому изменению не подлежит. Заявление российского посла по особым поручениям Игоря Попова, опубликованное в среду, в котором он отметил, что «Россия никогда не сводила урегулирование в Нагорном Карабахе лишь к возвращению Азербайджану семи районов региона, забыв вопрос о его статусе», так же можно счесть дипломатическим политесом. Давить в этом вопросе на Баку официальная Москва, похоже, не собирается. Во всяком случае, пока. Зато остался вполне удовлетворенным Реджеп Эрдоган, которого в тот же день Путин проинформировал об итогах трехсторонних переговоров.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить