Павел Широв: похмелье после свадьбы

Министр иностранных дел Австрии Карин Кнайсль отменила свой визит в Москву, намеченный на 2 декабря. Причиной стал шпионский скандал, разразившийся в конце минувшей недели.

В пятницу, 9 ноября, австрийская газета Kronen Zeitung со ссылкой на военное ведомство страны сообщила о разоблачении завербованного российскими спецслужбами полковника австрийской армии. Имя агента не называют, сообщается только, что ему 70 лет и сейчас он уже находится в отставке. Однако, как пишет газета, «последние пять лет мог до последнего раскрывать информацию».

До сих пор Австрия оставалась чуть ли не единственным членом Евросоюза, благожелательно расположенным к России. Официальная Вена не поддержала санкции, введенные по инициативе Британии после покушение на Сергея Скрипаля. Двусторонние отношения были не просто дружескими. В них, можно сказать, наблюдалось даже что-то интимное.

Так, минувшим летом российский президент Владимир Путин в качестве почетного гостя присутствовал на свадьбе той самой Карин Кнайсль. Немного опоздал к началу, как это у него водится, но успел постоять рядом с новобрачными во время церемонии, а потом и станцевать с невестой, которой преподнес пышный букет цветов, старинную маслобойку и тульский самовар. И все это под аккомпанемент Кубанского казачьего хора, специально по такому случаю, прервавшему свои выступления на родной земле.

Не очень понятно, зачем было тащить с собой этот самый хор. Ну да ладно, музыкальные пристрастия у каждого свои. В репортаже телеканала НТВ об этом событии говорилось, что Путин находился «в изумительном настроении». Говорил тост по-немецки, а потом крикнул по-русски «Горько!». В русском языке есть такое выражение «пьян до изумления», хотя, вероятно, к данному случаю это не относится. Но вот пристрастие российского президента к выстраиванию подобного рода личностных отношений со своими зарубежными партнерами столь же известно, как и его привычка всюду опаздывать.

Поневоле начинаешь думать, что он берет пример с европейских монархов, когда-то даже официальные послания друг другу начинавших словами: «Государь, брат мой». И такое кажется вполне возможным. В своих внешнеполитических методах современная Россия от той эпохи не так уж далеко ушла. Другое дело, что эти методы уже больше века как не приняты и не работают, но в Москве этого то ли не замечают, то ли стараются не замечать.

Непосредственный начальник новобрачной, австрийский канцлер Себастьян Курц потом говорил в интервью, что визит Путина на свадьбу его подчиненной «никак не повлиял» на межгосударственные отношения. «Наши отношения с Россией понятны, наше позиционирование внутри Европейского союза также понятно», — сказал тогда канцлер, что, впрочем, выглядело как попытка оправдаться. Глава военного ведомства Австрии Марио Кунасек, со своей стороны, заявил, что для его родной Штирии, где проходила свадебная церемония, приезд российского президента стал «грандиозным днем».

Интересно, какие чувства испытал герр Кунасек, узнав о русском шпионе в собственном ведомстве, и какими словами он при этом выражался, хотя вряд ли это когда-нибудь станет достоянием общественности. Однако в том, что и он сам, и вся австрийская политическая верхушка испытала состояние, близкое к шоку, сомневаться не приходится. «Этот случай является неприемлемым вмешательством во внутренние дела. Мы ожидаем при расследовании этого дела полного сотрудничества российской стороны», — заявила Карин Кнайсль по итогам телефонных переговоров с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым.

Разговор состоялся уже после того, как Лавров осудил австрийские власти за, как он выразился, «мегафонную дипломатию». Видимо, утечка шпионской истории в прессу вызвала недовольство Москвы. Вместо того чтобы разобраться во всем тихо, в кулуарах, так сказать, по понятиям, в Вене предали случившееся огласке, после чего ни о каких кулуарных договоренностях речи быть уже не могло, даже если бы австрийцы и захотели. По-видимому, привычка, действительно, — вторая натура.

Что еще любопытно в этой истории, о завербованном российскими спецслужбами офицере австрийцы узнали не сами, а по наводке одной «дружественной службы», которой, как предполагает Deutsche Welle, была военная контрразведка Германии. Конечно, тут нельзя ничего утверждать, но не исключено, это был своего рода намек: мечтали сохранить особые отношения с Москвой, так вот вам о ваших друзьях нечто такое, что вы наверняка хотели бы знать, да боялись спросить.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно